Культура

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с продюсерами сериала «Псих» Сергеем Бондарчуком и Алексеем Киселевым

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с продюсерами сериала «Псих» Сергеем Бондарчуком и Алексеем Киселевым

Ведущая рубрики «КиноБизнес изнутри» Рената Пиотровски поговорила с продюсерами сериала «Псих» Сергеем Бондарчуком и Алексеем Киселевым о стандартах профессии, поиске себя и амбициозных планах изменить киноиндустрию.


О первых шагах в профессии и бурной молодости


Сергей Бондарчук: После школы я никуда не поступил. И вообще не понимал, чем хочу заниматься. Думал, что, наверное, надо поступать в какой-то звучный ВУЗ — но в итоге никуда не пошел. Это было совсем молодое, праздное и веселое время. Затем я, по совету Федора Сергеевича, поехал в США, где год отучился в лос-анджелесском филиале Нью-Йоркской Академии Киноискусства. Изучал продюсерское мастерство, но быстро понял, что мне пока далеко до Голливуда: не хватало полноценного знания языка, да и процесс кинопроизводства в России устроен по-другому. В итоге прилетел обратно в Москву и вынужден был в том или ином проявлении заниматься бизнесом, не связанным с кино. А параллельно понемногу началась моя актерская карьера.

Сергей Бондарчук

Алексей Киселев: Я учился в лондонской школе Миллфилд: попал туда в 1998 году вместе с первой «волной» русских. Учился вместе с Борей Ельциным-младшим, с Полиной Дерипаской и с Лешей Чубайсом. Вернулся я оттуда, потому что — не буду скрывать — меня выгнали. В Москве я поступил в РГГУ, но вскоре вернулся по семейным обстоятельствам в Лондон — теперь уже в Saint Martins, учиться на fashion-дизайнера и маркетинг. Там я и создал бренд одежды Kisa London, который показывался три-четыре сезона на Неделе моды в Лондоне.

Русские в Лондоне могут жить 20 лет и общаться только своим кругом, но я туда приехал, чтобы знакомиться с интересными людьми и довольно быстро обзавелся связями в fashion-кругах.

Но деньги в мой бренд — в совершенно сумасшедшую идею — вложили… родители! А еще мне повезло, и я познакомился и сильно подружился с потрясающей женщиной Карин Ройтфельд, которая на тот момент была главредом французского Vogue — она поверила в меня и сильно поддержала, это круто, когда тебе помогает такой человек. Я познакомился и подружился со многими топовыми моделями — от Наоми Кэмпбелл до Кейт Мосс, успел поработать с Эдвардом Эннинфулом (нынешний главред британского Vogue) и до сих пор дружу со многими из них. Мне было тогда всего 23 года. А в 2008 году случился кризис, родители не смогли меня больше поддерживать финансово — и огромное fashion-шоу к 10-летию русского Vogue, которое я планировал в Москве и которое должна была стилизовать Карин Ройтфельд, накрылось медным тазом — и я еще остался должен много денег. Мне потребовалось много времени и сил, чтобы отдать эти долги и сохранить репутацию. Но я их отдал. В общем, из Лондона я вернулся в Москву голодный, без денег, но безусловно с огромными связями. (Смеется.) И начался мой другой творческий поиск — поиск любимого дела, которым хочется заниматься. В тот момент я не делал ровным счетом ничего — только ходил в «Симачев». И так хорошо я ходил в «Симачев», так классно и весело тусовался, что это заметила компания «Гинза» — и предложила мне открыть свой бар.

Алексей Киселев, Рената Пиотровски и Сергей Бондарчук

Сергей Бондарчук: Мне кажется, кино — это просто любимое дело, которым мне очень нравится и хочется заниматься. Но любимое дело должно также приносить деньги, и они для нас — тоже мотивация.


Об актерском дебюте — и Kisa Bar


Сергей Бондарчук: Я знал, что рано или поздно начну плотно заниматься кино — но не ожидал, что после Лос-Анджелеса сразу попаду в актеры: моя первая роль — в «Сталинграде». Когда я приехал на свои первые пробы, мне было дико страшно. Для фотопроб меня переодели в военную форму, побрили, покрасили волосы в чуть более светлый оттенок. А потом были пробы с артистами — с Пореченковым и с Федоровым. Потом я снялся в «Воине», в «Чемпионе» и «Мертвом озере». И вот после «Мертвого озера» меня стали активно звать на пробы. Сначала я играл военных, спортсменов или бандитов, а недавно меня утвердили на главную роль совсем другого плана — так что дело пошло. Я начал ходить на пробы самостоятельно и гораздо чаще. Сейчас в работе — два сериала: для «ТНТ Премьер» и для «Окко». А одновременно начался и наш собственный сериальный продакшен. В одном из наших проектов, запланированных на следующий год, я даже сам сыграю.

Алексей Киселев: Компания «Гинза» предложила мне помещение, а я использовал свои связи — так мы создали Kisa Bar на месте ресторана «Твербуль». Я сделал все абсолютно в своем стиле — и это великолепно работало параллельно с «Симачевым», люди мотались из одного места в другое и обратно. Бар закрылся, когда вмешались владельцы помещения и предложили все сделать по-своему: я тогда просто снял свою вывеску — и они закрылись через месяц, потому что туда никто не ходил. В тот момент мой близкий друг Резо Гигинеишвили, с которым мы в школе сидели за одной партой, позвал работать в кинокомпанию «Небо»: там я пробыл три года, смотрел, учился у него, носил кофе и сделал несколько больших проектов. Мы даже взяли приз на «Кинотавре» с его фильмом «Заложники». Спасибо ему за тот опыт, что я у них получил! В какой-то момент я пошел своей дорогой, стал сам себе брендом, как это было в Лондоне, в Нью-Йорке, в Париже. И тут появляется Сергей Федорович с идеей сделать Kisa Bar заново. Хотя я не сразу принял эту идею.

Алексей Киселев
Сергей Бондарчук

Сергей Бондарчук: А я пришел, говорю: «Давай бизнес откроем, денег заработаем. Сейчас самое время, надо».

Алексей Киселев: В этот момент в Москве не было клубов: люди перестали куда-либо ходить, потому что все всем надоело, а никто ничего нового не предлагал. В маленьком «Симачеве» была своя классная тусовка — а у нас своя. Мы год искали — и, когда я делал корпоратив для Art Pictures, нашли помещения «Ванильного ниндзя», в котором я оставил немало здоровья. (Смеется.) Сначала нам говорили: «Ребят, на Рочдельскую никто не поедет!» Но в итоге все ездят.


О создании своей студии «Видеопрокат»


Сергей Бондарчук: История «Психа» началась с того, что Алексей предложил мне открыть киностудию: мы обсудили это в ресторане, созвонились с Федором Сергеевичем, рассказали ему про нашу затею, выслушали речь на тему того, что это большая ответственность и трудоемкий процесс — и все завертелось. Потом подключилась Паулина, которую наша идея очень вдохновила.

Сергей Бондарчук, Алексей Киселев, Рената Пиотровски

Мы стартовали вместе с Национальной Медиа Группой, с которой сотрудничаем по проектам для платформы more.tv — это очень важные для нас сериалы «Псих» и «Хэппи-энд», на которые мы делаем большую ставку. Прежде чем все это стало реальностью, мы прошли через огромное количество встреч и «защит» перед инвестиционным комитетом. А деньги сначала были только свои: к счастью, тогда уже работал бар. Мы оставались без зарплаты и вкладывали в студию. Первые наши два проекта — это не заработок, это деньги, которые нужны были, чтобы студия двигалась дальше. Мы проинвестировали энное количество сценариев и сделали флагманский проект с большими именами.


О работе с Федором Бондарчуком


Сергей Бондарчук: Когда появляется Федор Сергеевич — начинается магия кино, все воодушевляются.

Алексей Киселев: Полтора года назад, когда мы со своей идеей пришли к Федору Сергеевичу, он сел напротив и сказал: «Вот дверь, правила игры я вам озвучил, если не готовы — идите». Он был готов помочь и обучить — но разговор был жестким. И мы остались. К счастью, мы с Сережей наглые. Но только так и можно что-то менять и чего-то добиваться. И я нагло сейчас скажу, что сегодня мы действительно меняем индустрию. Когда появились платформы, огромные и привычные динозавры кинопроизводства, крутые продюсеры вдруг взяли и обнулились. Мы все обнулились.

Сергей Бондарчук и Федор Бондарчук
На съемках «Психа»

Я помню, как на каком-то обсуждении на «Кинотавре» среди важных людей и крутых продюсеров на какой-то вопрос все хором ответили: «А мы не знаем».

На съемках «Психа»

Сережин опыт за границей, мой опыт работы с иностранцами и какое-то, наверное, чувство стиля, дают свои плоды. И мы не только учимся сами, но учим актеров. Мэрил Стрип — с ее 28 номинациями на «Оскар» и 9 победами — не ведет себя на площадке так, как ведут себя некоторые наши актрисы, снявшиеся в двух фильмах. Она знает, что должна сыграть — а еще сделать все, чтобы потом еще и продать этот проект, поработать с продюсерами, чтобы те его продали. И эти правила мы интегрируем в наши первые проекты.

Сергей Бондарчук: Да, все играет роль: и все то, что мы с Лешей видели за границей, и все то, что мы видели на сетах у Федора Сергеевича, когда он снимал «Вторжение» и «Притяжение»… Кстати, наш старт как-то очень приятно совпал с большим количеством дебютов людей, которые уже давным-давно в бизнесе — кто-то открыл себя как артист, кто-то как продюсер, Федор Сергеевич вот дебютировал как режиссер сериала… И тут все сложилось, и все понимали ответственность друг перед другом, перед проектом, перед партнерами, перед заказчиком. И так мы единым организмом эту воду и взбаламутили.

Алексей Киселев: И на съемках с Федором Сергеевичем не расслабиться! Но, как мне недавно сказал Саша Горчилин, «это непередаваемые харизма и душевное отношение и общение — и с артистами, и с администрацией, и с механиками!»


«Хэппи-энд»: за день до мотора


Сергей Бондарчук: Мы закончили «Психа» и через неделю начали снимать «Хэппи-энд». Как дебютанты мы вынуждены были три раза перезащитить свой проект. Первый раз проект чуть не сорвался, но мы убедили заказчиков. Потом все начали переносить по срокам — из-за пандемии. При этом мы знали: если затормозим — мы банкроты. Потом за день до мотора нам говорят, что все останавливают и нужно менять главного героя… В итоге мы-таки убедили больших-больших продюсеров — сами. И Федор Сергеевич сказал: «Снимаю шляпу. Поздравляю вас с большой первой самостоятельной продюсерской победой».

Сергей Бондарчук, Алексей Киселев, Рената Пиотровски
Сергей Бондарчук, Алексей Киселев, Рената Пиотровски

Алексей Киселев: Да, это только со стороны все выглядит легко, и можно сказать: «Ну, понятно же, Федор Бондарчук, Паулина Андреева…» А на самом деле Федор Сергеевич и Паулина – это, наоборот, в два раза больше работы и ответственности. Это первые проекты – и бешеная планка.


Об ошибках и риске


Алексей Киселев: Если нет возможности сделать все с нуля самому, нужно быть готовым защищать свою идею и видение проекта. В работе мы столкнулись с людьми, которые, по моему мнению, мыслят лишь по заданной траектории и не всегда готовы выходить за ее пределы. Возможно, потому что они находятся в рамках большой структуры, где по-другому относятся к рискам, а каждое новое решение проходит через несколько этапов. Но если не брать на себя риски — ничего прорывного не сделать.

Как часто говорит мне моя, скажем так, крестная мама стиля Карин Ройтфельд, самые лучшие вещи вырастают из самых серьезных ошибок, потому что на ошибках ты больше всего учишься.

Если ты реально принял эту ошибку, проанализировал, что ты сделал не так — ты вырастешь. И со мной это происходило неоднократно. И наш материал говорит сам за себя. Вот, к примеру, постеры: буду хвастаться, но Федор Сергеевич мне разрешил недельку-другую похвастаться перед людьми. Про нас пишут, что они — отдельный вид искусства в первом сериале Федора Бондарчука! Важно, что мне дали свободу попробовать. У меня отличная молодая и талантливая команда — например, крутой графический дизайнер Артем Ковязин. Без команды невозможно было бы сделать очень многое. Нужно всегда давать шанс! Хотя хорошие идеи — как шарики, которые улетают в воздух: лишь иногда получается поймать и привязать. (Смеется.) А теперь, чтобы дорасти до чего-то серьезного, нам нужно снять еще десять проектов.

Алексей Киселев, Рената Пиотровски и Сергей Бондарчук

Да, мы поставили себе высокую планку — но в то же время мы поставили ее всей индустрии!

Даже люди стали к нам иначе относиться! Привыкли: Киселев — тусовщик, светский лев. (Смеется.) Fashion, бар — ну какой они сериал сделают? А когда на СТС Федор Сергеевич в «Кино в деталях» сказал, что «если бы не мои продюсеры-звери (!) Сергей Федорович и Алексей Киселев, проекта бы не было», мне моя бабушка 94 лет, привыкшая к моим промахам, позвонила: «Ты что, продюсировал этот фильм?!»


Как делался «Псих»


Алексей Киселев: Мы заходили в производство пилотной серии сериала «Псих» в прошлом году с недописанным сценарием — это был риск, на который мы все шли осознанно. К счастью, в какой-то момент к нашей команде присоединился гениальный редактор Аглая Смирнова (сестра Дуни Смирновой и Леши Смирнова), которая участвовала, наверное, в последних десяти проектах Тодоровского. Это мощный профессионал, которому вдруг понравилась работа дебютантки. Мы все были в шоке, что она согласилась с нами работать. Ее помощь и работа Паулины, которая весь карантин занималась «Психом» и писала сценарий, помогли нам окончательно определить для себя специфику проекта.

Иногда доходило до того, что на площадке менялись какие-то реплики из сценария. Но это всегда происходило органически и шло на пользу общему результату.

У нас в кадре Меньшиков, Лядова, Богомолов, Горчилин, Симонов — и меняется сцена, которую они завтра будут играть. Ночью мы получаем измененный текст, делаем КПП, утром выдаем… Второй режиссер — монстр Оксана Кравчук — держала это все на своих плечах. А еще мое секретное оружие — наш художник по костюмам Таня Долматовская. (Смеется.) И мы вместе с ней и Федором и Паулиной готовили образы: тут уж мой бэкграунд в fashion пригодился. Все мы тут сошлись в творческом экстазе. Мучил группу только Верник. Шучу! (Смеется.) Он как перфекционист все время советовал «подкрасить его еще немножко справа…» Все переживали, Федор Сергеевич ругался, а в результате Зинаида Пронченко пишет, что Верник «не раздражает»!

Сергей Бондарчук

Сергей Бондарчук: В то же время, когда я приехал на нашу другую площадку и посмотрел, как там все у нас устроено, как работают все цеха, как все люди так же одинаково видны, то есть это такой единый организм, все четко, слаженно, я выдохнул. Я понял, что Федор Сергеевич помог нам задрать эту планочку — и мы идем и соответствуем.


О социальных сетях


Алексей Киселев: Есть легенды уровня Мэрил Стрип, которым не нужен никакой Instagram. Вместе с тем свои аккаунты заводят уже и такие суперзвезды, как Дженнифер Энистон и Джонни Депп, а уж молодым артистам без этого вообще никуда. Знаю, что команда Федора Сергеевича давно пытается уговорить его завести Instagram — потому что это рассказ о своей работе, это возможность сделать так, чтобы о ней узнало больше людей. Пока не выходит, но я уже тоже подключился к этой задаче.

Сергей Бондарчук: Я понимаю, что если продолжать двигаться в актерской профессии, то Instagram — это важная сопутствующая история, которая дает тебе дополнительную прибыль, дополнительную узнаваемость, дополнительное интегрирование в какие-то рабочие процессы. Это сто процентов надо развивать. И здесь мне, конечно, надо у Леши поучиться. Потому что он снимает все.

Рената Пиотровски

Жизнь во время локдауна


Алексей Киселев: Я великолепно провел это «заточение»: занимался спортом и вместе с Федором Сергеевичем и Паулиной писал сценарии — по Zoom! Пандемия гениально повысила нашу работоспособность: мы написали четыре сценария! Плюс на 20 кг похудел — каждый день крутил велосипед. А еще мы с моей женой пересмотрели «Безумцев» — великолепный сериал про маркетинг и пиар в 60-е.

Сергей Бондарчук: А Kisa Bar мы на время карантина закрыли — причем одним из первых заведений в Москве, не дожидаясь указа мэра. Ситуация накалялась — и мы приняли волевое решение.


Об идеальном отдыхе


Алексей Киселев: Я обожаю путешествовать и ездить на Недели моды, потому что это возможность встретиться с друзьями. Но сейчас это невозможно — и в качестве отдыха я хожу в спортзал. А море, кстати, я не люблю: я люблю гулять, люблю музеи, экскурсии, люблю Рим, Амстердам и Нью-Йорк.

Рената Пиотровски, Сергей Бондарчук, Алексей Киселев

О будущих проектах


Алексей Киселев: Наша цель — создать продакшен-компанию номер один на этом рынке. Чтобы работать на уровне Netflix и HBO. А чтобы нас заметили, мы работаем над теми проектами, которые сами хотели бы на таких платформах видеть. Например, над сериалом «Балет» — мы уже сняли трейлер, написали 90% сценария, синопсис, разработали образы персонажей, подписались с героями. Это Ингеборга Дапкунайте, Федор Сергеевич, Маруся Фомина, Игорь Гордин и даже Джон Малкович — его мы уже сняли в трейлере. Второй проект, режиссером которого мы бы хотели видеть Федора Сергеевича, — сериал «Первый снег», это такой русский «Нарко». Главный герой попадает в сложные обстоятельства и превращается в наркоторговца, а потом влюбляется. Кроме того, у нас есть проект «Выбор», который написали Саша Цыпкин с Ингеборгой, мы вместе его придумали. Очень «нецыпкинский» проект, кстати, совсем новый сюжет. А моя жена Маруся Фомина придумала и написала потрясающий короткий метр вместе с режиссером и сценаристом Тихоном Корневым — и сама собрала команду единомышленников: потрясающую актерскую группу, в которую вошли Лиза Янковская, Антон Риваль, Саша Кузнецова. И да, я горжусь тем, что мне выпала эта возможность, и Маруся согласилась, чтобы я стал продюсером столь важной для нее работы. У нашей студии куча планов! Все это мы пока стараемся делать самостоятельно: создаем контент, ведем переговоры с артистами, делаем афиши, свой пиар, делаем маркетинг. И это наше ноу-хау такое: когда мы идем к платформе, мы приносим им полный пакет.

Сейчас никто ни в чем на 100% не уверен: в каждой индустрии ты попадаешь в водоворот раз в 50-100 лет — и мы в него попали.

Сергей Бондарчук: Главное, что мы с Алексеем Евгеньевичем работаем в тандеме, дополняем друг друга. Он едет одно делать, я еду другое делать. Где-то у меня сильные стороны, где-то у него.

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику
Фото: Иван Мудров

30 декабря 2020
Рената Пиотровски для раздела Культура