Благотворительность с Катей Бермант: почему создаются фонды и как они работают?

 
Екатерина Бермант
Все статьи автора
Екатерина Бермант

 — руководитель фонда «Детские сердца», оказывающего помощь детям с врожденными заболеваниями сердца, один из инициаторов создания ассоциации «Все вместе».


Бытует мнение, будто благотворительные фонды создаются, чтобы отмывать или присваивать деньги. В своей новой колонке наш постоянный автор Катя Бермант объясняет, почему это не так, и рассказывает, как устроена работа благотворительных организаций изнутри.

 
 
Благотворительность с Катей Бермант: почему создаются фонды ...

Что мы знаем о жизни филателистов? А о реконструкторах? Какие страсти кипят в сообществах «черных копателей»? Человеку, который не принадлежит ни к одной из этих групп, они кажутся тайными сектами. Примерно так же люди относятся и к благотворительным фондам — как к закрытому ордену тамплиеров с неясными целями и задачами.

Благотворительному движению в России не больше двадцати лет: примерно тогда стали возникать первые фонды и волонтерские группы. Однако представления о благотворительных организациях все еще обычно строятся на основании недостоверных журнальных статей, слухов и домыслов. Задача этого текста — схематично и вкратце рассказать о том, как на самом деле работает благотворительность, какой идее мы служим и какую пользу приносим.

Как и почему «простые» люди стали создавать благотворительные фонды?

Существует несколько типичных сценариев. Например, я работала художником-дизайнером в еженедельном журнале. И однажды мне пришлось собирать деньги на операцию на сердце пятилетней девочке из-под Нижнего Новгорода. Это было несложно, так как в сборе участвовали близкие друзья, родные и хорошие приятели. Девочка выздоровела, и это было счастье! А потом оказалось, что нужно помочь еще одному ребенку, потом еще одному. Это было уже сложнее. Сначала я была волонтером, а потом стала директором фонда и работаю им уже 15 лет. Фонд по-прежнему оплачивает операции на сердце детям из малоимущих семей. Но есть и другие варианты развития событий.

«Несколько православных мужчин вместе читали Библию и пытались понять, чего хочет от них Бог. И в какой-то момент решили, что Бог хочет, чтобы они сделали в сети сайт с православными аудиокнигами и лекциями, — рассказывает Владимир Берхин, президент благотворительного фонда „Предание“. — Сделали. Через полгода к нам пришел еще один православный мужчина, который сказал, что мы справились с задачей настолько хорошо, что он будет нам платить небольшую зарплату, чтобы мы не отвлекались и продолжали работу. С его помощью мы несколько лет развивали сайт, завели собственную аудиостудию, заполнили раздел „видео“ и „музыка“. А в 2008 году выяснили, что по сайту ходит 5 000 человек в день. И решили довести идею до ума и открыть благотворительный фонд при сайте — чтобы люди могли не только читать и слушать, но и дело делать». Так десять лет назад родился один из наиболее эффективных и энергичных фондов «общей помощи» — то есть помощи всем, кто в ней нуждается.

В благотворительность люди редко попадают случайно, и Павел Гринберг, директор фонда «AdVita» не исключение. В 1997 году его подруга Женя Кантонистова заболела лейкозом, лечилась во Франции, пережила несколько рецидивов и в конце концов отказалась от помощи врачей. 19 ноября 1999 года Жени не стало. Ей было 27 лет. Павлу — 30. «Как раз после того, как Женя умерла, я и стал что-то делать. Потому что мне надо было место себе найти», — говорит Павел. Теперь «AdVita» помогает детям и взрослым с онкологическими заболеваниями.

Благотворительность с Катей Бермант: почему создаются фонды и как они работают?

Благотворительный фонд «Здесь и сейчас» оказывает поддержку воспитанникам детских сиротских учреждений, их выпускникам, приемным семьям и семьям группы риска. По словам Татьяны Тульчинской, директора фонда, впервые она попала в детский дом в 1988 году. Точнее, не попала, а сознательно пришла.

«Я училась тогда в десятом классе и была секретарем комсомольской организации школы, — говорит Татьяна. — Комсомол еще существовал, но уже начинал понемногу агонизировать, а я была девушкой идейной, и мне казалось, что реальные полезные дела гораздо важнее бессмысленных политинформаций и стенгазет. Мы пришли в ближайший детский дом небольшой командой одноклассников и предложили помощь. Потом команда как-то развалилась, все готовились к поступлению, стало не до того, а я осталась: видимо, чувствовала ответственность, да и к детям привязалась. Так и проходила к ним все пять лет, пока училась в МГУ. А потом этот детский дом закрыли, я стала искать другие варианты для волонтерства и познакомилась с Марией Елисеевой, стала сотрудником Художественного центра „Дети Марии“».

Год рождения фонда «Здесь и сейчас» — 2005-й. К этому времени я уже имела достаточно большой опыт работы в благотворительности, причем как волонтерский, так и профессиональный. На самом деле я всю жизнь думала о том, чтобы обязательно сделать что-то свое, и просто почувствовала, что этот день настал. А, рассудив и прикинув, поняла, что из того, за что бы мне в тот момент имело смысл браться, благотворительный фонд, скорее всего, у меня получится лучше всего. И он получился. Тринадцатый год работает — и вроде неплохо«.

Одним словом, благотворительные фонды создавались на основе личных историй. Поэтому и тематика их отвечала опыту и переживаниям конкретных людей. Есть фонды «лечебные», «сиротские», «собачьи», «стариковские»... Есть фонды «адресной помощи» и те, которые занимаются структурными проблемами, помощью конкретным лечебным учреждениям или категориям населения. Этих историй можно написать много. Очень много. Но в основе каждой истории лежит обычное человеческое чувство. Любовь.

Итак, кому помогают благотворительные фонды?

Большинство из нас — «детские фонды». Оно и понятно: дети — наше все. Наша любовь, наше будущее, наша надежда. Но на одном из собраний благотворительной ассоциации «Все вместе» внезапно встал вопрос о помощи взрослым. Все наперебой начали рассказывать, что получают письма от взрослых людей. Тех, кто уже перешагнул отметку в восемнадцать лет, но еще не относится к «старикам». Взрослые писали, что они понимают, что по возрасту не подходят под уставные требования фондов, но они тяжело больны и не знают, кто может оказать им помощь. Оказалось, что сотрудники всех фондов ассоциации получают такие «непрофильные письма» и понятия не имеют, как им поступать. И тогда произошло удивительное и уникальное событие. Фонд помощи взрослым «Живой» был создан не людьми, а фондами. Такое в нашей истории произошло впервые. «Живой» помогает взрослым — людям от 18 и примерно до 65 (!) лет. Верхнюю границу провести трудно, ведь речь идет о помощи обширной категории населения.

Благотворительность с Катей Бермант: почему создаются фонды и как они работают?

Есть примеры благотворительных организаций, которые поддерживают лечебные учреждения. Фонд «Детская больница» был создан в 2001 году группой врачей Детской городской клинической больницы № 9 им. Г.Н. Сперанского для помощи больнице и крупнейшему в России Ожоговому центру, где ежегодно лечатся около 1500 детей, получивших сильные ожоги. Благодаря фонду больница и Ожоговый центр покупают современные медицинские материалы и оборудование, которые не предусмотрены базовым бюджетом или необходимы в срочном порядке. Очень многие предметы и лечебные манипуляции не покрываются полисом ОМС, а для того, чтобы принести передовые технологии в нашу медицинскую среду, также требуются немалые затраты. К тому же детям, пережившим шок, нужны психологи, реабилитация, специальная одежда. Обо всем этом заботится фонд «Детская больница».

Фонд помощи хосписам «Вера» теперь широко известен в стране, где раньше никто толком не понимал значения слова «хоспис». Огромный труд основателя фонда Веры Миллионщиковой буквально перевернул сознание людей: простая мысль, что помогать нужно не только «перспективным», то есть тем, кто вылечится, но и терминальным больным, каких бы вложений это ни требовало, сегодня уже воспринимается как норма. Но так было не всегда. Мысль о том, что человек заслуживает безболезненной смерти без мучений, только сейчас стала обсуждаться на самом высоком уровне. Вопросы обезболивания онкологических больных, создания детских хосписов, обеспечения профессионального ухода на дому — вот, чем занимаются сотрудники «Веры». Это подвижнический труд по преодолению стереотипов мышления, по созданию культуры милосердия. Нас могут минуть болезни, нужда, тюрьма, но смерть случится совершенно точно. Задача хосписов — помочь нам встретить неизбежное событие достойно и без мучений. Тем более, что современные технологии это позволяют.

Впрочем, и бездомным может стать каждый из нас: обстоятельства порой складываются самым неожиданным и чудовищным образом. У одного есть семья, друзья и возможности. А другой оказывается уничтожен случившимся. Неважно, что произошло — пожар, предательство близких, формирование алкогольной зависимости или обман, — человек теряет себя, не может сопротивляться, опускается и перестает быть собой. Постепенно происходят изменения в психике, и он сам не замечает, как становится бомжом. Страшная аббревиатура, большинством граждан произносимая с брезгливостью. Государство довольно вяло занимается этой проблемой. Никакие запретительные меры не работают: людей надо стараться возвращать к жизни, восстанавливать документы, социализировать, одевать в чистое. Иногда возможность вымыться и переодеться полностью переворачивает жизнь человека с улицы. Благотворительный фонд «Друзья на улице» занимается помощью такой непопулярной части населения, как бездомные.

Благотворительность с Катей Бермант: почему создаются фонды и как они работают?

Теперь главный и самый интересный вопрос: откуда у фондов берутся деньги?

Наиболее простой случай — фонд, созданный крупным банком или какой-нибудь компанией. В такой ситуации работает схема, приближенная к зарубежной: есть бюджет, выделяемый на программы, есть гарантированная зарплата сотрудникам, есть даже деньги на проведение мероприятий. Это прекрасно, но встречается довольно редко.

Существуют так называемые «фандрайзинговые фонды»: все фонды благотворительной ассоциации «Все вместе» относятся именно к этой категории. Фандрайзинговые фонды привлекают пожертвования на реализацию своих уставных целей, проектов и программ.

Делается это разными способами. У каждой благотворительной организации есть своя стратегия фандрайзинга или, на худой конец, свой стиль работы с донорами. Уже упомянутый выше фонд «Предание», так же как и интернет-фонд «Помоги.орг», собирают пожертвования в интернете. У фонда «Милосердие» и у фонда «Правмир» есть свои интересные и очень популярные интернет-ресурсы, с помощью которых они привлекают деньги на проекты. Есть фонды, рассчитывающие на небольшие пожертвования, но от многих дарителей: «Детские сердца», «Река детства», «Волонтеры в помощь детям-сиротам» («Отказники»). Есть фонды, сотрудничающие с компаниями, банками и производствами. К таким относится наш самый крупный и самый известный фонд «Подари жизнь». Он же обладает самым многочисленным в Европе сообществом частных дарителей.

Но главное, что фонды только рассказывают о проблеме, а помогают люди. Фонды проверяют подлинность просьб, собирают необходимые документы, аккумулируют деньги на своих счетах. Фонд — это инструмент. Каждый человек, чувствующий потребность в благотворительности, может найти «свой» фонд и помогать через него, не боясь быть обманутым. Ответственность за достоверность информации берет на себя благотворительная организация.

Благотворительность с Катей Бермант: почему создаются фонды и как они работают?

Конечно, можно помогать семьям «напрямую». Но тогда может возникнуть и угроза мошенничества, и нецелевое использование денег, и всевозможные манипуляции. Когда между вами и благополучателями стоит фильтр в виде фонда, вы получаете только положительные опыт. Проверено. Точно.

 

 

 

Екатерина Бермант для раздела «Стиль жизни», опубликовано: 17 июля 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Women in Power: Жанна Агузарова — певица с другой планеты
Лето в Санкт-Петербурге: Маноло Бланик, эрмитажный текстиль и Жар-Птица в небе
Планы на лето: Франция по стопам импрессионистов
Время вдвоем: Юлия Прудько и Александр Орлов
Досье: сырный вопрос — моцарелла, буррата, страчателла
Интенсив: учимся играть в петанк

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.