Women in Power
Women in Power: Яна Расковалова — об успехе в бизнесе, секрете крепкого брака и Bentley редкого цвета
Women in Power: Яна Расковалова — об успехе в бизнесе, секрете крепкого брака и Bentley редкого цвета

Фото: Ян Кооманс

Про Яну говорят: она умеет дружить, точно знает, как воспитывать четверых детей и не сойти с ума, понимает, как делать прибыльный бизнес там, где другие часто терпят поражение.

Мы встретились с Яной Расковаловой у нее дома: поговорить о работе, качестве жизни и о том, как эволюционировало отношение к люксу за то время, пока развивался ее бизнес.

Только вдумайтесь: в период 10-летней давности, когда все успешные люди страны пытались окружить себя статусными вещами зарубежных брендов, когда на работу могли взять только потому, что у тебя в руках трендовая сумка Dior или Chanel, а главные звезды «из телевизора» практиковали стиль «все лучшее сразу», наша героиня развивает собственный российский бренд уровня «люкс». Да не просто развивает… У каждой порядочной модницы вдруг появилось по узнаваемому кольцу с кисточкой или по уже ставшей знаковой джинсовке с соболем. И вот загадка: как можно было переключить умы клиентов и показать им, что российские украшения, а потом и платья Yana Dress — это круто? Этот пример точно должен войти во все учебники по fashion-маркетингу в нашей стране, если, конечно, кто-то сядет и такой учебник напишет. Сегодня, 10 лет спустя, стало модно «носить своих», а в то время, когда начинала Яна Расковалова, модно было делать шопинг в Париже или Лондоне, считалось, что русскую моду носили те, «кому просто не хватает на Gucci».

Women in Power: Яна Расковалова

В шоу-рум Яны на Рочдельской можно попасть только по звонку. Когда я была тут последний раз, одновременно со мной заглянула на примерку певица Глюкоза, а буквально за час до меня покупала шубу Полина Гагарина. Ключевое слово — покупала. Яна никого не задаривает вещами, как это часто делают бренды. На рейлах много роскошных нарядов, в витринах еще больше ювелирных украшений с разными драгоценными камнями, тут же — нишевые ароматы Дома. Не так давно Яна и Вадим Расковаловы решили расширить бизнес — это в период почти непрекращающегося кризиса. Интересный момент: в шоу-руме нет ни одной вещи, в которой нельзя было бы представить саму Яну. Качество тканей и меха, тонкость обработки и ручной вышивки такое, что понятно: себестоимость вещей сама по себе высокая. И это в то время, когда во всем остальном мире бушует fast fashion со своими платьями за доллар. «Сумасшедшие!» — машинально думаю я, садясь на интервью. «Настоящие!» — меняю я свое мнение под конец нашей беседы. И вот почему.

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Татьяна Сабуренкова: Яна, вы расширяетесь, снова инвестируете в бизнес… В тот самый момент, когда почти никто не хочет ни во что вкладываться, а люкс, как говорят пессимисты, скоро будет нужен очень узкому кругу людей. Зачем?

—  Яна Расковалова: Я сама очень люблю качество, я большой перфекционист. Согласна, что этого сейчас почти нет, а самые большие обороты — у масс-маркета. Никто не спорит, что это очень прибыльно. Уверена, что когда-нибудь наша вторая линия Like Yana тоже взлетит в цифрах продаж — мы создаем ее, чтобы перекрыть количество подделок под наш бренд, дать людям качественную альтернативу за другие деньги. Но люкс все равно никто не отменял, хотя настоящее качество haute couture исчезает, осталось разве что у Dior сегодня. В чем наш огромный плюс как бренда? Многие наши платья существуют строго в единственном экземпляре, чтобы избежать double dressing. Бывает, что модель повторяется — просто в другом цвете. И все равно даже другой цвет нам интересно чуть-чуть изменить: добавить вышивку, обработку, чтобы был настоящий кутюр, не штамповка.

Women in Power: Яна Расковалова

—  Многие дизайнеры говорят, что очень сложен сам цикл— от эскиза до готового производства. И переводят его в Китай. А вы арендуете дополнительный этаж и делаете все в Москве, в самом ее центре. Кто из вас прав?

—  Когда речь идет о кутюре, не вариант делать что-то в Китае. А у нас основной бизнес — именно кутюр. Мы пробовали отдавать что-то на аутсорс, но это был караул: мы не проходили по качеству, срывали дедлайны, бизнес начал захлебываться. Другими словами, нам проще производить самим и контролировать качество на всех этапах производства, чем потом переделывать за кем-то.

—  В последние лет 6-7 у нас повсеместная истерия: каждый блогер, каждая известная девушка обязательно создает и продает что-то свое. Духи, одежду, продукты питания — что угодно. Правда, к производству и к основным деталям они не имеют никакого отношения. Вы же — в хорошем смысле — запариваетесь над каждой вещью. Откуда берется эта мотивация, страсть к работе через столько лет после стартапа?

—  Думаю, с института. Я же сознательно шла после школы именно на эту профессию. Не потому что модно. Это было очень сознательно, я постоянно рисовала, и мне это нравилось. Родители отдали меня в музыкальную школу, так как это считалось более интеллигентным занятием для ребенка. А потом, в 10-11 классе, за два года я закончила и художественную, поскольку твердо решила поступать на дизайн. К образованию у нас в стране были свои вопросы. Неважно, какой ты талантливый и что ты умеешь: если ты не нарисуешь гипсовую голову и натюрморт из пластмассовых фруктов, овощей и цветочков по классической схеме, ты не пройдешь по конкурсу. Поэтому, в принципе, эта упертость у меня была уже с юности, без нее никуда!

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Как вам удалось заставить бывших советских людей платить дорого не за условных Dolce & Gabbana или Chanel, а за Яну Расковалову?

—  В самом начале было тяжело. Когда появилась первая ювелирная коллекция, люди начали приходить и почти все жаловались: как это так, почему русский бренд столько стоит? А я отвечала: «У нас те же самые натуральные камни, натуральный жемчуг, вот сертификаты, вот потрясающая работа, лучшие ювелиры работают. Как это может стоить сильно дешевле?» Я ведь тоже была клиенткой ключевых ювелирных домов, знаю их цены и их качество, их сроки! Ни один серьезный бренд не станет изготавливать для вас кольцо на заказ в течение месяца. В лучшем случае пройдет полгода (!) только на утверждение эскиза. А мы это делаем.

Women in Power: Яна Расковалова

—  Сегодня другое время — русских носить модно, даже в нашей собственной стране. Как это произошло?

—  Появились девушки и женщины, которым реально важнее выделиться, а не быть «как все». С детскими брендами, кстати, то же самое. Как бы я ни любила милые детские платья и рюши ведущих марок, каждый раз приходится придумывать что-то особенное для своих девочек. Потому что когда ты приходишь на день рождения, все девочки плюс-минус одеты одинаково… Мы сейчас очень много шьем для детей на заказ, потому что мамы хотят, чтобы их ребенок тоже отличался. А вот это значит, что вырастет совсем другое поколение, с куда меньшими стереотипами в голове.

—  Наша рубрика называется Women in Power, поэтому давайте поговорим об управлении. Ведь самое сложное — это руководить людьми, делать так, чтобы они отдавали максимум своих эмоций и знаний. Как у руководителя какие у вас есть хитрости в этом плане?

—  Я руководитель, мне кажется, достаточно мягкий, но в то же время со мной нельзя расслабиться. Я спонтанная, идейная, и мне важно, чтобы люди подхватывали мои мысли. Иначе получается так: не сделали, а потом в другом бренде это появляется. Хорошие идеи витают в воздухе: не успел ты, успеет кто-то другой. Мой муж уже это понимает, поэтому часто говорит: так, все, хватаем идею и моментально ее воплощаем! Я все-таки художник, поэтому я сама чуть более спонтанный, более идейный человек, но одновременно очень четко организованный и требовательный. Точно могу сказать, что я не добрая и пушистая кошечка.

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Иначе это так долго не продлилось бы…

—  И не развивалось! Даже в самом начале: у нас не было человека, который бы дал нам кредит, не было спонсора, который принес бы нам деньги на тарелочке с голубой каемочкой, мы с самого начала работали только на своих оборотах и постепенно увеличивались. Мы переехали сюда три года назад, я была беременна Виолеттой, было 20 человек сотрудников и тысяча квадратных метров.

—  И, наверное, думали: зачем нам столько?

—  Абсолютно. Было немножко страшно — как все это тянуть? А сейчас мы сняли еще тысячу кв. метров над собой, потому что мы уже сидели друг у друга на головах, нас уже 100 человек, и это всего за три года работы.

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Сейчас очень многие селебрити носят ваши вещи — кто у вас в команде занимается направлением celebrity dressing?

—  У нас даже Ксения Собчак все покупает, несмотря на то, что она моя ближайшая подруга. Со скидкой, но покупает.

—  Вы много говорите о кутюре, о создании вещей по индивидуальным запросам. Неудивительно, что вы ездите на Bentley — автомобиле, в котором до сих пор очень многое создают вручную.

—  Это моя любимая марка — именно на Bentley Continental GT я люблю ездить за рулем сама. У меня один такой автомобиль в Москве, второй — на Сардинии. В Италии люблю садиться за руль: есть время расслабиться, слушать музыку, наслаждаться природой и получать удовольствие от вождения. Так я чувствую и ценю технические совершенства машины, а в Москве в этом постоянном трафике у меня водитель, и на первый план выходит комфортная езда, идеальная кожа, детали отделки, от которых ты получаешь удовольствие — ведь ты столько времени проводишь в автомобиле.

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Я слышала, что такого цвета Bentley, как у вас, больше ни у кого нет?

—  Конечно, как и с одеждой — никакого double dressing. (Улыбается.) Это все мой перфекционизм и художественный вкус — цвета, который я хотела, именно в этой линейке не было. Хотя вариантов для заказа было реально очень много, но в этом главная прелесть настоящего люкса — нет ничего невозможного, если это красиво. Я увидела в каком-то журнале классическую модель Bentley, и у нее был потрясающий фисташковый цвет. Вот именно его мне и сделали. Каждый день я продолжаю получать огромное количество комплиментов как машине, так и цвету.

Women in Power: Яна Расковалова

—  Как именно вы выбираете машину, что в ней важно, помимо безупречного качества?

—  Люкс, как известно, в деталях, и в автомобилях это считывается как нигде. Внутри Bentley меня ничего не смущает, ничего не хочется изменить. А со мной так бывает крайне редко. Тут же все удобно, все интеллигентно, это некая рафинированность — я искренне считаю, что бренд создает самые красивые автомобили. И то, что очень большой процент — это создание деталей вручную, для меня на вес золота, я же сама про ручное, уникальное производство. Ценю такие вещи как никто другой.

—  Если возвращаться к кутюру — как в моде, так и в автомобилях. Как вы считаете, всегда будут люди, кто тратит на это деньги, или мир меняется?

—  Мы снова говорим о качестве. Одно дело, ты надеваешь что-то шелковое, натуральное, а другое дело, что-то подешевле, но из вискозы, например. Ты это все равно чувствуешь по-другому! Сшитый идеально конструктором и портным пиджак по-другому сидит, он не давит тебе на плечи, у тебя нет от этого головной боли, у тебя просто отличное настроение — а это самое главное. Это качество жизни.

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Наш сайт как раз о качестве жизни. А что это для вас в плане здоровья, питания?

—  Еще до того, как это стало модно, я начала использовать в жизни все с приставкой био: биовино, биопродукты, косметика, у нас дома все био. У меня даже самая младшая дочь в 2,5 годика знает, что такое пальмовое масло и почему лучше не есть Nutella. И не подумайте, что у нас дома один сплошной ЗОЖ: я люблю хорошее шампанское, у нас есть и хлеб, и печенье, и торт — просто хорошего качества, за этим мы следим. Я вот именно за такой ЗОЖ: без консервантов, без вредных добавок.

—  Сейчас часто ведут разговоры про выгорание. Люди добиваются успеха — мишленовские шефы, суперуспешные бизнесмены, а потом раз — все бросили и на Гоа…

—  Я понимаю, почему это выгорание бывает. У меня тоже иногда в самый горячий сезон опускаются руки. К сожалению, это все из-за момента, когда люди, которых ты берешь на работу, как тебе кажется, не горят вместе с тобой. Часто так бывает: люди растут в работе, зарплата повышается, опыт прибавляется, и вдруг человек теряет интерес, начинает плестись по накатанной. Видя это, у меня иногда тоже появляется желание сесть в самолет и улететь куда-то на остров. Вся разница в том, что я все-таки с этого острова возвращаюсь, а кто-то нет. (Смеется.)

—  Как получилось, что вы единственный русский дизайнер, кто продается в знаменитом One & Only — одном из самых роскошных курортов на Мальдивах?

—  Я давняя их клиентка, с первого года открытия. Когда они еще утверждали списки, кому надо или не надо сдавать виллы на Новый год, мы всегда попадали в этот список. И у них всегда был очень модный бутик на острове. И как-то они сами подошли ко мне и спросили: «Яна, а можете показать ваши платья, возможно, вы могли бы в будущем что-то и для нас сделать?» Я тут же вернулась на виллу и прислала им свои платья на рейлах, чтобы они посмотрели качество и сделали заказ. Через 20 минут звонок: «У нас тут такая ситуация, покупатели в бутике очень хотят ваши платья, что нам делать?!» Так все и пошло.

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Что из последнего в плане кино или книг произвело на вас впечатление?

—  Мне кажется, что все сейчас такое… вторичное. Читать я всегда советую того же Ремарка — это классика, но это на все времена. Фицджеральда я тоже готова перечитывать бесконечно — каждый раз такое удовольствие. Часто смотрим старое кино — я всегда советую смотреть его с детьми. Недавно мы сели смотреть «Белое солнце пустыни» — поначалу они жаловались, мол, снова вы за свое старье. А уже через 10 минут их было не оттащить от экрана. Кстати, из того, что реально красиво — недавно я посмотрела «Вавилон-Берлин». Эстетическое удовольствие! Не могу сказать, что это как-то безумно интересно, но невероятно красиво снято.

—  Кстати, как часто вы делаете то, о чем раньше говорили: «Никогда»? Бывает вообще такое?

—  А как же. Я поэтому уже зареклась говорить… Раньше было: «Никогда в жизни не буду носить обувь на платформе — это ужасно». Сегодня? Бегаю на платформе только так. Может быть, когда-то и я откажусь от натурального меха. Может быть…

—  Да, сейчас ведь целая волна идет у брендов — все отказываются.

—  Это новомодная тенденция — спасение мира. Но ты начинаешь задумываться: если ты отказываешься от меха, тогда ты должен отказаться и от мяса, и от кожи. А ведь кожа — она везде, во всех деталях. Машина, детская обувь, что еще? И так мы заходим слишком далеко. А раз ты от чего-то отказываешься и говоришь об этом — надо тогда по-честному, глобально. А где-то стул кожаный, диван — ты на него тогда не садишься?

—  Еще о модном сегодня. Очень многие сейчас буквально живут в соцсетях — ваше к этому отношение?

—  У меня точно нет времени и желания ходить и снимать сторис обо всем, что происходит в жизни. В меру, в удовольствие — да, я это делаю. И я понимаю, что Instagram — абсолютно рабочий инструмент! Но нужно тогда две жизни, за одну невозможно успевать работать, быть мамой, быть женой, что-то посмотреть и почитать и быть активным в соцсетях.

—  С развитием Instagram появилось огромное количество вещей под вас: колец с кисточками, платьев а-ля Яна. Это раздражает?

—  Как раз это и подтолкнуло нас к выпуску линии Like Yana, чтобы клиенты, которые не могут пока себе позволить первую линию, все равно оставались с нами. Это как с Tiffany & Co.: девушка, которая мечтает о заветной коробочке, сначала приходит и покупает серебряный брелок, потом серьги, потом первую золотую подвеску. Так рождается лояльность к марке. И правильный бренд это ценит и культивирует.

Women in Power: Яна Расковалова

—  Яна Расковалова в роли мамы четверых детей — какая она?

—  Я очень люблю эту свою роль. Сегодня, например, я поняла, что у нас затишье после вчерашней съемки и у меня есть возможность провести немного времени с родными. Поэтому я съездила с ребенком в садик, потому что она очень давно меня просила, чтобы я присутствовала с ней там на занятиях. После этого я ее покормила, уложила спать. Я абсолютно классическая, стопроцентная мама, с дичайшим чувством вины, что я не провожу много времени с детьми. Сегодня вечером я буду одну купать и укладывать, другой читать книжку. Единственное, что меня сильно расстраивает: я очень поздно приезжаю с работы, потому что у нас офис с 11 и до последнего клиента. Оказываюсь дома уже только к вечеру, к ужину, а дети разные —с одним поговорить, у другого проверить уроки, узнать, как прошел день в школе, третьей почитать книжку, четвертую искупать и уложить спать. И вот ты бегаешь в половине одиннадцатого по дому — и это тоже про меня.

—  Есть ли для вас какие-то минусы в диджитализации для воспитания детей?

—  Конечно! Большой минус — уход от классической книги. Я читала книги сама и сейчас читаю, а дети не всегда понимают, зачем. Надо заставлять. Конечно, в экране телефона сегодня интереснее. Но книга хороша тем, что ты можешь воображать что-то, сам придумывать себе, как выглядят те или иные герои, как они одеты, воображение работает, и это очень важно. Чтобы не за тебя кто-то подумал и тебе просто показал картинку.

—  Серьезно ли Вадим, ваш супруг, погружен в ваш модный бизнес?

—  Сейчас погружен сильно. Потому что наш бизнес так вырос, что ему приходится в него погружаться: дизайн, производство, финансовые, административные и организационные вопросы — весь этот поток мне не охватить. А это все надо держать в руках, постоянно проверять.

Яна Расковалова и Bentley Continental GT

—  Работа вместе с мужем — в чем ее прелесть и в чем минусы? Например, как не говорить о работе дома?

—  А мы говорим! Мы не пользуемся никакими средствами связи во время обедов, ужинов, когда мы с детьми, естественно, это основное. Но у нас и с друзьями, на самом деле, так заведено: во время общения, ужинов, встреч никто не подходит к телефону.

—  Если посмотреть статистику по России, то количество разводов в нашей стране превышает количество бракосочетаний. Вы с Вадимом — пример светской пары, которая с уважением и трепетом друг к другу относится. До сих пор. Как вы это сохраняете?

—  Мы просто любим друг друга, это правда. Понятно, что, как у любой пары, у нас бывают ссоры. И мы очень итальянская семья в этом смысле, очень эмоциональная! Может быть, в этом и есть секрет. Например, в вопросах воспитания четверых детей у нас не всегда одинаковый подход, и мы это бурно обсуждаем. (Смеется.)

—  Сколько лет вы уже вместе?

—  20 лет. Как говорит мой муж: «Вы когда-нибудь хотели развестись со своей женой?» — «Развестись — нет, убить — да». (Смеется.) Это его любимая фраза!

Women in Power: Яна Расковалова

—  А еще вас называют идеальной подругой. Догадайтесь, кто!

—  Ксения? Она потрясающий и очень внимательный друг. Более чуткого, отзывчивого и доброго человека я, наверное, и не встречала вообще. И она очень преданная, это тот человек, в котором я уверена на сто процентов, который не будет улыбаться тебе в глаза, а у тебя за спиной говорить о тебе гадости. Сам факт, что нашей дружбе уже больше 20 лет, уже о чем-то говорит!

—  Кстати, на Ксении ваши вещи смотрятся идеально. В них есть и что-то модное, и обязательно сексуальное. Сложная грань: многие дизайнеры ее не выдерживают и тут же скатываются в вульгарность.

—  У меня все женственное, но в хорошем смысле, не в цветочек. Хотя цветочки тоже могут быть сексуальными — смотря как сделать! Недавно клиентка, женщина в возрасте, которая с мужем живет лет 30 уже, говорит: «Яночка, я уже последние лет 25 от своего мужа такой фразы не слышала. Летим в самолете, и что-то я ему доказываю про детей или про внуков, а на руке — твоя кисточка. Я ему что-то говорю, а он мне вдруг, показывая на кисточку: „Это очень сексуально“». И вот это круто, ради этого я работаю!

Яна Расковалова и Bentley Continental GT
30 января 2020
Татьяна Сабуренкова для раздела Women in Power