Психология

Неравный брак: почему успех и статус женщины по-прежнему определяют исключительно по ее мужчине, а патриархальные предрассудки неистребимы?

Неравный брак: почему успех и статус женщины по-прежнему определяют исключительно по ее мужчине, а патриархальные предрассудки неистребимы?

Мы так хорошо научились говорить о равноправии полов. С такой гордостью отмечаем все новые и новые примеры женской состоятельности на прежде исключительно мужском поле.

Но есть тихая заводь, в которой патриархальные предрассудки неистребимы. Это брак.

Истории современных Золушек — женщин, которых берут в жены принцы, олигархи и высокопоставленные чиновники, — вызывают у нас пусть не всегда чистый, но совершенно детский восторг. А вот когда «статусная» женщина выходит замуж за мужчину, уступающего ей по социальному и финансовому положению, мы моментально обнуляем все свои прекраснодушные новенькие и чистенькие представления о равенстве полов. Я знаю не один случай не «классического», а как бы «гендерного» мезальянса: женщина играет первую скрипку, вступая в отношения с менее успешным (часто — более молодым) мужчиной. И все эти случаи обобщает одно: чудовищное давление социума.

Почитайте хотя бы обсуждение свадьбы Светланы Рудской-Бондарчук — в наши такие прогрессивные, свободные от устаревших стереотипов времена. Муж Светланы моложе, но это еще полбеды. Он, видите ли, беднее. А ничего, что он никому не обязан докладывать, как на самом деле у него обстоят дела с карьерой, финансами, успехами и амбициями? При этом все твердо уверены, что сама Светлана — в полном шоколаде, незыблемая королева гламура, навеки осененная знаменитой фамилией. Выносят вердикт: она — богатая, он — бедный, он до нее не дотягивает, а она до него снизошла. Уронила себя, буквально. Я не верю своим глазам. Взрослые люди, предельно далекие от героев своих дискуссий, всерьез занимаются подсчетами, измерениями, сравнениями. Рисуют прискорбные перспективы.

View this post on Instagram

После того, как мне раз десять задали в директ вопрос: «зачем на ваш взгляд, Оксана, жениться?», я сама задумалась, а действительно — зачем? Спросила Сашу. Он сначала отшутился и сказал, что брак — предприятие сомнительное. На мой закономерный вопрос «зачем же ты это делал три раза?», ответил: «а я люблю сомнительные предприятия», но потом сказал, что это — показатель серьезного отношения к женщине. Для меня, я бы сказала, — это дань традиции, а я искренне считаю, что традиции важны. Мы все отмечаем дни рождения, Новый год, празднуем заключение контрактов, выход на новую работу или уход на пенсию. Это важно для нашей психики — знать, что некий рубеж пройден, заканчивается один этап жизни и начинается другой. На мой взгляд, не жениться, если вы больше года вместе, — это зависнуть в неопределенности, которая хороша и будоражит вначале отношений, а потом неизбежно начинает напрягать, потому что всем нужна стабильность. Мне кажется, что если мужчина не хочет жениться, —это просто значит, что он до конца не решил, хочет ли он на самом деле быть с этой женщиной. А у вас какие варианты?

A post shared by Oxana Lavrentieva (@olololnew) on

Нечто подобное происходило, когда Ксения Собчак вышла замуж за Максима Виторгана, а потом — за Константина Богомолова. И когда Оксана Лаврентьева вышла замуж за Александра Цыпкина. Никого при этом не волновали всякие там мелочи вроде того, что Виторган — успешный актер, Богомолов — блестящий режиссер, а Цыпкин — талантливый писатель. И что никто из них до этого брака, прямо скажем, не бедствовал, пусть и не имел собственных яхт и самолетов (а им точно нужны были яхта и самолет?).

Что говорят все эти дискуссии о нас как об обществе?

Речь даже не о пошлости сладострастных обсуждений, отдающих лакейскими сплетнями в людской. И не о вульгарности подсчетов чужих денег: это, в конце концов, неизбежный бич любого публичного человека. Мы, получается, по сей день, в XXI веке определяем успех и статус женщины исключительно по ее мужчине.

Если задуматься, известные женщины в отношениях всегда обречены на осуждение. Связалась с богатым и влиятельным мужчиной? Содержанка. Мужчина так себе, обычный? Завела альфонса, не нашла никого лучше. Неудачница. Жила с богатым, потом скатилась до бедного? Ну, это вообще запредельное оскорбление общественности. И неважно, что ей не нужны бриллианты и особняки; что вообще-то она, возможно, прожила настоящую эмоциональную эволюцию. Любовь? Нет, не слышали. Вернее, слышали: ее же бедные придумали, чтобы не платить.

Неравный брак: почему успех и статус женщины по-прежнему определяют исключительно по ее мужчине, а патриархальные предрассудки неистребимы?

Что могло бы удовлетворить нас — самоназначенных прокуроров? Если «статусная» женщина не ушла в монастырь, не заперлась в доме, перебирая старые фотографии, не досталась, как трофей, олигарху — то пусть уж остается в гордом одиночестве и всю оставшуюся жизнь несет, как медаль, высокое звание экс-супруги кого-то правильного? А чего мы ждем от «бедного, но гордого» мужчины, который полюбил женщину, стоящую на более высокой социальной ступеньке? Он что должен сделать? Жертвенно отказаться от возможности быть с ней, потому что как бы недостоин? А кто сказал, что недостоин? Кто может это измерить, с чего, по какому праву? Два человека, которые хотят быть вместе, должны отказаться друг от друга только потому, что незнакомые люди в интернете считают это материально необоснованным?


Столько осуждающего злорадства и патетических утверждений о том, что для женщины «содержать» мужчину — это дно. А вот мужчина, который обеспечивает свою жену, — не дно, а в порядке вещей. Двойные стандарты в век феминизма!


А что такое, кстати, это презрительное «бедный»? Такое впечатление, будто наши героини подбирают каких-то клошаров под мостом, а не влюбляются в мужчин, которые вообще-то работают, зарабатывают и обеспечивают себя, пусть и не ворочая гигантскими добывающими компаниями.

Неравный брак: почему успех и статус женщины по-прежнему определяют исключительно по ее мужчине, а патриархальные предрассудки неистребимы?

«Ну-ну», — говорили мы, глядя, как в финале старого фильма «За бортом» карикатурно-гламурная героиня выбирает не миллионера, а плотника. Однако же так бывает. Нам бы просто порадоваться и поздравить. Но нет. Мы не простим, заподозрим подвох, накрутим бытовой конспирологии о тайных мотивах и будем сладко ждать провала: вот! Мы же говорили! (Что характерно: мы все это проделываем, когда за обсуждаемой женщиной больше не стоит мощная фигура защиты, и теперь, как говорила одна как раз очень обсуждаемая женщина, «она никто, ее можно»).

Мы с таким моральным превосходством осуждаем «содержанок», а на самом деле, выходит, смотрим на жизнь именно с их позиций, их глазами. А женщины, которые осмеливаются любить и заявлять о своей любви без оглядки на ресурс и статус, ломают стереотипы, игнорируют предрассудки и утверждают свое право на выбор. И, как говорилось в хорошем старом фильме, может, это и не подвиг, но нечто героическое в этом есть.

09 сентября 2020
Люция Сулейманова для раздела Психология