Культура
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Ведущая рубрики «КиноБизнес изнутри» Рената Пиотровски поговорила с актрисой, режиссером и музыкантом Ян Гэ о ее жизни в Берлине во время карантина и творчестве в условиях самоизоляции.

Я китаянка, со мной всегда проблемы!

Я приехала в Берлин с «Гоголь-Центром» со спектаклем «Декамерон». Это наша первая совместная работа с немецким театром, то есть у нас была половина немецких артистов, половина русских: пять на пять. Естественно, я считаюсь с русской стороны. (Смеется.) Мы сыграли последний премьерный спектакль — и тут Министерство культуры Германии говорит: все театры закрываются. Я в аэропорт — но меня даже не пустили в зону, где выдают посадочный, хотя меня лично провожали организаторы. Я им заранее сказала: «Я китаянка, со мной всегда проблемы!» И даже специальное письмо от Министерства культуры с просьбой пустить меня в Россию не помогло. Потому что у меня нет вида на жительство. В офисе «Аэрофлота» объяснили: если бы меня выпустили из Германии, в Россию все равно бы не впустили, и я бы просто застряла в аэропорту.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Денег не жалей

Моя мама сейчас в Москве. Из дома не выходит — впрочем, как и все сейчас. Но ее все устраивает: они делают кулинарное шоу! Я сказала маме, что кредитную карту оставила дома, поэтому она может тратить мои деньги. Так что я просыпаюсь и вижу смс о том, сколько мама потратила в «Магнолии», у меня все под контролем! Сказала ей: «Можешь потратить все, денег не жалей».

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Купила краски и холсты

Впрочем, мое заточение — это очень романтично. Я ни в коем случае не злюсь, ни расстраиваюсь, не плачу. Я не знаю, что со мной не так (или, наоборот, так!), но я не паникую ни секунды. В Берлине я пока живу бесплатно, платить мне нечем. Начала рисовать: в последний день успела купить краски и холсты. Кстати, хозяева квартиры увлечены живописью — и я решила их обрадовать, нарисовать вариации на тему известных картин из Эрмитажа. Палитру я не купила, поэтому краски смешиваю просто на картоне — чтобы не пачкать пол. Мне кажется, если бы не этот форс-мажор, я бы никогда не взялась снова за кисть: планы были расписаны до следующего года, я должна была лететь в Лондон, Берлин, Гамбург и даже Японию.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Глупый ты человек, какой смысл?

На улице от меня никто не убегает, Берлин — город многих национальностей. А вот в России, когда эта история только набирала обороты, меня и маму не раз оскорбляли в супермаркетах, думая, что мы не понимаем по-русски. Я отвечала отборным русским матом, очень удивляя публику. Когда орут на меня, мне все равно, но когда на маму, я не могу сдержаться, хотя мама говорит: «Не надо! Глупый ты человек, какой смысл?»

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Смотрите записи старых спектаклей

Карантин — это еще и удивительные возможности: «Гоголь-Центр» начал показывать записи старых спектаклей. Например, постановку «Братья» семилетней давности — с Исаковой, с молодым Риналем… Теперь это могут увидеть все! Это очень круто! Три спектакля — «Братья», «Без страха» и «Идиот» — шли в середине зала со зрителями по бокам. 5 апреля в 20:00 покажут в записи «Без страха», в котором я играю: смогу себя увидеть со стороны зрителя!

Мир не меняется ради нас

У всего, что происходит, есть какое-то значение. Значит, есть какая-то веская причина для того, чтобы я застряла на это время именно в Берлине. Значит, здесь есть какой-то важный человек или какие-то вещи, которыми я должна заняться. Именно здесь и именно сейчас. Поэтому нужно относиться к этому мудро: мы должны жить и искать во всем этом позитивный смысл. Да и как бы я ни паниковала, мир не изменится. Мир не меняется ради нас.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Играю на укулеле

Я бы никогда в жизни не научилась играть на укулеле, а сейчас могу спеть уже несколько песен. Укулеле — очень простой инструмент, а еще маленький и легкий. Я даже специально подстригла ногти, чтобы играть. (Смеется.) Могу два часа играть, репетировать, что-то учить. И активно учу немецкий.

Я ничего не делаю просто так

Премьера моего фильма «Ню» прошла в кинотеатрах в феврале, а сейчас мы подписываем контракты с разными платформами, в iTunes вот уже можно посмотреть! Что делать дальше? Жизнь изменилась, и творить тоже нужно иначе. Можно и кино снять — но не так, как раньше. Рядом нет оператора, монтажера, у меня даже нет с собой компьютера! Но сейчас спешить некуда: нужно расслабиться и хорошо подумать, прежде чем начинать что-то делать. Я вообще приступаю к делу только тогда, когда уверена в своей идее, я не трачу энергию в пустоту. Я ничего не делаю просто так.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Музыка для меня — это кино без картинки

Прежде чем выпустить альбом «Он не придет на мой концерт» я в течение нескольких лет записывала какие-то тексты и песни на диктофон. Знала: когда накопится достаточно материала, выпущу альбом — полностью мой, где даже в роли музыкального продюсера я выступлю сама. Музыка для меня — это кино без картинки, ты слушаешь, закрываешь глаза — и ждешь ощущений. В одной моей песне вообще почти нет инструментов: только шумы, благодаря которым ты понимаешь, что человек делает в комнате. Творчество — это свобода, если ты пишешь музыкальный альбом, это не значит, что тебе обязательно нужен барабан. Почему любят Земфиру? Потому что там за словами чувствуются истории, боль, страдания, любовь. Не знаю, правда, как мой альбом рекламировать: надеюсь, кто-то оценит, влюбится и захочет этим поделиться.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с Ян Гэ — из карантина в Германии

Чума уйдет, и будет лето

Я планировала в качестве режиссера снимать пилот веб-сериала, но сейчас, так как я не могу попасть в Россию, съемки останавливаются. Значит, у нас есть время отточить сценарий. Дольше трех месяцев карантин не продлится: экономически никакая страна дольше просто не выдержит. И если Россия может продавать нефть или газ, а Германия — какие-то технологичные вещи, то Франция или Италия, по-моему, вообще жили исключительно за счет туризма. Если нет туристов, никто не покупает дорогие бренды и никто не ходит в рестораны — все, нет налогов и нет денег. Поэтому при любой ситуации государства откроют границы: иначе люди начнут умирать не от болезни, а от голода. Все закончится, и это будет так романтично: чума уйдет, и будет лето. И оно тоже не будет простым: люди с ума сходят на карантине — и потом будут сходить с ума от бесконечных тусовок и алкоголя.

Рената Пиотровски

Что нам еще остается?

Надеюсь, мы будем больше ценить все, что у нас есть. Видимо, Земля решила очиститься с помощью этого вируса, планета так себя спасает. Так что давайте ко всему относиться философски и радоваться даже мелочам. Что нам еще остается?

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику

30 марта 2020
Рената Пиотровски для раздела Культура