Культура

Художественный руководитель шоу-пространства «Ленинград Центр» Феликс Михайлов — о любви и иронии, эмоциональных ребусах и идеальной команде

Художественный руководитель шоу-пространства «Ленинград Центр» Феликс Михайлов

Российский режиссер театра, кино и телевидения, сценарист и продюсер, лауреат Национальной премии в области телевидения «ТЭФИ» Феликс Михайлов — человек, который стоит за созданием таких рейтинговых телевизионных программ, как «Звезды на льду», «Ледниковый период», «Цирк со звездами», «Dance Революция». Кроме того, он был постановщиком церемонии открытия и закрытия Московского международного кинофестиваля, церемонии вручения национальной кинопремии «Золотой орел» и выступал режиссером-постановщиком и арт-директором ключевых мероприятий в рамках подготовки и проведения Чемпионата мира по футболу FIFA-2018 в России (в том числе церемонии открытия и закрытия). При этом такой масштаб не мешает ему оставаться именно творцом, поэтому в его творческом портфолио есть и собственный кинодебют (в 2009 году его картина «Весельчаки» открыла программу «Панорама» Берлинского кинофестиваля), и трогательный проект «Уроки литературы», для которого актеры театра и кино читают стихи и прозу великих русских поэтов и писателей, и, конечно, «Ленинград Центр», где Феликс ставит удивительные шоу о любви — яркие, дерзкие, ироничные, но никогда не банальные. Как ему это удается?

Posta-Magazine: Феликс, кажется, что буквально сразу после окончания Ленинградского института театра, музыки и кинематографии вы нашли себя: ваша карьера развивается гармонично, логично и поступательно. Как вы оказались там, где вы сейчас находитесь, кем вы видели себя в будущем, когда учились — и совпали ли эти ожидания и чаяния с реальностью?

Феликс Михайлов: Карьера точно развивалась не гармонично и точно не поступательно, логичной она была только в том, что я всегда занимался режиссурой, а творчество было источником пропитания. После окончания института наше поколение оказалось на улице, шел 1992 год: менялась страна и правила жизни, мы были предоставлены сами себе, и только от нас зависело, что с нами будет дальше. Сейчас я считаю, что это очень хорошо: каждый искал свое применение в жизни, в профессии — и варианты были самые неожиданные и разнообразные. Я начинал работать режиссером в ночных клубах и стрип-барах Москвы, а потом карьера привела меня к постановкам первых больших телевизионных шоу. У меня был долгий период работы в event-индустрии, позже стал вырисовываться вектор того, что я делаю сейчас — создаю шоу, любые — от музыкальных и цирковых до спортивных. Мои студенческие мечты свершились: я хотел заниматься театром — и я им занимаюсь. Время лишь уточнило формат.

Художественный руководитель шоу-пространства «Ленинград Центр» Феликс Михайлов
Феликс Михайлов

Вы довольно долго работали на телевидении как режиссер-постановщик. Есть ли существенная разница в постановке шоу для телезрителя и для «живого» зрителя в зале?

Сам процесс подготовки скорее схож: придумываешь, разрабатываешь, репетируешь — показываешь! На телевидении ты подготовил, снял несколько дублей — и в монтаже собрал максимально хороший результат. И сколько бы раз его ни показывали, он будет одним и тем же, и если ты что-то сделал плохо (особенно в прямом эфире), твой провал останется на века на пленке. (Смееется.) В театре другое: каждое шоу отличается от предыдущего, так как это сиюминутно происходит здесь и сейчас, даже все прекрасно отрепетированное каждый раз играется заново. Эмоционально это очень сложно: даже с учетом того, что я стараюсь смотреть каждое шоу, нервная система уже натренирована — чтобы не до инфаркта реагировать на технические или исполнительские погрешности на сцене. С другой стороны, если в театре нет дубля, то есть возможность к следующему показу внести изменения и что-то улучшить.

«Ленинград Центр» вы развиваете с 2013 года — чем для вас дорого именно это пространство, как этот центр обогатил вашу работу?

Для меня сейчас это место силы. Место, в котором можно взлететь, упасть, оставить голос и нервы, однако испытать счастье! Задумывая это пространство, я в первую очередь хотел создать авторское шоу: то есть все, что будет происходить в «Ленинград Центре», будет зависеть от характера и харизмы создателей. Так и произошло, здесь собрана совершенно разношерстная банда талантливых людей, со своими умениями и индивидуальностью. Харизма из каждого прет по полной! Если серьезно, в «Ленинград Центре» всем предоставлено полное право работать на пике своих возможностей: реализовывать свои идеи, пробовать новое для себя и поражать зрителя.


Если поначалу в каждой программе было 80–90% моих идей, то сейчас, наверное, это 50/50 с ребятами. Следовательно, мы все друг друга питаем, вдохновляем, вместе растем и развиваемся.


Хореограф-постановщик: Олег Хмелев, шоу Timeless
Хореограф-постановщик: Олег Хмелев, шоу Timeless

Кстати, про название «Ленинград Центра»… Учились вы развлекать людей еще в Советском Союзе, а развлекаете уже в совершенно другой стране. Чем кардинально индустрия entertainment’а отличается сегодня от того, чтобы было 30 лет назад? Чего в Союзе категорически не было и не могло быть — и что из тех традиций можно перенести с пользой на сегодняшнюю почву?

Скажу вам больше: я ходил смотреть фильмы в кинотеатр «Ленинград», который в то время был самым крупным залом премьерных показов в СССР. Здесь я первый раз увидел «Амадея» Милоша Формана и «Кабаре» Боба Фосси. Атмосфера и эмоции от тех просмотров сохранены в стенах «Ленинград Центра», а решение сохранить название «Ленинград» я считаю абсолютно верным. Если говорить об индустрии развлечений, в то время Петербургский государственный мюзик-холл был одним из лучших в стране. Илья Рахлин ставил потрясающие шоу, яркие, оригинальные, они точно давали фору бродвейским постановкам — там царили голоса Сергея Захарова, Ольги Вардашевой, и если кто-то скажет, что мы продолжили традицию умных и зрелищных развлечений в Петербурге, я буду очень горд. Конечно, сейчас мы можем себе позволить быть легче, сексуальнее и более откровенно «флиртовать» со зрителем…

Готовы ли вы назвать «Ленинград Центр» неким питерским местом силы и почему?

Это точно решаю не я. Я лишь надеюсь, что зритель, приходящий к нам, испытывает эмоциональный подъем, наполняется положительными эмоциями и любовью к жизни.

Хореограф-постановщик: Ольга Прихудайлова, шоу Timeless
Хореограф-постановщик: Ольга Прихудайлова, шоу Timeless

Техническая начинка у «Ленинград Центра» по-настоящему мощная: видеостена из 100 плазменных экранов, 36 подвижных механизмов сцены, 3D-занавес, кинетическая люстра из 1000 шаров… Насколько такая площадка конкурентоспособна на мировом уровне? С какими игроками этого же рынка за рубежом вы готовы ее сравнить?

Я бы не хотел нас с кем-то сравнивать: любое сравнение будет неточным. Скажу лишь, что «Ленинград Центр» абсолютно конкурентоспособен. В Европе не так много развлекательных площадок с подобным оснащением, именно поэтому нам сложно выехать куда-то на гастроли. Мы работаем в сегменте качественного шоу, развлечений со смыслом, не ограничивая себя рамками. Спустя девять сезонов никто так и не нашел точного определения жанра, в котором творит «Ленинград Центр». Это ассоциативный ряд на заданную тему, коллаж или калейдоскоп впечатлений!

Среди источников вдохновения — и Бродвей, и Cirque du Soleil?

Если говорить об источниках вдохновения, то, скорее всего, они кроются в ночных клубах Москвы конца 90-х, лондонском Вест-Энде, итальянской комедии дель арте и представлениях Филиппа Жанти. Все это — моя безумная юность. Бродвей, Cirque du Soleil — скорее подсказка жанрового и технологического решения своих фантазий.

Феликс Михайлов

Основная сцена реализована в формате Black Box — «Черный ящик». Что это значит и что это дает?

«Черный ящик» — это пространство без стен, это космос, в нем можно создать любой мир, в котором происходит магия, стены зала как бы поглощают зрителя и не мешают воспринимать происходящее на сцене. В черном ящике даже незначительное становится ярче и значительнее, поэтому мы стараемся придать смысл каждой детали.

Чего вообще сегодня хочет публика? Пытаетесь ли вы изучать публику и ее вкусы — или готовы вести зрителей за собой, за своими вкусами на свой страх и риск?

Мне очень хочется вести публику за собой. Когда мы показывали наши первые шоу, один из зрителей сказал: чтобы понять эти постановки, надо быть образованным человеком или хотя бы разбираться в кинематографе, живописи, литературе. Если честно, так и есть. Но мы точно следим за тем, чтобы зритель не почувствовал себя глупым, и, мне кажется, мы нашли своего зрителя: к нам ходят люди, которым интересно считывать наши ребусы! Кстати, вот еще версия определения нашего жанра — эмоциональный ребус.

Хореограф-постановщик: Ксения Михеева, шоу «Тело/Душа. Жизнь как чудо»
Хореограф-постановщик: Ксения Михеева, шоу «Тело/Душа. Жизнь как чудо»

Действительно, ваши шоу, которые «продают» публике эпитетами «эпатажное», «откровенное», «эротическое», это всегда намного больше, чем ожидаешь, каждое шоу наполнено культурными отсылками. Какая эпоха, какая культура для вас как человека искусства особенно дорога, кто главные герои вашего культурного багажа, который вы в своих произведениях интерпретируете и переосмысливаете?

Багаж очень разнообразный, я бы описал его детским стишком: корзина, картина, картонка и маленькая собачонка. Я очень люблю елизаветинскую Англию, Францию Короля Солнца, Италию периода Медичи. Древняя Русь — это прям колоссальный источник моих фантазий, особенно музыка, а если говорить об эстетике и юморе, то здесь мои кумиры и ориентиры — это Марк Захаров и Пина Бауш в театре, Феллини и Альмадовар в кино, Бегбедер, Шекспир и Блок в литературе, Doors, Шнитке и Эдуард Артемьев в музыке. Но каждый раз, создавая шоу, я выбираю новый ориентир, который наиболее близок мне в данный момент.

Хореограф-постановщик: Олег Хмелев, шоу «Тело/Душа. Жизнь как чудо»
Хореограф-постановщик: Олег Хмелев, шоу «Тело/Душа. Жизнь как чудо»

Ваши шоу — это еще и суперпрофессиональная и очень многопрофильная команда, с вами работают лауреаты «Золотой маски», циркачи высочайшего уровня, чемпионки мира по polе dance, звезды фламенко и классные музыканты. Как вы ищете артистов, как их увлекаете? Акробаты, гимнасты, танцоры — без кого еще вам не обойтись?

Ищу с трудом! Иногда просто вижу какой-то видеофрагмент в соцсетях, нахожу артиста-автора и предлагаю приехать попробовать. Иногда, очень редко, мы проводим кастинги, но чаще работает сарафанное радио: люди знают, что мы делаем, видят наши шоу и хотят у нас работать. Артисты очень замотивированы тем, что в «Ленинград Центре» есть возможность развиваться, мы проводим большое количество мастер-классов от специалистов в совершенно разных областях — от клоунады до лекций об искусстве. Каждому здесь дается шанс раскрыть все грани своей творческой природы — и это главное. На сегодняшний день наша работа стала совместным творчеством с артистами, я уже не понимаю, могу ли я начать готовить новое шоу, не посвятив ребят в идею еще на стадии, когда она только витает в воздухе.

И я не могу обойтись без тех артистов, которые сейчас в труппе. Они как огромная коробка с цветными карандашами: без одного из них палитра на сцене будет уже неполной. И если по какой-то причине человек уходит из театра, то мне иногда приходится убирать из программы целые эпизоды, так как индивидуальности невозможно найти замену. Приходится делать по-другому: говорят, незаменимых людей нет, но есть неповторимые!


У нас в труппе люди, которых повторить невозможно.


Шоу «Портфолио» с Дарьей Мороз
Шоу «Портфолио» с Дарьей Мороз

Timeless, Lovesick или «Любовная лихорадка», «Тело/Душа. Жизнь как чудо» — все ваши шоу так или иначе про любовь, про страсть. Это лейтмотив вашего творчества? Или единственно возможная тема для шоу такого формата? Или любовь всегда хорошо продается?

Я считаю, что в жизни не хватает любви. В разных ее проявлениях. Мы живем в таком мире, где люди замкнуты сами в себе, даже находясь рядом с близкими. Мне самому хочется чаще по-настоящему испытывать чувство влюбленности… За два дня до смерти тот самый Федерико Феллини сказал: «Как хочется влюбиться еще раз!».


Все, что я делаю, — это призыв еще раз влюбиться.


Любовные сюжеты вы любите подавать с иронией. А по жизни вы человек ироничный?

Конечно! Отношения любящих друг друга людей должны быть ироничными, они должны умилять. За трагичными любовными сюжетами зритель должен идти не к нам, а в кино или драматический театр, театр оперы и балета.
У меня сложное чувство юмора, и с годами меня рассмешить все труднее и труднее. (Улыбается.) А самоирония спасла меня от многих бед, но если я иронизирую, то стараюсь делать это, никого не унижая!

Хореограф-постановщик: Дана Вайс, шоу Lovesick
Хореограф-постановщик: Дана Вайс, шоу Lovesick

У вас шестеро детей. С какого возраста вы готовы видеть их зрителями ваших шоу? И как вы ребенку расскажете, что такое любовь? Представьте разговор в формате «И спросила кроха»…

Мои дети смотрят репетиции шоу с годовалого возраста! Поэтому мне не надо им рассказывать, что такое любовь. Что это взаимное уважение людей друг к другу, нежные объятья, чувство, которое не должно изматывать человека. С раннего детства они видят все это в моих постановках, и, надеюсь, делают свои выводы! (Смеется.)

У «Ленинград Центра» есть классное выставочное пространство — его вы не планируете задействовать в каком-то своем будущем шоу? Не думаете выходить за рамки сцены и пробовать еще более неожиданные форматы?

Мы обязательно выйдем за рамки сцены, с каждым шоу мы двигаемся в эту сторону. И, конечно, к десятому юбилейному сезону мы сделаем шоу-квест по нашему зданию и задействуем все уголки пространства, включая ресторан «Блок».

Хореограф-постановщик: Анастасия Калачева, шоу «Семь. Хроника любовных происшествий»
Хореограф-постановщик: Анастасия Калачева, шоу «Семь. Хроника любовных происшествий»

Наш журнал — про качество жизни. Что для вас это понятие означает применительно к творчеству и применительно к обычной жизни?

Качество жизни применительно к творчеству — это когда с тобой вместе работают люди, влюбленные в свое дело, у которых горят глаза. В обычной жизни я неприхотлив, но, если что-то ломается, очень переживаю, не люблю бытовуху, хотя могу в пижаме пойти гулять по городу — и заправить штаны в носки! (Смеется.) В жизни и в творчестве все должно быть красиво, органично и питать душу.

Для вас в творчестве на первом месте форма или содержание?

Форма, позволяющая максимально раскрыть содержание.


Реклама. ООО «Деметра», ОГРН 1117847070428, ИНН 7801541244
Токен 4CQwVszH9pQPMm39yGH

08 декабря 2022
Posta-Magazine для раздела Культура