Новости

Дело «Седьмой студии»: о чем жалеет Серебренников, кто ему сочувствует и что будет дальше

Дело «Седьмой студии»: о чем жалеет Серебренников, кто ему сочувствует и что будет дальше

Два дня назад в суде состоялись прения по делу о хищении бюджетных средств фигурантами дела «Седьмой студии», полученных в 2011-2014 годах на реализацию театрального проекта «Платформа». И хотя обналичиванием занималась Нина Масляева, главный бухгалтер «Седьмой студии», прокурор Михаил Резниченко настаивает на вынесении обвинительного приговора в отношении начальства главбуха, которое не смогло проконтролировать ее деятельность.

Кто виноват? Пожалуй, ответ на фундаментальный вопрос, который задал еще Александр Герцен в 40-е годы 19 века, суд скоро найдет. И это уже точно. Но будет ли он соответствовать реальному положению вещей? Приговор огласят 26 июня, в 11:00, а пока прокуратура просит признать фигурантов дела «Седьмой студии» — художественного руководителя «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова, экс-генпродюсера «Седьмой студии» Алексея Малобродского, экс-гендиректора «Седьмой студии» Юрия Итина и директора Российского академического молодежного театра Софью Апфельбаум — виновными и приговорить их к шести годам колонии общего режима, пяти годам, четырем и четырем годам соответственно. Плюс государственный обвинитель попросил назначить Серебренникову 800 тысяч рублей штрафа, Малобродскому — 300 тысяч, а Итину и Апфельбаум — по 200 тысяч.

Дело «Седьмой студии»: о чем жалеет Серебренников, кто ему сочувствует и что будет дальше

Пока шло разбирательство, неравнодушные к происходящему подписывали открытое письмо на имя министра культуры РФ Ольги Любимовой, инициированное Михаилом Бычковым, худруком воронежского Камерного театра, проводили акции в соцсетях и публиковали посты в поддержку фигурантов дела в частном порядке. На момент прений 22 июня открытое письмо подписали около пяти тысяч человек, среди них: режиссеры — Анатолий Васильев, Константин Богомолов, Алексей Герман-младший, Константин Райкин, Валерий Тодоровский, Павел Лунгин, Иосиф Райхельгауз, Кама Гинкас; актеры — Александр Филиппенко, Данила Козловский, Вениамин Смехов, Виктория Толстоганова, Ксения Раппопорт, Мария Миронова и другие. Свои подписи под важным документом поставили музыканты, общественные деятели — все, кто долго и напряженно следил за происходящим.

View this post on Instagram

Друзья..!.. Позвольте с вами поделиться.. Удивительное время.. Сегодня 23 июня релиз моего мини-альбома, а 26 июня в суде, будет вынесен приговор.. Это судебное безумие #театральноедело коснулось моего мастера, друга, очень дорогого мне человека Кирилла Семеновича Серебренникова.. Благодаря которому я познакомился с Москвой, с Москвой молодой, красивой, образованной.. Благодаря которому, я стал частью 7 студии (одногруппники мои #7студия, на меня сейчас как никогда напала мысль, как сильно я вас люблю и какие же мы непоколебимо крутые) и познакомился с удивительными людьми.. Благодаря которому я почувствовал искусство в себе, это был не Станиславский, не Чехов, не Вахтангов, не Мейерхольд, это был Кирилл Серебренников.. Благодаря которому я по сей день нахожу общий язык с самим собой, благодаря которому я ценю такие божественные дары, как дружба, любовь и семья.. Посмотрев свой первый в жизни спектакль, осознанный мною спектакль «Господа Головлевы» (спектакль Кирилла Серебренникова), я понял в какие мудрые, космически-талантливые руки я попал и душа моя улыбнулась и с этой улыбкой на душе я хожу до сих пор..? И завершая свой небольшой кусочек Огромной Благодарности, хочу сказать следующее, что Кирилл Серебренников через проект «Платформа» показал миру, что люди в России талантливые, умные, видящие и чувствующие неправду…! Правда видна, она не прячется, а вот неправда всегда действует из темной подворотни, без лица, без имени и фамилии..Так и сгинет вовсе.. Я на это надеюсь..?#freekirillserebrennikov #freekirill

A post shared by Риналь Мухаметов (@rinal_mukhametov) on

View this post on Instagram

Дорогие,утро сегодня началось невыносимо грустно.. Сколько еще может длиться это отчаянно несправедливое действо над выдающимся режиссёром и человеком,который Честно и талантливо служил и служит своему Делу!!!?! Не деньгам не наживе ,а именно Делу! Тысячи подписей его друзей, коллег,людей,которые знали его в жизни и профессии подтверждают это и ходатайствуют за него! Почему,человек,который не только не брал,но готов был вложить и вкладывал своё для того,что бы сделать не просто спектакль ,а предмет Искусства, обвинен в воровстве?? А те,которые реально воровали,но юридически защищённо, изощренно хитро это делали,на свободе? Только потому,что имели хитрость находить лазейки?? Кирилла судят ,по факту, за отсутствие хитрости,за то ,что доверял людям, доверял тому же бухгалтеру,которая и подставила его,совершая махинации за его спиной,будучи не честным и не профессиональным человеком. Так чему нас учит это" Дело"??? Не доверяй! Не твори! Сиди тихо!Будь массой ,а не Личностью! Будь хитрым и рассчетливым! Господи, пошли сил Кириллу, Алексею Малобродскому, Софье Апфельбаум ,Юрию Итину! И пошли здравомыслия и мудрости судье,которая вынесет окончательный приговор! #кириллсеребренников♥️ @kirillserebrennikov

A post shared by Мария Миронова Менакер (@mariya_mironova_actress) on

Утром 22 июня письмо отправили в приемную Министерства культуры РФ, ответа не последовало, а иск, как теперь уже известно, не отозвали. На прениях подсудимые произносили последние слова, а речь Кирилла Серебренникова уже разобрали на цитаты. Если коротко, то из первых букв текста стенограммы, уже опубликованной в СМИ, можно сложить предложение «Ни о чем не жалею, сочувствую вам» — это отрицание Серебренниковым своей вины, убедительно подтвержденное фактами. В заключительном слове Кирилл продекламировал стихотворение Иосифа Бродского «Конец прекрасной эпохи». Все так ясно, что даже не надо читать между строк.

По итогам третьей экспертизы следствие выявило завышение сумм, потраченных на спектакли «Платформы», более чем на 100 млн рублей. Защита не сдавалась, называла экспертизу «безграмотной», в ходе судебного процесса неоднократно отмечала, что Серебренников был художественным руководителем без административно-хозяйственных функций и к финансовой деятельности отношения не имел. Сам Кирилл Серебренников признал, что бухгалтерия на проекте велась «из рук вон плохо», но от этого легче не стало.

Дело «Седьмой студии»: о чем жалеет Серебренников, кто ему сочувствует и что будет дальше

«Жалею ли я, что бухгалтерия „Платформы“, которая и является предметом всех этих судебных заседаний и расследований, была так ужасно организована? Конечно, жалею. Но, к сожалению, ни повлиять на это, ни изменить это тогда, я не мог, я ничего в работе бухгалтерии не понимаю. Я занимался бесконечным выпуском и организацией мероприятий. Я не занимался финансами».

По словам Серебренникова, горький юмор ситуации заключается в том, что обвинение построено на показаниях бухгалтеров и тех, кто обналичивал бюджетные деньги для «Платформы». Следователи на этих людей давили, и поэтому они оговаривали невиновных. Так и было сфабриковано «театральное дело» — следователями и их лучшими друзьями «обнальщиками».

Выдержки из речи Кирилла Серебренникова на заседании суда 22 июня.

Несомненно, именно сейчас стал понятен принцип, сформулированный предыдущим министром культуры, тем, который пришел на место открывавшего «Платформу» Александра Авдеева, принцип, по которому этот министр, сегодня уже бывший, решил взаимодействовать с современным искусством: «Эксперименты — за свой счет». Так он говорил во многих своих выступлениях. И сейчас ясно, что он говорил именно о «Платформе». И этот «свой счет» — как раз те три самых года арестов, преследования, клеветнических, абсурдных обвинений и судов.

Люди, которые работали с нами на «Платформе» приходили в суд и свидетельствовали за нас, это делали даже свидетели обвинения. В «театральном деле» нет ни одного свидетельства, ни одного доказательства моего нечестного поведения, моего незаконного поведения, моего желания материально обогатиться за счет денег, выделенных на проект.

Совесть, честность, профессиональная и человеческая порядочность, творческое бесстрашие, свобода — именно это утверждалось как главные ценности в работе «Платформы», в той ее части, за которую отвечал я. Я, разумеется, не об этой чертовой бухгалтерии. Об этом в суде говорили участники проекта и те, кто были среди его зрителей.

«Всегда говори правду», — так меня учили родители! Проектом «Платформа» мы говорили стране и миру о молодой, честной стране, в которой живут честные люди, готовые к тому, чтобы быть авторами своей жизни! Быть свободными авторами!

View this post on Instagram

Услышав о сроках, которые на заседании по делу Седьмой студии запросил для обвиняемых прокурор, я испытал возмущение и смятение. Вот уже три года продолжается «театральное дело», много месяцев продолжается судебное разбирательство. Всем, кто следил за ходом слушаний, совершенно очевидно, что следствие было проведено с огромным количеством нарушений и натяжек, что обвинение, что называется, шито белыми нитками. С другой стороны, во время процесса стало еще раз понятно, что проект «Платформа» был важнейшим творческим событием в культурной жизни страны, что люди, придумавшие и реализовавшие его, достойны благодарностей и наград, а не преследования и наказания. Я глубоко уверен в том, что наши коллеги — Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум и Юрий Итин — честные люди, руководствовавшиеся исключительно интересами дела. И те нарушения, которые имели место (наличия таковых никто и не отрицает) при ведении дел на «Платформе», были вызваны не чьим-то злым умыслом, а недостатками законодательства в области культуры, запутанностью системы освоения бюджетных средств и отчетности. Деятели культуры уже много лет говорят о необходимости совершенствования этого законодательства — и находят понимание у руководителей органов законодательной и исполнительной власти страны. Почему в этих условиях прокуратура занимает такую необъективную, тенденциозную, я бы сказал — свирепую, позицию, остается только гадать. Не приняты во внимания очевидные доказательства отсутствия сговора и злого умысла, отброшены поручительства и свидетельства уважаемых представителей общественности, в том числе выдающихся деятелей российской культуры. Несправедливый, необъяснимо жестокий приговор по этому делу может нанести огромный, непоправимый ущерб культурной жизни России, всему будущему театра и искусства вообще, а значит — всему нашему обществу. Не желая и не имея права оказывать давление на суд, я хочу надеяться, что судья сумеет трезво взвесить все обстоятельства, беспристрастно оценить ситуацию и не допустить вопиющей несправедливости. Иначе будущее нашей культуры незавидно.

A post shared by Евгений Миронов (@emironovofficial) on

View this post on Instagram

Возможно одно из самых отвратительных и тяжелых переживаний в жизни — это чувство бессилия перед творящийся у тебя на глазах очевидной несправедливостью. Никакие наши слова , призывы, поручительства, письма, посты не имеют никакого действия. У каждого, кто следил за этим процессом,была возможность видеть как на протяжении этих почти трёх лет на наших глазах обвинение разваливается и показывает свою полную несостоятельность. Отрицание фактов, Без всяких аргументов отброшенная предыдущая экспертиза и назначение новых непонятных экспертов. Свидетели, которые открыто объявляли в суде что на них совершалось давление, что они давали свои показания под угрозами. Даже с суммой «хищения» они не смогли определиться. Но всё это было отвергнуто судьей. Опять же без каких либо аргументов. Прекрасные честные талантливые и смелые люди — Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум, Юрий Итин, так много сделавшие для развития культуры нашей страны. Так не должно, так не может быть! Это чудовищно несправедливо!

A post shared by Ксения Раппопорт (@kseniarappoport) on

Резонансное дело привлекло внимание и зарубежной общественности. В первую очередь, конечно, культурной. Так, Серебренникова уже поддержали театры Германии и Швейцарии. Художественный руководитель и главный режиссер театра Komishe Oper Berlin Барри Коски заметил, что возмущен скандальными новостями о том, что нашему другу и любимому коллеге Кириллу Серебренникову грозит шестилетний срок. «Это — международный скандал. И мы, международное театральное сообщество, должны сделать все возможное, чтобы убедить власти, преследующие Кирилла, остановить этот процесс», — считает Коски.

Дело «Седьмой студии»: о чем жалеет Серебренников, кто ему сочувствует и что будет дальше

Шокирован запрошенным приговором и Андрес Хомоки, художественный руководитель Opernhaus Zürich. Он считает, что если московский суд поддержит сторону обвинения, умрут последние остатки надежды на конституционное право в России, и для страны, которая так гордится своим искусством, такое решение станет еще одним шагом в изоляцию.

Дело «Седьмой студии»: о чем жалеет Серебренников, кто ему сочувствует и что будет дальше

Ульрих Куон, художественный руководитель Deutsches Theatre Berlin, замечает, что люди, в том числе и он сам, многие годы следящие за творчеством Кирилла Серебренникова, опасаются его физического и психологического разрушения и опустошения. Куон не сомневается в необходимости протеста.

Дело «Седьмой студии»: о чем жалеет Серебренников, кто ему сочувствует и что будет дальше
24 июня 2020
Posta-Magazine для раздела Новости