Культура

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с продюсером Екатериной Кононенко

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с продюсером Екатериной Кононенко

Ведущая рубрики «КиноБизнес изнутри» Рената Пиотровски поговорила с продюсером и актрисой Екатериной Кононенко об «игре» в кино, «денежной» энергии и… прошлых жизнях.

Немного хаоса, немного театра, немного магии

Моя профессия была мне предначертана, мне кажется. Папа — оператор, и, возможно, с детства было понятно, что я буду заниматься кино. Наверное, любой «киноребенок», растущий на съемочной площадке, не может представить себе какое-то другое будущее — и пойти работать в библиотеку или врачом, хотя, конечно, всякое бывает. Ты впитываешь с детства эту особую атмосферу. Съемочная площадка — это немного хаоса, немного театра, немного магии — раз, и ты «закодирован» на всю оставшуюся жизнь. И, конечно, это яркие воспоминания: полеты на кукурузнике на Ялтинскую киностудию, летние месяцы на съемках в Крыму — это на всю жизнь отпечатывается и остается такой ностальгией.

Дайте список!

Совсем недавно ушел из жизни мой крестный и наставник, близкий друг отца — режиссер и композитор, Отец Диакон Димитрий Таланкин, с которым мы общались с детства. Он был по-настоящему талантливым педагогом и с удовольствием «воспитывал» меня.

— Ну, что мы после школы будем делать?
— Я буду поступать на режиссуру.
— А почему не на актрису?
— Да нет, что вы, какая я актриса?! — отвечала я, будучи довольно скромным ребенком.
— Я буду режиссером.
— А ты знаешь, сколько надо книг прочитать, чтобы быть режиссером?
— Дайте список! (Смеется.)

Он давал мне огромные списки литературы, и я летом сидела и читала. Потому что мне очень хотелось! Но какая режиссура в 17 лет? Я всегда хорошо писала, с детства, и я быстро и легко поступила на кинодраматургию. А потом уже начался длинный путь и Высшие режиссерские курсы у Михаила Иосифовича Туманишвили.

Рената Пиотровски и Екатерина Кононенко

Режиссер — это характер и выносливость

Мой приход в профессию продюсера — это история про поиск себя. Сидеть в режиссерском кресле мне нравится лишь в очень маленьких дозировках. Режиссер — это безумная ответственность, я восхищаюсь и поражаюсь вот этой вот режиссерской харизме, натуре. Потому что это именно натура, человек — он либо режиссер, либо не режиссер. Режиссером нужно родиться. Вот Даша Чаруша — там сразу понятно…

Они другие, и ты сразу видишь: вот это режиссер, он точно может эту площадку тащить, это характер, это выносливость, это трудоголизм.

А я не могу похвастаться такой степенью включенности, ответственности. И в какой-то момент я честно ответила себе на вопрос, что я не хочу. Я могу сидеть за режиссерским монитором — на площадках, где я работаю с близкими режиссерами, они мне доверяют какие-то вещи. Так получилось, что практически все режиссеры, с кем я работала, — дебютанты: Даша Чаруша, Илья Найшуллер и его дебютный «Хардкор»… Ладо Кватания снимал со мной короткий метр — это тоже был дебют. И я как-то все время с самого начала принимаю участие в процессах, которые связаны с режиссурой, помогаю — но не потому, что у меня есть какие-то амбиции снять пару кадров и потом этим гордиться. Просто это очень тяжело для режиссера — тайминг, КПП… Впрочем, понятно, что я не работала с мэтрами — этим людям вряд ли надо помогать.

В каждый проект я играю

Я независимый продюсер. Наверное, это все идет от того, что я независимая женщина. Это характер. Кино — это как квест. И мне нравится самой его проходить. Ты начинаешь в него играть, и у тебя, как пазл, складывается вот этот кинопуть. Иногда ты за что-то берешься и понимаешь, что что-то не получается, не судьба — и ты всегда вправе отодвинуть это, отставить в сторону, принять самостоятельно решение, сказать этому «да», а этому — «нет». А когда все получается, начать как мозаику собирать проект, складывать, начиная с контактов и финансирования. Я делаю, как чувствую. В каждый проект я играю.

Рената Пиотровски

Деньги — это энергия

Деньги зарабатывать хочется, и это нормально. Каждый проект — это два-три года твоей жизни. Мы все понимаем, что в кино люди немножко выменивают свою личную жизнь, свое личное время на вот эту иллюзию кино. И этот обмен должен что-то приносить, иначе тебя это опустошает. А деньги — это тоже энергия, и когда они приходят, если все получается, если ты делаешь что-то, что по бизнесу тоже складывается, ты получаешь от этого еще большее удовольствие и удовлетворение.

Кино — это рулетка

В кино что-то предсказать тяжело. Если это хотя бы студия, там люди набивают руку на каких-то фильмах и понимают: вложим столько-то денег в маркетинг — и будет такой-то выхлоп, а один ты никогда не можешь предугадать. Да, есть «прогнозы», что вот это кино более коммерческое, а вот это фестивальное, но и это не дает никаких гарантий и возможности предугадать результат. Просто иногда все быстро, как пазл, раз — и складывается, а иногда нет. И любые частные инвестиции — это тоже рулетка. Инвесторы, которые идут в кино, понимают, что это достаточно непредсказуемая история. И не только у нас. Например, независимое кино, как в Америке, и не обязано приносить какие-то суперприбыли.

Рената Пиотровски
Екатерина Кононенко

Точечное попадание

«Я худею» — это счастливая случайность. Просто пришли ребята — Сережа Корнихин, Коля Куликов, Леша Нужный. Мы случайно встретились и поговорили об этом. На тот момент моя подруга и партнер Алена Кремер, тоже большой продюсер, много занимавшаяся рекламой, как раз решила пойти в кино и искала проект. И я точно знала, что она хочет — и это было точечное попадание. У меня были два кусочка пазла — и я точно знала, что они друг к другу подходят.

Выдохнуть

После «Хардкора» мне очень хотелось какого-то сумасшествия, потому что «Хардкор» — невероятно тяжелый проект. Это три года жизни, это свыше 120 смен производства, это полное изобретение технологии, это каждые две-пять секунд экранного времени трюки — и после этого всего хотелось выдохнуть. Уже заканчивая «Хардкор», я одновременно занималась картиной «Любит — не любит» Клима Шипенко — то есть уже двигалась в параллельном пространстве, это абсолютно разные фильмы. С одной стороны, Тула с финальными экшенами, проездами на мотоциклах, микроавтобусами, улетающими к чертовой матери, с другой, Питер, мосты и поездки на «Сапсане». А после этого захотелось совсем чего-то такого своего — спокойного и очень красивого. И я прямо себе задумала и стала искать. И нашла сценарий короткого метра, предложила его Ладо, и мы просто, с легкостью и непринужденностью сделали это кино.

Кино — это серф, и я пока держусь на волне!

Секрет успеха — это доверие пространству. Я доверяю всему, что происходит вокруг меня в плане профессии, и просто на этой волне стою и еду.

Рената Пиотровски и Екатерина Кононенко

Сколько за этим труда

У меня очень сильно развита цеховая солидарность. Я знаю, чего стоит снять кино, какое бы оно ни было, я знаю, каких трудов это стоит, сколько сил туда вкладывается, эмоций, знаю, что часто не все получается, ты хочешь одно, а получается другое. Поэтому с мнениями «нравится-не нравится» нужно быть осторожнее. Иногда мне не нравятся фильмы, которые нравятся всем: «не зашло» по содержанию, теме, это личное. Но я всегда говорю, что кино, как любое искусство, очень субъективно, кому-то нравится Малевич, кому-то — Шагал, и тут не о чем спорить.

Вот летит птица

Специально никто никого в профессии не ущемляет. Но есть какие-то культурные коды, которые передаются генетически из поколения в поколение. Сейчас ситуация меняется, но мужчины, если посмотреть статистически, все-таки владеют ситуацией в кино. Я лично не могу привести примеров из своей практики, что мне чего-то недодали, потому что я баба. Но проблема с тем, чтобы «видеть» женщину в профессии, есть. Вот летит птица, а мы сделаем вид, что она не летит, просто ее как бы нет. Но я сейчас скажу вещь, выносящую мозг. Мы вообще не знаем, кто мы: мужчины или женщины, потому что мы в прошлых жизнях — а я существую именно в этой концепции — накопили очень большой и очень разный опыт.

Когда мы приходим в новое тело, мы сохраняем в себе отпечатки предыдущих опытов. Прошлые наши жизни влияют на сегодняшнюю жизнь.

И если сегодня в этом теле женщина, то совершенно необязательно, что твои эмоциональные отпечатки — тоже женские, они могут быть и мужскими, и они могут превалировать над женскими отпечатками. И наоборот. И именно поэтому нам нужно равноправие. Если в некоторых женщинах преобладают какие-то мужские качества, а в мужчинах — женские, то почему и зачем мы так сильно разделяем людей по половому признаку? В этом нет никакого смысла. Просто есть человек со своим набором качеств — и все.

Екатерина Кононенко

Прикольный опыт

Съемки в коротком метре с Федором Сергеевичем — это был прикольный опыт. Я согласилась, потому что дружу с Кимом и с Соней Карпуниной. Я, конечно, нервничала и переживала, шоком для меня было, когда я зашла в кадр и поняла, что играю сцену eye to eye. С глазу на глаз с человеком-суперпрофессионалом. Он произносит свой фантастический диалог мне прямо в глаза. И когда я осознала, что сейчас надо от дубля к дублю просто смотреть ему в глаза и что-то все-таки делать, тогда как я вообще не актриса, я собралась, вспомнила всех своих артистов и их приемчики — ну и как-то справилась.

«Продюсер. Инструкция по применению, или куда приводят мечты»

Я с детства думала о том, что напишу книгу. Это не было сумасшедшей мечтой, у меня не было одержимости этим, но я знала, что этот момент наступит. В тот год я загадала несколько вещей, скомпилировав все свои давние чаяния: новое кино, дом и книга. И когда я это каким-то образом сформулировала, оно пришло. Загадала — и полетела в Индию, и там мне попалась в Instagram реклама курса Екатерины Иноземцевой Free Publicity School и их тренинга под названием «Пишу книгу за 90 дней». Без этого курса книгу я, возможно, никогда бы и не написала. Потому что это как марафон. Они очень круто ведут и проводят тебя через все этапы — и если ты человек еще и пишущий, подкованный, а не первый раз в жизни за компьютер сел, то все получится. Я им сразу сказала: «Ребята, я очень серьезно настроена, у меня точно будет книга, у меня литературное образование, займитесь мной серьезно». (Смеется.)

Каждые три дня ты получаешь задания, которые должен выполнить в рамках ежедневного «книгочаса».

Екатерина Кононенко
Екатерина Кононенко

Расскажи об этом

Первое, что сказали на курсе и что меня мотивировало: художественная литература будет всегда, но сейчас настало время, когда люди хотят получать информацию о чужом опыте. Если ты в чем-то эксперт — расскажи об этом, а не выдумывай персонажей. Пиши о том, что хорошо знаешь — именно этому нас учили и на драматургии. И первое, что ты делаешь на этом курсе, — идешь в книжный магазин и покупаешь всю литературу, которая является в твоей сфере конкурентной, компетентной и специфической. Я скупила все книги, которые есть про продюсирование. И поняла, что стоящего (не считая экономических учебников мелким убористым шрифтом по азам профессии) очень мало — кроме, конечно, Роднянского. А ведь у каждого продюсера — свой богатый опыт. Меня долго мучил так называемый «синдром самозванца», в том числе и потому, что мир продюсирования — абсолютно мужской, и я та птица, которая как бы летит, но… не летит. Мне казалось, что я недостойна того, чтобы что-то рассказывать. И чем ближе я была к финалу написания этой книги, тем сильнее во мне этот синдром развивался. И тут я должна сказать спасибо педагогам, которые меня ободряли.

Как держать аудиторию

Меня стала читать молодежь, я получаю очень много фидбеков. Мастер-классы — это тоже здорово, но я пока в самом начале этого пути. У меня пока нет каких-то сформулированных лекций — есть только одна, которую меня приглашали читать в МГИМО и во ВГИК (правда, из-за пандемии все отменилось). Но в то же время делиться опытом — это очень серьезные энергетические затраты. Я даже не ожидала, что лекция — это настолько энергозатратно, это гораздо тяжелее, чем вести площадку, к этому надо привыкать. Я очень сильно выкладываюсь — потом аж голова кружится! Я даже с Эвелиной Хромченко консультировалась по этому поводу, у нее тысячные залы — и она мне пару секретиков подарила, как держать аудиторию.

Иду на сражение

Когда я выхожу на площадку, вижу группу в 200 человек и получаю от администратора рацию, я испытываю чувства гладиатора, это дикий адреналин! Я будто иду на какое-то сражение — и понимаю, что многое происходит здесь и сейчас в том числе за счет моей личной энергии. В этот момент я чувствую себя немного мужчиной. А вот на красной дорожке ничего похожего я не испытываю. Но над своим образом я стараюсь работать. Иногда вспоминаю, какой я была на съемках фильма «Хардкор» — без комментариев. И с тех пор я дала себе зарок: на площадке — только с чистой головой и обязательно с легким мейком. Гладиатор должен быть в форме. И на красной дорожке, конечно, тоже.

Рената Пиотровски и Екатерина Кононенко

Особый жанр

Вести блог у меня нет времени, так как я ежедневно занимаюсь новым сценарием, поиском каких-то проектов, разработкой, девелопментом, производством. Блогерство — полноценная профессия. Это fun, это весело. Делиться своими чувствами и эмоциями необходимо, и в нашем веке это особый жанр. Люди через это удовлетворяют еще какие-то свои внутренние эмоциональные потребности. И хороший харизматичный блогер всегда вызывает уважение.

Абсолютно параллельно

Ресторанный бизнес — это то же самое, что кино, они абсолютно идентичны, только ресторан живет в моменте. Ресторатор — это продюсер, шеф-повар — это режиссер, и есть команда, плюс выстраивание концепции, художники, дизайнеры — все абсолютно параллельно. У мужа — ресторан, у меня — кино, но одному человеку совмещать это невозможно. Он делал «Мари Vanna» — у меня был «Кислород», он делал «Уголек» — у меня был «Хардкор».

Пандемия

Во-первых, я была с мужем в абсолютном счастье, потому что мы только переехали в новый дом. С нашим образом жизни мы шесть лет прожили за городом, но в доме практически не находились: он все время в ресторанах, а я все время на съемочной площадке. И тут мы переезжаем в новый дом — и нас там закрывают. И мы по полной прочувствовали это наше новое пространство. Во-вторых, я приняла себя такой, какая я есть — без всяких салонов. А еще этот локдаун принес мне несколько новых крутых проектов, которые, я надеюсь, мы в ближайшие несколько лет будем реализовывать.

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику
Фото: Вова Поло
Выражаем благодарность Saco Revolution за помощь в организации съемки.

01 октября 2020
Рената Пиотровски для раздела Культура