Кино недели: «Война токов» Альфонсо Гомеса-Рехона

 
Анастасия Гладильщикова
Все статьи автора

— кинокритик, журналист


Картина с непростой судьбой о противостоянии Томаса Эдисона и Джорджа Вестингауза наконец выходит на экраны.

 
 
Кино недели: «Война токов» Альфонсо Гомеса-Рехона

Несмотря на не слишком теплый прием критики, от фильма с Бенедиктом Камбербэтчем и Майклом Шенноном можно получить удовольствие.

Премьера «Войны токов» состоялась еще осенью 2017 года на кинофестивале в Торонто. Положительных критических отзывов о картине было мало: всего 29 процентов на сайте rottentomatoes.com. Но это еще полбеды: фильмом занималась компания Харви Вайнштейна, поэтому вскоре он лег на полку на два года. Режиссер «Войны токов» Альфонсо Гомес-Рехон, который до того специализировался на небанальных историях о тяжело больных подростках (американская версия сериала «Красные браслеты», победитель «Сандэнса» «Я, Эрл и умирающая девушка») за это время перемонтировал картину. В США «Война токов» даже вышла в прокат с подзаголовком «режиссерская версия» — рейтинг составил уже 60 процентов одобрения. Генеральным продюсером теперь значится сам Мартин Скорсезе. Также среди продюсеров ленты, между прочим, Тимур Бекмамбетов. Ругать, впрочем, «Войну токов» продолжают — в основном за то, что единственным ярким персонажем в киноверсии этой истории является Томас Эдисон, и оттого его конфликт с Джорджем Вестингаузом якобы лишен необходимого накала.

Итак, действие начинается зимой 1880 года. Томас Эдисон, изображенный Бенедиктом Камбербэтчем, сразу же заявлен как человек, любящий эффектные перформансы — не зря, в конце концов, его считают одним из изобретателей кинематографа. Поезд с нью-йоркскими богачами внезапно останавливается где-то посреди заснеженной пустоши. Выйдя из поезда, мужчины видят Томаса Эдисона, рядом с которым вдруг загораются ряды лампочек. Вскоре Эдисон попробует впечатлить человека для него еще более важного — влиятельного банкира и предпринимателя Джона Пирпонта Моргана (Мэттью МакФэдьен). Тот пытается убедить Эдисона за полмиллиона поучаствовать в разработке оружия для армии, но для него подобное является табу. «Встречное предложение: вы от меня не получите ничего, а я получу от вас все, что пожелаю», — заявляет нахальный изобретатель и в итоге добивается своего и открывает компанию «Эдисон электрик». Тем временем, инженер и предприниматель Джордж Вестингауз (Майкл Шеннон в редкой для него роли положительного героя) тоже желает стать тем, кто осветит страну. Впрочем, конкурировать с Эдисоном он не хочет — напротив, поначалу стремится к сотрудничеству с ним. Вскоре выясняется, что у конкурентов еще и разные концепции использования электричества. Эдисон делает ставку на постоянный ток, Вестингауз — на переменный. Последний считает гораздо более перспективным и Никола Тесла (Николас Холт), устроившийся поначалу на работу в компанию Эдисона. Но на босса не действуют никакие аргументы — ни о дешевизне переменного тока, ни о его эффективности — настолько он упрям и уверен в собственной правоте. Объявивший Вестингаузу войну (они еще и конкурировали за право осветить Всемирную выставку в Чикаго 1893 года) Эдисон изменяет собственному принципу. Он так хочет дискредитировать своего «врага» и доказать всем, что переменный ток способен убить людей, что способствует изобретению электрического стула, а также умерщвляет животных, чтобы доказать его смертоносный эффект.

Томас Эдисон и впрямь показан в картине личностью наиболее противоречивой, но нельзя сказать, чтобы его соперники в фильме совсем уж не представляли никакого интереса. Тесле, конечно, можно было бы уделить больше экранного времени, но все-таки это не его байопик. Смотреть на Бенедикта Камбербэтча, как и всегда, огромное удовольствие. Совершенно не факт, что когда-нибудь появится еще один сезон «Шерлока», так что увидеть актера хотя бы в похожем амплуа — несомненная радость для его поклонников. Кстати, если вы будете смотреть «Войну токов» в дубляже, то оцените, что Эдисона дублировал тот же актер, что и Холмса в британском сериале. Если Шерлок на протяжении сериала превращался из бездушной машины по разгадыванию загадок в человека, способного на истинную любовь и дружбу, то не менее эгоцентричный Эдисон ближе к финалу фильма наоборот словно утрачивает человеческие черты, проявляя высший цинизм. Но авторы картины, вероятно, придерживаются непопулярной нынче точки зрения, что немного злодейства гению можно простить. Эдисон ведь показан истинным визионером и мечтателем, одержимым своими идеями безумцем, благодаря которому мир навсегда изменился.

Самая пронзительная линия в картине связана с женой изобретателя Мэри (Таппенс Мидлтон). «Лаборатория вашего мужа всего в сотнях ярдов от дома, но вам, наверное, кажется, что между вами сотни миль», — говорит Мэри ее собеседница. На что та ей отвечает: «Нет, миллионы. Я искала способы обуздать его разум, но он всегда поглощен идеями». Короткую жизнь страдающей от одиночества рядом с великим изобретателем девушкой прервет внезапная болезнь. Тут уже настанет время страдать для ее вдовца. Хотя кто-то из рецензентов упрекал авторов фильма в том, что Эдисон слишком быстро отходит от своей потери, совершенно понятно, что это не так. Он постоянно слушает голос Мэри на изобретенном им фонографе и оживляет ее фотографии при помощи первого подобия киноаппарата. Его яростное желание перевести цивилизацию на новый уровень обусловлено еще и горем и потребностью сохранить на физических носителях воспоминания о любимом человеке. Поэтому картина и заканчивается титром о том, что Эдисон запатентовал кинетограф и кинетоскоп.

Анастасия Гладильщикова для раздела «Культура», опубликовано: 6 декабря 2019
Качество жизни
       
©2011—2020 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.