Гармония несочетаемого: кресло из рыбьей чешуи, стул-каракатица и приключения старого матраса

 
Мария Бабичева
Все статьи автора
Мария Бабичева

— журналист


Комбинируя абсолютно разные между собой материалы, промышленные дизайнеры не только создают оригинальные предметы интерьера, но и разрушают привычные представления о них. Рассказываем о самых необычных творениях, предназначение которых временами совсем не очевидно.

 
 
Гармония несочетаемого: кресло из рыбьей чешуи, стул-каракат...

Хрупкое трансформируется в крепкое, стойкое становится шатким, а шедевры искусства превращаются в обыденные вещи — предметы в некоторых дизайнерских коллекциях утрачивают свои первоначальные свойства и функции, приобретая другие, совершенно для них нехарактерные.

Венера в лесах: книжная полка «Древность»

Прозвище бесстрашного новатора чилийский дизайнер Себастьян Эрразуриз получил благодаря стремлению превращать произведения искусства в функциональные предметы интерьера, тем самым не только стирая границы между современным искусством, дизайном и ремеслом, но и расширяя само понятие мебели. Заинтересовавшись историей луврской статуи «Венеры из Арля», или «Арлезианской Венерой», которая была найдена в XVII веке при раскопках под стенами древнего театра в Арле, он создал копию скульптуры античной богини любви. Причем в ее первоначальном виде — без рук. Дело в том, что «Арлезианскую Венеру» нашли не только без них, но и раздробленную на четыре части. И до того, как город Арль подарил мраморное изваяние Людовику XIV, а тот поручил своему скульптуру Франсуа Жирардону привести его в надлежащий вид, оно украшало здание городской ратуши — восстановленное, но без этих фрагментов. Франсуа Жирардон не только слепил для античной статуи недостающие детали, но и попытался придать ей сходство с Венерой, вложив в ее левую руку зеркало, а в правую яблоко. К тому же он сделал тело изящного изваяния более гладким, убрав мышцы и выступающие кости.

В своей «Арлезианской Венере» Эрразуриз объединяет искусство с функциональным дизайном. Окруженная деревянными полками, напоминающими строительные леса, прекрасная статуя богини любви больше походит на туристическую достопримечательность, чем на предмет интерьера. Различие в том, что «домашнее» изваяние можно в случае чего прикрыть книгами, изменяя тем самым его облик. По словам дизайнера, смысл его работы в том, чтобы увлечь человека в игру с видимыми и невидимыми его взгляду фрагментами статуи.

Венера в лесах: книжная полка «Древность»

Детали
http://meetsebastian.com


Мыльные пузыри: коллекция ламп Bolle

Форма переливающихся всеми цветами мыльных пузырей воодушевила художников англо-итальянского дизайнерского дуэта Giopato & Coombes создать коллекцию ламп Bolle из прозрачного стекла. Их сферическая поверхность позволяет свету от латунной лампочки преломляться, тем самым не только усиливая его в несколько раз, но и создавая, как у мыльного пузыря, яркие блики на внешней стороне лампы.

Лампы Bolle изготавливаются вручную из муранского стекла, а при их производстве используют своеобразный, отличный от традиционного метода стекловыдувания метод a lume: на небольшом открытом огне заготовки муранского стекла разогревают до требуемой температуры, а затем стеклодув посредством всякого рода щипцов и палочек вытягивает из них части фигурок, сплавляя их между собой. Таким образом получается прочное стекло, способное выдержать сильный удар или падение.

Мыльные пузыри: коллекция ламп Bolle

Детали
http://www.giopatocoombes.com


Стул-каракатица Sepii

Источником вдохновения художника могут послужить самые разнообразные вещи и явления. В случае молодого датского дизайнера Кристиана Нёрхаве это обитатели морского дна — причем не причудливые морские звезды или рыбы-попугаи, а неповоротливая и жутковатая каракатица. В честь этого десятиногого моллюска семейства Sepiidae он и назвал свой стул.

Вместо привычных нам четырех ножек выполненный из светлого ясеня стул Sepii имеет аж десять — точь-в-точь как у каракатицы. Вот только прочности они ему не добавляют, поскольку стул спроектирован таким образом, что в любом положении на полу будут стоять только три ножки. Такое устройство модели позволяет размеренно раскачиваться на ней, не боясь полететь со стула-каракатицы вверх тормашками — поддерживать его равновесие будут другие ножки, включающиеся в процесс в зависимости от стороны наклона. По замыслу автора, такое колебание стула имитирует морскую волну. Так что, как видим, от стула как от устойчивой конструкции, крепко стоящей на земле, не осталось и следа.

На сайте датской студии K to N Studio, принадлежащей Кристиану Нёрхаве, выставлена еще одна модель со множеством ножек — лавочка в виде нападающей каракатицы. Воинственный вид ей придает одна из частей, устремленная вверх, на которой парят в воздухе две ножки. Они и позволяют раскачиваться, сидя на лавочке, причем амплитуда таких колебаний гораздо шире, чем у стула.

Стул-каракатица Sepii

Детали
http://kristiannorhave.com


«Русалочье» кресло Sereia Pirarucu

Бразильские дизайнеры братья Кампана, Фернандо и Умберто, пошли еще дальше. Они не только сымитировали форму обитающей в амазонских реках двухметровой рыбы пираруку, но и украсили ее чешуей свои работы. Пираруку была выбрана неслучайно. Особенностью этой пресноводной хищницы является прочная и необыкновенно красивая рельефная чешуя с пурпурной каймой по краям. Благодаря такой кольчуге ей удалось приспособиться к жизни в обществе пираний. Созданное ими кресло братья Кампана назвали Sereia Pirarucu, что в переводе с португальского означает «Русалка Пираруку».

Впервые продемонстрированное публике на нью-йоркской выставке «Гибридизм» кресло имеет больше сходства со скульптурой, чем с мягкой мебелью. Вылитое из бронзы, с чешуйчатой обивкой и русалочьим хвостом, оно никак не подходит под определение комфортного места для чтения или сна. По словам дизайнеров, им больше нравится экспериментировать со скульптурной формой предмета, чем с его функциональностью. К уговорам своей матери о том, что пора бы наконец сделать какую-нибудь комфортную вещь, Фернанд и Умберто остаются равнодушными. По мнению братьев, их творчество смогут оценить лишь те, кого больше привлекают образы, чем реальные вещи.

«Русалочье» кресло Sereia Pirarucu

Детали
http://campanas.com.br


Найдено на свалке: диван-матрас Matrizia

Вдохновение может посетить художника даже там, где, казалось бы, для него нет места — на свалке. Так, внимание англо-израильского дизайнера Рона Арада привлек видавший виды матрас, находившийся рядом с грудой хлама. Прислоненный к стене и сложившийся под собственной тяжестью в гармошку, этот непременный атрибут человеческого жилья натолкнул Арада создать из него полноценный предмет интерьера — диван. Только вот как придать форму мягкому тюфяку? Решить эту проблему дизайнеру помогли на итальянской мебельной фабрике Moroso, которая имеет собственное производство металлических конструкций, позволяющее ей изготавливать каркасы для диванов любой формы. Каркас каждой софы представляет собой металлическую сетку, наполненную жидким пенополиуретаном. Благодаря такому строению фабричный диван сможет прослужить своему владельцу не один десяток лет.

В результате коллаборации Рона Арада и Moroso получился диван-матрас Matrizia — симбиоз смелой дизайнерской мысли и ремесленного мастерства. В его названии объединены два слова: английское mattress («матрас») и имя владелицы и креативного директора фабрики Патриции Морозо. Сходство с матрасом дивану придает не только его форма, но и обивка, напоминающая чехол тюфяка.

Найдено на свалке: диван-матрас Matrizia

Детали
http://www.ronarad.co.uk

 

 

 

Мария Бабичева для раздела «Дизайн & Декор», опубликовано: 3 апреля 2018

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Пара недели: режиссер Квентин Тарантино впервые женился
От Америки до Японии и обратно: самые интересные выставки декабря
Бесконечная шутка и четыре жизни по цене одного романа: лучшие книжные новинки декабря
«Футбол – это страсть и счастье»: Лука Модрич получил «Золотой мяч»
Удивляй и властвуй: новые парфюмы, пока почти не известные в России
Авто с Яном Коомансом: пять самых интересных стендов на автосалоне в Лос-Анджелесе

       
©2011—2018 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.