Art de Vivre с Татьяной Шевченко: интервью с всемирно известным доктором Жюлем-Жаком Набе

 
Татьяна Шевченко
Об авторе Все статьи автора
Татьяна Шевченко

— владелица туристической компании World Adventures, со-владелица PR агентства La Bibliotheque


Jules Jaques Nabet. Уверена, многим знакомо это имя. Доктор-чудесник, который колдует над нашими лицами. Думаю, почти у каждой дамы есть свои anti-aging секреты и программы. Dr. Nabet — один из наших драгоценных «ларцов».

 
 
Art de Vivre с Татьяной Шевченко: интервью с всемирно извест...

Фото Jan Coomans
Благодарим отель Ararat Park Hyatt Moscow
и бутик красоты Aesthetica за помощь в организации интервью

Мне посчастливилось
узнать Жюля-Жака

вне пределов медицинского кабинета. Поэтому он — один из моих уважаемых героев рубрики «Искусство жить».

Татьяна Шевченко: Art de vivre — понятие сугубо французское, но уже имеющее большое значение и в России. Удивительно, что для самих французов это понятие очень разноплановое, и разные люди вкладывают в него совершенно разный смысл. И мой первый вопрос: что для тебя значит «искусство жить»?

Жюль-Жак Набе: Для меня art de vivre — это быть в мире с самим собой, быть в гармонии с собой и с людьми, которых я люблю. И быть в согласии с тем, с кем я работаю, иначе я просто не смогу делать свою работу с любовью и полной отдачей. Моя работа — это работа с людьми, я должен понимать их, я должен их любить и уметь быть терпеливым.

—  Ты француз, но я знаю, что твоя жизнь проходит между Парижем, Лондоном, иногда Москвой... Какой город для тебя — основной? Город, где комфортно и жить, и работать, и творить, и... любить.

— Это может показаться странным, но, будучи французом, мне комфортнее всего в Лондоне. Люди в Лондоне в это тяжелое, нервное для мира время остаются спокойными, понимающими, они умеют снизить накал страстей. А жизнь в Париже сегодня — это агрессия. И парижане действительно агрессивны. Про Москву я знаю не так много, но мне всегда очень приятно здесь оказаться.

—  Ты помнишь свой первый приезд сюда?

— (Улыбается.) Давно, очень давно это было.

—  А я помню время, когда мы шепотом передавали друг другу радостную новость о твоем очередном приезде!

— Я люблю Москву, люди здесь открытые, чистосердечные, они образованы и культурны, и с ними всегда есть, о чем поговорить, для меня это очень важно.

—  Ты врачуешь не только лицо, тело, но и душу. Когда женщина приходит к тебе, она делится своей грустью, своей радостью, так как тебя невозможно обмануть, ведь все написано у нас на лице! Я знаю тебя как человека очень доброго, отзывчивого, ты не просто врач. Порой провести границу между собой и пациентом сложно, сложно отгородиться от его личных проблем. Ты умеешь уйти в сторону, когда нужно, и, наоборот, проявить участие. Как тебе удается балансировать на этой тонкой грани?

— Дело в истории моей жизни: прежде чем прийти к тому, чем я занимаюсь сейчас, я многое перепробовал. Сначала занимался биофизикой и ядерной медициной, затем работал с людьми с тяжелыми заболеваниями, раком, например. Это научило меня относиться к людям с пониманием, с заботой. Но мне все равно понадобилось время, чтобы научиться общаться с пациентом, это проблема всех молодых врачей, и приходит это умение с возрастом.

—  Я знаю не понаслышке, что с тобой твои пациенты чувствуют себя уверенными. Уверенными в том, что ты делаешь, и в том, что это нам действительно нужно. Это крайне важно... Получается, ты проделал путь от ядерной медицины к косметологии. Расскажи, пожалуйста, об этом.

— Однажды я прочитал интересное американское исследование о лазерной косметологии, поехал в Сан-Франциско посмотреть на это оборудование, привез его во Францию, и это была фантастика! Я занялся дальнейшими разработки для косметологии, так как в целом эта область тогда была очень узкой, но при этом я продолжал обычную врачебную практику. Затем мне повезло встретиться с доктором Тьерри Эртогом, с которым мы проработали два года, написав за это время книгу «Как продлить молодость» — в ней мы аккумулировали все свои знания.

Я научился у Тьерри пониманию того, что главное — внутренний баланс в вашем теле, а тело — это оркестр: если кто-то играет плохо, вся симфония звучит коряво. И гормональное лечение тоже должно следовать этому принципу — строгая дозировка, не переборщить и, наоборот, не пожалеть. Наша книга имела тогда, больше 15 лет назад, большой успех, ее перевели на 10 языков, в том числе и на русский.

Занимаясь практикой, я понял, что ботокс, филлеры — это все внешнее воздействие, а вы не можете решить проблему, действуя только снаружи. Что верно и в обратном направлении. Это гармония вашего внутреннего содержания и внешности. В косметологии именно поэтому важен разговор с пациентом: ты должен понять, что происходит с человеком «внутри», чтобы предложить ему какой-то «внешний» комплекс мер. И теперь по коже, по лицу пациента я уже могу определить, что с ним. Я помню, как Тьерри смеялся: «Жюль, я не могу выходить на улицу, там слишком много людей, и я хочу схватить каждого и сказать ему, что с ним не так и что нужно исправить...».

—  (Улыбается.) И сказать: «Я могу вам помочь, помочь измениться»! Но ты же правда меняешь жизни людей!

— Этот подход — гармония изнутри и снаружи — действительно себя оправдывает. Я стал работать круглые сутки буквально без выходных, люди звонили мне отовсюду, и в какой-то момент я понял, что с таким наплывом не справлюсь. Я решил уехать в Лондон и полностью изменить свой образ жизни и жизнь моей семьи. Впрочем, в Лондоне мой метод тоже стал пользоваться успехом. Это было начало эпохи ботокса, и я был одним из первых, кто стал этим заниматься, кроме того, я развивал свою философию: не просто следовать капризам клиентов, а по-настоящему делать их лучше и красивее.

—  То есть если к тебе придет девушка с пухлыми губками и скажет, что во что бы то ни стало хочет «сделать» губы, ты ей откажешь?

— Конечно, я вообще известен тем, что многим пациентам отказываю! Я отказываюсь, потому что делаю только то, что действительно считаю необходимым, только если чувствую, что именно это решение оптимально.

—  Это же и есть часть философии «art de vivre»: быть верным самому себе!

— Если паззл не складывается, я не берусь за работу. Я говорю: «Вы выглядите фантастически, моя помощь вам не нужна!»

—  (Смеется.) Браво!

— Пациента нужно понимать и любить, если же отношения «не сложились» — не беритесь за него!

—  Этот вопрос тебе наверняка часто задают журналисты: французские, английские и русские женщины — в чем отличия в их стиле?

— Француженки похожи на американок, а американки — это самые сложные пациенты. Они никому не верят, хоть и задают много вопросов, они не доверяют косметике и врачу.

—  Но сегодня что-то меняется, удается побороть этот стереотип?

— Меняется? Нет! Становится только хуже! Как я уже отметил, сложнее всего с американками: они якобы четко знают, чего хотят, перечисляют вам свои задания и ведут себя агрессивно. Британки, наоборот, доверяют медицине и врачу. А русские доверяют настолько, что позволяют врачу принимать решение, именно поэтому с ними приятно работать. Они доверяют свое лицо профессионалу и не мешают советами.

—  Шикарная женщина — какая она для тебя?

— Шикарная? Это точно не о внешности! Это женщина, которая берет от жизни все, она наслаждается жизнью и счастьем, которое она дает. Нет, это не одежда и не драгоценности, это уверенность в себе, это блеск в глазах.

—  Помимо твоих волшебных процедур, что делает женщину по-настоящему счастливой?

— Очень хороший вопрос. Когда я лечил людей лекарствами, я иногда слышал от них скромное сдержанное спасибо. А пациенты, которым я «меняю лицо», не просто говорят спасибо, они любят своего врача, они обнимают и целуют в благодарность, это действительно меняет их самоощущение и позволяет начать новую жизнь.

—  Повторю теперь свой вопрос, но не врачу, а мужчине — что может сделать женщину счастливой?

— Главное, мужчина должен понимать женщину, понимать, чего она хочет. Как врач, например, я никогда не стану навязывать женщине решение, в котором она не уверена... (Звонит мой телефон — прим. автора) Тебе пора идти? Если честно, мне времени не жалко, мне очень нравится такая беседа: времени рефлексировать о себе и своей работе у меня обычно нет, а тут, пока я с тобой разговариваю, я многое о себе узнаю! (Смеется.) И с красивой женщиной всегда приятно поговорить!

—  Нет. У нас есть еще время. Твои клиенты — в основном женщины?

— Зависит от страны. Во Франции — только женщины. В Лондоне — 15-20 % мужчин. В Москве — заметно больше.

—  Правда? Мне приятно, что наши мужчины начали заботиться о своей внешности!

— Русские женщины очень красивы и элегантны, и мужчины хотят им соответствовать.

— Многие косметические марки утверждают, что они — отличная альтернатива ботоксу. Мы можем им доверять?

— Нет, это просто невозможно. Вы знаете, я разработал собственную линию косметики, но ни в коем случае не стану утверждать, что она может заменить ботокс. Есть средства, которые просто помогают расслабить мышцы, немного успокоить мимические морщины, но ботокс — это же инъекция в определенную область, а крем или сыворотка — это общий уход для всего лица.

— Есть ли определенный тип женщин, который тебе нравится? На примере звезд?

— Сложно сказать, канонов красоты не существует, по крайней мере для меня, главное — это грация, естественность и счастье в глазах.

— У тебя есть дети, как я знаю.

— Двое. Уже взрослые. Сын работает в Америке, переехал из Европы, а дочь занимается юриспруденцией.

— Есть ли у вас семейные традиции?

— Мои дети звонят мне каждый день, как бы мы все ни были заняты, где бы мы ни находились. Каждый день я с ними разговариваю и это для меня крайне важно.

— Эту традицию начну внедрять среди своих детей. Иначе действительно мы можем потеряться в большом мире. Спасибо тебе.... Скажи, а что помогает тебе расслабиться после тяжелого рабочего дня? Книга, бокал вина, хороший фильм...

— Я стараюсь как можно больше времени уделять супруге, ездить вместе в отпуск, проводить выходные. А красное вино и приятный разговор с ней или друзьями — это всегда хороший план на вечер.

— Твое любимое место в Москве, Париже и Лондоне?

— Мне хорошо там, где моя вторая половинка!

— (Пауза.) Я очень ценю твой ответ. Поверь, его услышишь не так часто.

— Я люблю Лондон! Это фантастический город, потому что это одновременно и мегаполис, и возможность быстро оказаться на природе!

— Где вы проведете ближайший отпуск?

— Мы едем в Таиланд на следующей неделе.

— Пожелай что-нибудь нашим читателям в Новом году (Интервью проходило в его канун — прим. автора).

— Будьте позитивны и верьте в хорошее!

— Будем!

 

 

 

Татьяна Шевченко для раздела «Красотa», отправлено: 12 февраля 2015

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым © Инна Логунова
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera 4S и путь через Швейцарские Альпы © Ян Кооманс
Men in Power: глава российского подразделения международного инвестиционного фонда GEMCORP Capital Альберт Сагирян © Ника Кошар
Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с основателем Silken Favours Вики Мёрдок © Арина Холод
Кино на уикенд: почему надо обязательно посмотреть сериал «Молодой Папа» © Ника Кошар
Beauty Weekend: 7 мест в Москве с быстрым и качественным маникюром © Posta-Magazine

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.