Культура

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с продюсером «Кинотавра» Полиной Зуевой

Рената Пиотровски и Полина Зуева

Ведущая рубрики «КиноБизнес изнутри» Рената Пиотровски поговорила с бессменным продюсером и директором «Кинотавра» Полиной Зуевой о спринтерском характере, карьере «звезды» эпизода и активной депрессии.

Можем!

Прошлогодний 30-й юбилейный «Кинотавр» был грандиозным, масштабным, дорогим, с огромным количеством гостей, с большой развлекательной программой — но я уже почти ничего не помню, это как будто было в прошлой жизни, полтора года прошло! Помню, что было очень тяжело физически, хотя «Кинотавр» вообще физически очень тяжело делать, я знаю, уже 16 лет его делаю. Каждый день в 9 утра — летучка. И в течение десяти дней ежедневно ложиться в 3 ночи и вставать в 8 утра нелегко. На «Кинотавр» я пришла с Леной Лапиной, когда его купили Роднянский и Толстунов. Лена отвечала за фильмокопии за 300 долларов, а я — за фильмогруппы за 300 долларов. И постепенно мы начали делать просто все, потому что старая дирекция ушла в бойкот, перестала выходить из номеров, а Роднянский с Толстуновым и новый директор фестиваля (в тот год Кирилл Лыско) нас все время спрашивали: «А можете еще вот это?» А мы отвечали: «Можем». И нам это дико нравилось. А потом Лена стала директором, а я — коммерческим директором.

Полина Зуева

Знают нюансы

Планировать мы начинаем почти за год, набор картин (в «обычной» жизни, когда «Кинотавр» проходит в июне) объявляем 1 декабря — и начинаем потихонечку раскручивать эту историю. Главное в подготовке — постоянная команда. Фестиваль — это непростая штука, и обучать новеньких просто нет возможности. Опыт — лучшая школа. Никто не понимает, предлагая мне взять кого-то волонтером, что мне этот волонтер обойдется в пару сотен тысяч, потому что его нужно привезти, поселить, покормить и так далее. Поэтому, конечно, у нас работают постоянные люди, которые знают нюансы специфики работы на фестивале, умеют быстро реагировать и принимать решения.


Палатка, в которой все толпятся перед красной дорожкой, называется у нас «звездный накопитель». (Смеется.)


Я спринтер

Когда нет «Кинотавра», я занимаюсь другими проектами. Шесть лет подряд делала Национальный фестиваль дебютов «Движение» в Омске. С Фатей Ибрагимбековой запускала премию «Золотая арка». Я спринтер, мне очень нравится забег на короткую дистанцию. Я бы не смогла работать в корпорации и ходить на работу каждый день, я бы сошла с ума. А вот когда нужно пробежать «стометровку» очень быстро — это я люблю. У тебя есть старт и финиш.

Только сама

Я сама веду переговоры со спонсорами, сама их ищу. Пытаюсь придумать, кому бы это могло быть интересно, мысленно встаю на место партнера. Лет 13 этот процесс шел очень нелегко: я все время ходила с протянутой рукой. А последние три года есть постоянные партнеры, и я их очень благодарю за это — особенно тех, которые с нами остались в этом тяжелом году! И продаю только сама: работать через агентства мне сложно, потому что я продаю только то, за что я могу отвечать и могу гарантировать. То, что напридумывают и накреативят агентства, не понимая структуры фестиваля, не обязательно впишется в наше пространство и расписание.

Меня интересуют только деньги

Бартер меня не интересует, меня интересуют только деньги. Я очень жадная до денег — не личных, а именно на мероприятия. И я страшно экономлю. За столько, за сколько я могу сделать мероприятие, могут немногие — чтобы оно еще и выглядело прилично. Я умею сложить-пересложить этот пазл: здесь маникюрными ножницами, тут пинцетиком…

Полина Зуева

Шли ва-банк

Состоится ли нынешний «Кинотавр», никто не знал: чтобы получить официальное разрешение, нам пришлось обращаться лично к Поповой, так как администрация Краснодарского края была готова согласовать мероприятие только в случае получения разрешения главного санитарного врача России. И ждали мы этого согласования практически до последнего дня, можно сказать, шли ва-банк.

Денег в этом году было в разы меньше, при том что в бархатный сезон в Сочи все в полтора раза дороже, но мы решили не повышать цену аккредитации и всю остальную логистическую часть для гостей и участников, все-таки экономический кризис этого лета отразился на всех. Поэтому мы сократили дирекцию, количество гостей, «всю красоту» и сократили всю развлекательную часть — но последнее, в первую очередь, из-за пандемии, потому что мы не хотели и не имели морального права делать никаких сборищ на фестивале. Если вы сидите в ресторане друг у друга на голове, это ваше личное дело — но не я это организовывала. (Смеется.) «Кинофестиваль» — это кинофестиваль, главное здесь — кино и программа. А вся остальная развлекательная, светская часть просто дополняет праздничную атмосферу.

Полина Зуева
Полина Зуева

В шоке

На обычном «Кинотавре» я не смотрю ни одного фильма — а на этом я посмотрела три! Потому что он получился гораздо спокойнее: организм в шоке, он не понимает, что происходит — я высыпаюсь. Такого на «Кинотавре» не бывало!

На летучке

На ежедневной летучке мы обсуждаем предыдущий день, делаем работу над ошибками и обсуждаем день сегодняшний. А ближе к концу фестиваля обсуждаем день закрытия и планируем отъезд. Казалось бы, за 16 лет уже все должно идти по накатанной, но каждый год фестиваль абсолютно разный. Мы уже обложены соломкой, мы подстелили ее везде, но все равно что-то порвется там, где не ждали. Даже если это мелочь: ведь в нашей работе все должно быть «сшито» качественно, мы не работаем с «грубыми нитками».

Полина Зуева и Рената Пиотровски

Создаем атмосферу

На «Кинотавре» мы не только показываем, строим и организуем, но и создаем атмосферу. Здесь всегда профессионально, дружелюбно и тепло. И 99,9 процентов людей, которые приехали сюда по делу, находятся в гармоничном состоянии. Но есть 0,1 процент, который деструктивен: «Вы говно, тут говно, тут косяк». Например, существует правило, что люди, которые проживают в гостинице «Жемчужина», пользуются бассейном, пляжем, а люди, которые проживают в другой гостинице, пользуются инфраструктурой в своем отеле. Но некоторые пишут, что «организация — говно», потому что они живут где-то за тридевять земель, и их не пускают на пляж…

Полина Зуева и Рената Пиотровски

Очень стеснительная

Красную дорожку я люблю (делать). Сама я готовлюсь я в последний момент: за день до отъезда думаю, что надену. Меня много лет выручала Света Тегин, но в этом году я даже не успела до нее доехать, потому что весь месяц перед фестивалем мне вообще не до себя, совсем. Я других выпускаю на красную дорожку, а сама я, хотя и произвожу обратное впечатление, очень стеснительная и не люблю выпячиваться. Кроме того, наряжаться, когда ты гость — это одно, а когда ты организатор и должен добежать, перебежать и совершить 22 звонка параллельно, — другое.

Полина Зуева
Рената Пиотровски

Я все записываю

Я не смогу брать деньги за рекламу в Instagram. Потому что не смогу рекламировать что-то, во что не верю сама или постоянно буду чувствовать себя должной делать то, на что у меня, например, сейчас нет настроения. Это какое-то насилие над личностью за деньги. Зато мне нравится Facebook: я делюсь там впечатлениями. А в TikTok я ни разу не была! (Смеется.) Скажу честно, я очень «аналоговая»: я за бумажные носители, я не использую в работе заметки в телефоне, я пользуюсь бумажным ежедневником. Я все записываю, мне так удобнее.

Не сложилось

Был момент, лет 10 назад, когда я хотела стать продюсером кино и этим горела, потому что у меня в руках был прекрасный сценарий, который мне безумно нравился. Я очень верила. Но в тот момент не сложилось, момент ушел, и с тех пор ни разу ко мне не попал такой материал, за который бы мне хотелось взяться — и не то чтобы я была в поиске. Если что-то в меня попадет, что-то меня тронет, заинтересует, тогда, наверное, я попробую. Хотя продюсировать кино тоже очень сложная история, и, может быть, мне и не надо этого делать. Я чувствую себя вполне прекрасно с мероприятиями, мне это нравится.

Не надо браться за скальпель

Все подряд не могут снимать фильмы. Не каждый может быть хирургом, но почему-то все считают, что каждый может снять кино. Имеет право — безусловно, но может ли? Не надо браться за скальпель, если ты не знаешь, что с ним делать — и это верно и для кино. Сейчас, как очень правильно говорит Ситора Алиева, стали доступны средства, которыми можно снимать кино: телефоны, фотоаппараты и так далее, и все решили, что они — режиссеры.

Рената Пиотровски и Полина Зуева

Все плохо

Зритель я не то что неблагодарный, благодарный — но очень критичный. Мне очень мало что нравится. И нравится все странное, то, что часто не нравится другим. То есть на меня не стоит ориентироваться. Я не киновед и не кинокритик, я — про организацию, и мне это нравится. Хотя, наверное, какие-нибудь медицинские ивенты я бы делать не стала: другие люди, другие процессы. Все-таки кино — это искусство, киношники — определенная каста людей, определенная энергетика. Из кино уйти очень сложно. И сложно объяснить, почему сложно. Все плохо, денег нет, проката нет… Кино — это бесконечный подвиг.

Нагло напрашиваюсь

Я «звезда» эпизода. (Смеется.) Я с детства мечтала быть актрисой и даже поступила на театральный факультет в Америке, хотя меня все прочили во врачи, у меня семья ученых-врачей. Я сказала медицине категорическое «нет», с детства занималась в театральных студиях — но когда поступила на театральный, то выяснилось, что у меня панический страх сцены. Прошло 20 лет, и Алексей Агранович на фестивале «Движение» в Омске, когда что-то не сложилось с ведущей закрытия, сказал мне: «Будем с тобой вести вдвоем». Выхода не было, я вышла на сцену и провела это закрытие на ура. И мне так понравилось, что я решила, что попробую себя в кино, просто ради смеха, а не ради больших ролей — большого таланта у меня нет, учиться мне некогда, а я не хочу ни людям фильмы портить, ни себе репутацию. Поэтому маленькие эпизоды, с которыми я справляюсь, мне интересны. И я напрашиваюсь нагло, несмотря на всю свою скромность. Вот познакомилась здесь с режиссером «Чик» и говорю: «Мне эпизод, пожалуйста!». Он смотрел-смотрел на меня и говорит: «Я знаю, да, гадалка». Я говорю: «Берем. Я готова».

Пришлось отказаться

Во время пандемии мне предложили большую роль в сериале. Кастинг-агент, сообщившая, что это не эпизод, а 17 смен, долго убеждала меня, что я справлюсь и смогу выучить текст, в итоге я прочла сценарий, поняла, что у меня получилось бы. Но роль немножко вульгарная, даже не немножко. Поэтому мне пришлось отказаться. Как директор национального кинофестиваля, я не могу выступать в таком амплуа.

Рената Пиотровски и Полина Зуева

Активная депрессия

Я вообще не умею отдыхать. Однажды мне французский доктор поставил диагноз: активная депрессия. Я даже не знала, что есть такое словосочетание. Оказывается, это неумение расслабляться. Даже после страшного недосыпа на «Кинотавре» мне уже через три дня надо куда-то бежать, скакать, что-то делать.

Фестиваль — это единый организм

Со своими подчиненными я никогда не общаюсь как с подчиненными, мы — команда, мы на равных. Если что-то пошло не так, я не ору, я могу быть резкой, но не злой. Мы разбираем с человеком ситуацию, чтобы он понял, где ошибка. Я пытаюсь объяснить, что из-за того, что этот человек оплошал, дальше по принципу домино рушится часть процесса. Фестиваль — это единый организм.

Вполне самодостаточная

Мне очень понравился карантин. Всю свою жизнь я была уверена, что я на 200% экстраверт: мне очень нравятся шумные компании, общение с людьми, я из этого черпаю энергию. И я думала, что карантин просто не переживу. Но в итоге я все время была чем-то занята. Я не скучала, оказалось, что я вполне самодостаточна. При этом я продолжала работать: поскольку мы не понимали, будет ли фестиваль, Александр Ефимович только в июле принял окончательное решение, мы что-то готовили, держали все «на холде». Делали все то, что можно было отменить без потери денег и без потери репутации. Я начала заниматься спортом первый раз в жизни и, oh my God, готовить.

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику
Фото: Максим Кашин
Выражаем благодарность Tous за помощь в организации съемки

20 октября 2020
Рената Пиотровски для раздела Культура