Культура
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Денисом Баглаем
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Денисом Баглаем

Ведущая рубрики «КиноБизнес изнутри» Рената Пиотровски поговорила с генеральным директором «Арт Пикчерс Студии» Денисом Баглаем о самоизоляции, «карантинных» проблемах отрасли, антикризисном менеджменте и… караоке.

Серьезная поддержка — и никаких глобальных ограничений

Год назад в компании произошли большие изменения. Соучредителем «Арт Пикчерс Студии» стала «Национальная медиа группа». Благодаря такому гиганту как «НМГ», на мой взгляд, нам стало гораздо легче планировать производство, выпускать фильмы, чувствуя поддержку такого огромного медиа-холдинга. За довольно короткое время сделано и выпущено в прокат уже несколько больших проектов. Многие боятся, что, когда большая компания входит в учредители, станет крайне сложно что-то оперативно решить, согласовать, запустить новое направление, новый проект. Ты не можешь сделать ни одного шага самостоятельно. Но если на сегодняшний день выстроена система, в которой Совет директоров принимает все стратегические решения, а дальше идет согласование уже внутри отделов, то все работает, как часы. Если есть какие-то разногласия на начальном этапе, то новое бессмысленно запускать, а если запустили — значит, все отлично и все обо всем договорились.

Не понимаем, что нас ждет

Я по-прежнему убежден, что кинобизнес — самый рискованный бизнес. И в сегодняшней обстановке, как и многие другие отрасли, кинопроизводство несет колоссальные убытки и практически «впереди планеты всей». Ресторанный, туристический бизнес и кино — вот, на мой взгляд, тройка «лидеров». Я имею в виду тех, кто непосредственно зависит от количества людей, которые в нашем случае придут, останутся и посмотрят фильм — и мы сейчас совершенно не понимаем, что нас ждет.

Рената Пиотровски

Завоюем китайский рынок

Иностранные продажи «Вторжения» на часть территорий откладываются — и это сильно меняет бизнес-модель, по которой мы жили. Часть доходов, и немалая, по фильму — это Китай: людей много, кинотеатров много, и всегда все кинопроизводители рассчитывают на то, что в конечном итоге наш контент там, пусть даже с какой-то цензурой, станет популярным. Все мы ждем, что новый российский проект «выстрелит» — и мы наконец-то завоюем китайский рынок. Но на сегодняшний день у нас, к сожалению, даже нет ответа от наших китайских партнеров. Все закрыто. Обычно мы стараемся на иностранные территории продать права на фильм пакетом: кинопрокат, интернет и ТВ. Но сейчас пока у нас есть предложение о покупке исключительно интернета, и оно нас до конца не устраивает: лучше позже, но постараться все же продать все права целиком. С остальными территориями тоже сложная ситуация: многие сделки так и не закрыты. Остается пока что ждать.

Будет провал

Как бы долго ни длился карантин, к его окончанию контента на какое-то время будет достаточно. Условно, представьте: 1 марта завершилось производство огромного количества фильмов, которые должны были, например, в течение того же месяца выйти в прокат. Вот их мы и увидим, и из них кинотеатры будут по окончании карантина выбирать. И сначала фильмов будет много. Будет борьба за выход на экраны. На сегодня огромные средства потрачены на производство контента, и все компании будут пытаться максимально быстро вернуть вложенные средства. А потом в какой-то момент российского контента не будет — будет провал, потому что прямо сейчас два, три, четыре, пять месяцев не будет съемок, и выпуск новых фильмов соответственно тоже отодвинется.

Запустим первый спутник

«Спутник» — совместный проект компаний «Водород», «Хайп Фильм», «НМГ-Студия», «СТС», «Арт Пикчерс» — должен был выйти в начале апреля в кинопрокат. Теперь его релиз состоялся онлайн на площадках «МореТВ» и Wink. Возможно, не зря фильм из «Пассажира» (рабочее название) переименовали в «Спутник» — может быть, мы запустим первый спутник, а затем всех будет уже не остановить! Сейчас на собственном примере поймем, как работает прокат в онлайне. Переформатировать и изменить привычную систему выпуска фильма — дело очень сложное, но главное — принять решение, именно математическое решение. Да и новое — всегда трудное и неизведанное. Но сидеть с готовым фильмом минимум полгода, на мой взгляд, неправильно, и последующий выпуск картины одновременно с несметным количеством релизов потребует гораздо больших вложений — ты должен будешь потратить гораздо больше на рекламу, чтобы в той суматохе, которая будет в конце года, тебя заметили. Если бы «Спутник» был такой же масштабный проект, как «Вторжение» или «Лед», мы бы, конечно, еще несколько раз все продумали, просчитали, выпускать ли его только онлайн. Цифры бы, наверное, не складывались. Но здесь все-таки гораздо меньше бюджет самого фильма. И общие онлайн-просмотры за последний месяц выросли примерно на 40%, то есть серьезно выросло и количество людей, которые смогут посмотреть фильм на платформе.

Денис Баглай

Мы будем первопроходцами — и за нами пойдут

Как понять, сколько мы заработали в онлайне? Между продюсерскими компаниями и платформами существует строгая отчетность: ты четко понимаешь, сколько у тебя просмотров было, сколько денег заработано. Но ни я, ни кто-то другой не имеет права разглашать информацию по контракту с площадкой, потому что у всех индивидуальные условия. Кинопрокат работает по общепринятой формуле: 50% кинотеатру, а продюсеру — остаток за минусом затрат на продвижение и рекламу, вознаграждение дистрибьютора и т.д. В любом случае, мы надеемся, что выпуск фильма онлайн себя оправдает. Но важнее другое: мы будем первопроходцами — и за нами, мы надеемся, пойдут и другие компании. Например, у Анны Меликян 30 апреля тоже в онлайне выходит фильм — вместе с «Кинопоиском».

«Спутник» участвует в фестивале «Трайбека»

«Спутник» участвует в фестивале «Трайбека» в Нью-Йорке: мы подали заявку, нас пригласили участвовать в конкурсе — и мы подгадывали выход фильма прямо под окончание фестиваля. Если фильм будет замечен на «Трайбеке», это очень поможет иностранным продажам. И в то же время прокат в России не откладывается из-за фестиваля, как это обычно бывает: я по-прежнему убежден, что фестивальный прокат, когда на экраны фильм в итоге выходит на полгода позже — это часто убыточная история.

Спасибо им большое

В «Спутнике» часть финансирования — это Фонд кино. И так же, как и по любому другому проекту, который поддерживается государством, мы должны по нему отчитываться. К счастью, и Министерство культуры, и Фонд кино идут «в ногу с коронавирусом» и со временем. Они понимают, что правила меняются. Раньше, чтобы отчитаться, ты должен был выпустить фильм в кинотеатрах, и его должно было посмотреть определенное количество людей. Теперь фильм выходит онлайн. И я очень надеюсь, что количество просмотров в интернете будет в какой-то пропорции приравнено к тому количеству людей, которые посмотрели бы фильм в кинотеатре. Фильм сделан — и мы его выпускаем в те сроки, которые были заявлены. Ольга Борисовна Любимова, новый министр культуры РФ, вступила в должность в очень сложное время. Но, прежде чем стать министром, она проработала директором Департамента кино в Минкульте полтора года и абсолютно четко понимает все потребности отрасли — а вместе с тем и весь тот ужас, который происходит сейчас в киноиндустрии в целом. Как вы знаете, министр культуры обратилась к главе Минэкономразвития РФ с просьбой включить в список отдельных сфер деятельности, больше всего пострадавших из-за карантина, производство кинофильмов. И так же действует Фонд кино. Спасибо им большое за это.

Денис Баглай

Актер — важнейшая составляющая коммерческого успеха фильма

Подача новых проектов в Фонд кино перенесена на май. Вопрос именно технический — как это правильно сделать, чтобы соблюсти все регламенты, потому что Фонд кино все-таки не частная компания. Учредитель Фонда — Правительство РФ. Так что любые изменения требуют соблюдения определенных процедур, и все это понимают. Пока что достигнуты предварительные договоренности о проведении конкурса и защите проектов онлайн. Мы планируем подавать один проект — но пока решаем, какой именно, все зависит от занятости актеров. Актерский состав — одна из важнейших составляющих коммерческого успеха фильма. Но заявить актеров — это одно, а вот начать съемки — совсем другое, и сейчас никто не понимает, когда можно будет выйти на площадку. Топовый сезон для съемок — это, конечно, май-сентябрь, но еще необходимо как минимум два-три месяца на подготовку. Вот и считайте, успеем ли мы в этом году что-то начать снимать…

Будет скандал

У многих продюсерских кинокомпаний на сегодня проблемы с выплатами от некоторых киносетей: я сейчас имею в виду те деньги, которые были заработаны еще до карантина. И эти киносети пытаются все проблемы списать на введенные ограничения. У нас, например, проблема с получением и по «Вторжению», и по «Льду». «Вторжение» выпускалось задолго до коронавирусной самоизоляции, у «Льда-2» прокат тоже уже заканчивался, когда начинались проблемы: первое закрытие кинотеатров было 15 марта, а фильм вышел 14 февраля, и весь бокс-офис был собран, если открыть ЕАИС, до 1 марта. И наша компания не одна в таком положении. Все хотят договориться, но с этими конкретными сетями наверное дело дойдет до скандала и в конечном итоге, к сожалению, до суда. Чтобы до конца правильно понять, что я имею ввиду, представьте, что вы пришли в кино, заплатили условные 100 рублей за билет. 50 рублей из этих денег принадлежат кинотеатру или киносети, а 50 рублей принадлежат дистрибьютору. Дистрибьютор из этих 50 рублей забирает свое вознаграждение, а остальное перечисляет продюсеру, и тот в свою очередь расплачивается со всеми остальными. Но вдруг тебе говорят: денег нет! То есть получается, что некоторые киносети забрали и свои 50 рублей, и чужие 50 рублей. Кинотеатры, кинопроизводящие компании, дистрибьюторы — это одна киноотрасль, в которой все друг друга знают, уважают, поддерживают. И сейчас отношения с некоторыми из них под угрозой.

Рената Пиотровски

Здоровье людей превыше всего

Как живется на удаленке? Отлично, но сложно! На сегодняшний день у меня есть четкое понимание, что мне не нужен офис. Не в смысле не нужен совсем. Понятно, что ты не можешь глобально отказаться от всего и всю оставшуюся жизнь работать из дома, но при этом нам правда нужно минимальное количество кабинетов. «Арт Пикчерс» одной из первых ушла на удаленку. Мы с Федором Сергеевичем приняли это решение за пять минут еще 12 марта. Тогда еще никто об этом не думал. Когда у тебя есть коллектив людей, за который ты отвечаешь, то здоровье этих людей превыше всего. Мы ушли на удаленку, чтобы потом не кусать локти, что мы опоздали на два-три дня, что сидели и ждали до упора. И этот переход произошел довольно легко. Вот приблизительно наш идеальный офис: кабинеты бухгалтерии и юристов (потому что надо где-то хранить документацию) и еще два-три кабинета, где можно разместиться всем тем, кто требуется в офисе, а большая часть людей может остаться дома. Например, отдел дистрибуции — это телефонные переговоры и переписка в почте с партнерами. У меня нет задачи посадить человека с 10 до 19 в офисе — важен финальный результат. Поэтому если сотруднику удобнее работать из дома, но при этом приезжать в офис на какие-то совещания или встречи 2-3 раза в неделю, нет проблем, для этого можно арендовать переговорки или коворкинги. Это — наша новая реальность.

Денис Баглай

Ты получал 100 рублей, а теперь будешь получать 50

Увольнений у нас не было, ни одного. Есть подушка безопасности по фонду заработной платы: на некоторое время ее хватит. Дальше надо будет что-то придумывать. Но работодатель не может просто прийти и сказать человеку: «Слушай, ты получал 100 рублей, а теперь будешь получать 50». У нас в государстве каждый работник защищен, и невозможно уволить кого-то просто так. Да и не хочется этого делать, ты всегда пытаешься договориться. Мне кажется, в нормальном коллективе каждый человек — антикризисный менеджер, и кризис можно пройти всем коллективом абсолютно без всяких потерь. Люди входят в положение, даже не надо объяснять, они и сами понимают, что сегодня происходит. И это огромный плюс.

Zoom всем нам в помощь

Zoom всем нам в помощь. Всей стране в помощь. Всему миру. Вчера или позавчера у меня было 11 конференций: я в 10 утра включил Zoom и в 9 вечера его выключил. А в обычном рабочем графике на эти 11 встреч потратишь минимум три дня: в среднем ты час тратишь на дорогу на работу, час обратно, две-три встречи в офисе, а дальше тебе надо еще и передвигаться по Москве. А так ты быстрее и эффективнее решаешь вопросы, которые раньше требовали больше времени. Но это опять же зависит от каждой компании, и я сейчас не призываю всех уйти на удаленку. Да это и невозможно сделать. Например, для продакшен-компании это катастрофа — читки сценария, актерские пробы и тд. Но если будет необходимо, думаю, все подстроятся и придумают выход из положения. Плюс в сегодняшних условиях скан документа имеет юридическую силу: потом мы все выйдем на работу и обменяемся оригиналами. Да, курьеры работают, но отправить курьера — это заставить человека ехать в метро, на машине, на велосипеде. Если кто-то заболеет, ты потом этого просто себе не простишь. Зачем рисковать, если можно спокойно нажать на кнопку, распечатать, поставить печать, подписать и отправить документ. Уже полстраны так делает.

Денис Баглай

Если нас услышат

Чтобы кинокомпания могла рассчитывать и получить помощь государства, она должна считаться малым или средним бизнесом. Мы проходим по всем показателям, кроме одного. В учредителях — юрлицо с владением 50%. Бац! И ты уже не МСП. Это большая проблема, и мы не одни такие. Огромное количество компаний, и не только в кинопроизводстве, у которых учредители — юридические лица. Если это поменяют, то это огромный плюс для выживания в сегодняшних условиях. Возможность взять беспроцентный кредит на выплату зарплаты и какие-то сопутствующие вещи — это способ выжить. Если данное положение смогут изменить, то мы можем претендовать и на снижение страховых взносов на 15% по зарплате.

Есть надежда

Основной проблемой после карантина будет перезапуск кинопроизводства: мы, возможно, в какой-то момент откатимся лет на 15 назад. Будет огромное количество иностранного контента, который заполнит кинотеатры, онлайн-платформы, ТВ. В начале двухтысячных доля российского кино составляла на наших экранах минимальный процент. Если все продакшены запустят производство сразу, как только все закончится и как только им разрешат выйти на съемочную площадку, и при этом девелопмент будет уже сделан, Фонд кино уже все пройдут и все будут понимать, кто получил господдержку, а кто не получил, то есть шанс, что доля российского кино не упадет. Да, немножко просядет, но довольно быстро восстановится. В прошлом году она составляла 27%. Согласитесь, жалко потерять то, что так долго на протяжении многих лет строилось.

Денис Баглай

Всем тяжело

В самом тяжелом положении те, кто застрял в середине съемочного процесса. Этим компаниям в первую очередь нужна поддержка, им должны пойти навстречу и Министерство культуры, и Фонд кино. Если у тебя в проекте есть частные инвестиции — то ты либо договоришься, либо не договоришься с инвестором. Незапущенные проекты, по которым только были достигнуты договоренности, тоже сейчас все отложены на неопределенный срок. Инвестор, который готов был вложить деньги, возможно, потратит их теперь на поддержку собственной компании. Кинотеатры тоже окажутся в тяжелом положении: какая-то часть аудитории точно «отвалится». Многие и раньше переходили в онлайн, но при этом дети подрастали — и они хотели пойти в кино. И за последние 5-6 лет киноходящая аудитория не изменилась, она как была в среднем в квартал 12-13 миллионов человек (не считая Нового года), так и осталась. Но теперь часть людей будет просто бояться ходить в кинотеатры, и процентов 10-15 аудитории уйдет в первые полгода после карантина. Когда в Китае открылись кинотеатры, посещаемость была два человека на сеанс.

А кто у вас готовит?

Карантин — отличная возможность прокачать свои кулинарные навыки. Отрепетировать разные соусы к макаронам, например. Благо макарон у всех много. Запас есть! После карантина половина из нас захочет открыть ресторан и начать там готовить! Такой маленький домашний ресторан. «А кто у вас готовит?» — «Да я сам и готовлю». (Смеется.) При этом есть сопутствующая проблема, которую очень точно (и грубо) сформулировала моя знакомая: «Мир катится…, а я — к ста килограммам». Так что, возможно, будет проблема протиснуться в дверь!

Рената Пиотровски

Пока все идет нормально

На карантине можно сойти с ума. Было какое-то исследование на тему того, сколько человек может находиться в четырех стенах. Вот в Италии или в Испании муж чуть не убил жену компьютером — и честно потом признался, что он дошел до ручки, сидя дома. К счастью, мы можем выходить хоть ненадолго, можем даже съездить куда-то по пропуску, если есть необходимость. А если выходить будет вообще нельзя? Но в целом «пока все идет нормально», — подумал человек, выпрыгнувший с 12 этажа и летящий мимо 7-го. Главное, не паниковать и сохранять спокойствие.

И споют!

Когда закончится самоизоляция, первым делом я пойду в караоке! (Смеется.) Я не пою, но жена — да, у нас есть огромное количество близких друзей, кто поет. Когда все нормализуется, я думаю, все с радостью друг друга увидят — и споют вместе! Живое общение ничем заменить невозможно. В этом мир не изменится. Хотя многие люди пересмотрят свой образ жизни и восприятие мира, мы начнем ценить то, о чем раньше даже не задумывались. Оказывается, что это просто счастье — сесть в машину и просто куда-то поехать.

Денис Баглай

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику
Фото: Александр Толстов, личный архив Дениса Баглая

27 апреля 2020
Рената Пиотровски для раздела Культура