Культура
Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: продюсер Теймур Джафаров — о КВН, покосившемся заборе и умении работать в команде
Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: продюсер Теймур Джафаров — о КВН, покосившемся заборе и умении работать в команде

Чаще всего интервью со звездами кино, режиссерами и продюсерами берут для СМИ журналисты или критики, которые могут блестяще говорить о предмете и разбираться в нем, но те, кто работают непосредственно в индустрии, знают большее количество деталей и подводных камней. Поэтому для интервью и репортажей в нашей рубрике «КиноБизнес изнутри» мы пригласили в качестве ведущей Ренату Пиотровски — профессионала индустрии.

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику

Фото: Александр Толстов

Благодарим пространство Matrëshka за помощь в организации съемки

Сегодня ее собеседник — продюсер «В клетке» и адаптации сериала «Хорошая Жена», ассоциированный продюсер «Окко Интертеймент Студиос» Теймур Джафаров.

На ставку кушать нечего

У врачей, как и у представителей многих других профессий, существует ставка, полставки, полторы ставки и две ставки. Это, условно, столько у тебя дежурств в месяц: 8 суточных дежурств — это одна ставка, 16 — две ставки. Знаете, почему врачи работают на полторы ставки? Потому что на ставку кушать нечего, а на две — некогда. Вот такая история.

Откладывать 4 рубля в день

Сначала я поступил на педфак, потом стал детским анестезиологом, а потом закончил курсы взрослого анестезиолога. Проработал в НМИЦ ССХ им. Бакулева на операциях на открытом сердце и в частной клинике косметической и эстетической медицины. В «Бакулевке» очень тяжелая ситуация: очень много работаешь, а не получаешь в материальном плане практически ничего. Я помню, считал, что если я буду продолжать там работать и откладывать 4 рубля в день (а я жил в общежитии), то смогу раз в году праздновать свой день рождения в «Макдоналдсе». И меня такая перспектива не впечатляла.

Глубоко закомплексованные люди

Я начал играть в КВН, когда поступил в Медицинский институт (а это было неизбежно: у меня бабушка — очень известный гинеколог, а дедушка — детский хирург). Зачем люди играют в КВН? Чтобы справиться с комплексами, легко знакомиться с девушками… 99,9% людей, которые играют в КНВ, — это глубоко закомплексованные люди — конечно, с определенной интеллектуальной и творческой составляющей. Ты хочешь самоутвердиться, через КВН приобрести уверенность в себе. Правда, никто заранее тебе не говорит, что эта уверенность к тебе в итоге все равно не придет.

Я хочу сделать КВН

Я пришел на очередную Студенческую Лигу в Баку, понял, что я ничем не хуже, но команды Мединститута не было. И я пошел ее организовывать. Пришел к ректору, говорю: «Я хочу сделать КВН». Он поперхнулся и послал меня к проректору: оказалось, что предыдущая команда очень неправильно себя повела в политической плоскости, неразумно шутила, и после этого команду КВН распустили. В итоге я объяснил, что к старой команде не имею никакого отношения, а КВН в Мединституте должен быть для имиджа — в Азербайджане этот ВУЗ входил в пятерку самых больших в Советском Союзе. Проректор подумал — и через 15 минут нам выделили клуб с фортепиано… Мы набрали команду и начали репетировать.

Все в этой жизни — схема

У юмора тоже есть законы. Мы читали книжки старших товарищей, мы даже делили наше выступление на три составляющие: шутки для зала (они были абсолютно специфические), шутки для жюри и шутки для КВН-щиков, — чтобы тот или иной юмор работал. Вот эта интеллектуальная шутка пройдет на этого члена жюри, а вот эта шутка народная… Шутить легко, когда над этим работаешь, когда встречаешься с ребятами ради такого словесного ироничного «пинг-понга» — так «нарабатывается» умение шутить. Как ни парадоксально, в жизни структурируются даже шутки. Все в этой жизни — схема, вопрос только в том, насколько талантливо ты ей пользуешься.

Где достать ростовую куклу коровы?

Для меня не может быть проблемой: где достать ростовую куклу коровы. Даже в половине первого ночи в Баку. Если это надо сделать, значит, надо проявить инициативу и находчивость и придумать, как. Сбегать, например, в Театр русской драмы, познакомиться с костюмерами, узнать имена и фамилии, кто какой институт заканчивал, с кем дружит, позвонить родственникам и в итоге добиться одного простого звонка нужному человеку: «Слушай, помоги детям в КВН поиграть!» И на утро у нас был ростовой костюм коровы.

Страна победившего КВНа

Наше телевидение и кино — это страна победившего КВНа, яркая иллюстрация того, как в момент безденежья проявлять находчивость. Но теперь мы понимаем, что на телевидении нужны профессионалы: самодеятельность закончилась, и нужно делать следующий шаг, получать профессиональное образование. Кто-то с этой целью поехал в Штаты учиться, я, например, закончил Высшие режиссерские курсы. Но помогло ли мне это? От тех, кто получил классическое профессиональное образование в рамках теории, но никогда не выходил на съемочную площадку, меня отделяют 42 проекта, благодаря которым я вырос из администратора до продюсера.

Я объективен

Настоящий артист должен обладать изумительным талантом и харизмой — а я не обладаю той глубиной и, наверное, той харизмой, чтобы меня можно было снимать. Мне присуща самоирония, я знаю, что, если я читаю Маяковского, никто не будет смотреть в мою сторону и восхищаться: как он круто читает Маяковского. Я вообще объективен к себе во всех своих проектах. Я всегда знаю, для чего мы делаем каждый проект. Я уверен, что к своему творчеству вообще крайне важно относиться с иронией.

На гендерном уровне

Актерская профессия не совсем мужская: эволюционно мужчина не может позволить, чтобы его выбирали. Как сказал один мой друг: «Не мужчина выбирает женщину, а женщина выбирает мужчину. Давайте выпьем, чтобы мы выбирали из женщин, которые выбрали нас». Быть актером — и постоянно видеть, как тебя кто-то выбирает, «эволюционно» для мужчины очень тяжело. Женщинам проще, потому что это на гендерном уровне правильно, когда мужчина условно подходит первый к женщине.

Чемодан без ручки

У моего друга есть бизнес, в который я вложился — но он нам ничего не приносит. Кафе-мороженое. Это очень смешно. Я этим не успеваю заниматься, он этим не успевает заниматься, поэтому мы встречаемся, обсуждаем долги, скидываемся… А бросить жалко, как чемодан без ручки: нести тяжело, а бросить жалко.

Никто не понимает

Надо сказать, что работу продюсера в нашей стране никто не понимает. Даже артисты не понимают. До сих пор бытует мнение, что продюсер — это тот человек, который пошел в банк, взял пару миллионов долларов, всех прогнул и еще и у нас, актеров, украл, а мы все тут нищие, бедные и пашем…

В тайгу привезти моряка

Помню, как на съемках «Жары» режиссер требовал, чтобы у меня работал «локейшен-менеджер». Что такое профессиональный «локейшен»? Это человек, который иногда лучше, чем режиссер, понимает точки, администрирование, организацию на площадке: у нас таких людей очень мало, в Москве есть хорошие, в Питере, но в Баку, где мы снимали, такой профессии просто нет. Там это просто риелторы, которые предлагают квартиры — и всем ясно, что фотографии, которые сделаны риелторами или даже владельцами квартир ничего общего с точки зрения режиссерского и продюсерского изображения объекта для пригодности съемок не имеют. А привозить из Москвы «локейшена», который не ориентируется на местности — это как в тайгу привезти моряка.

Мне вагончик нужен

Сейчас выросло очень страшное поколение киношников — артистов, которые не выезжали за Садовое кольцо. Помню, как мы в Крыму снимали один проект — там не было вагончиков. Точнее, их было всего пять, и мы отдали их таким людям, как Гармаш, Стоянов и Фандера. Но молодое поколение взвыло: «Я не буду сниматься, мне вагончик нужен!» Люди в самом начале своего карьерного пути отказываются сниматься в кино без вагончика…

У Джафарова на проекте даже туалета не было

Еще один пример: 40 минут на квадроциклах ты ради съемок едешь наверх, на скалы, а актриса приходит и говорит: «Мне нужен туалет». Туалет в высокогорной пещере? А потом мне звонит агент актрисы: «Да вы там все с ума посходили? Нет элементарных удобств!» Вот это моя жизнь. (Смеется.) А потом нюансы в рассказах опускаются, и получается история про то, что «у Джафарова на проекте даже туалета не было». Ни туалета, ни локейшена. Как вообще со мной работать? При этом никто не вспомнит, что на съемках в Москве я звоню в «Кинодоктор» и заказываю самый лучший комплекс, фуд-трак с кофе все воспринимают как само собой разумеющееся. А потом в горах тебя спрашивают: «Нас даже кофе не напоят?!» Все хотят, чтобы продюсер просто решил все вопросы.

Золотой стандарт

Чтобы правильно сделать сериал или полный метр, нужно делить бюджет поровну на каждый департамент. Как только баланс нарушен — например, 30% вместо 25% идет на артистов, эти 5% «вытаскивают» из техники, из костюмов, из грима, из транспорта, из любых других вещей. Соответственно, если артисты очень дорогостоящие, то ты просто не можешь поселить их в нормальную гостиницу. Кто-то хитрит: артистов селят в хорошую гостиницу, а остальную группу без предупреждения — куда придется. Но это неправильно. Артисты сами должны понимать, что должен быть баланс. Ты берешь очень хорошего артиста, но у тебя нет денег на нормального оператора — и как ты этого артиста снимешь, Вот 25% на департамент — это золотой стандарт, и все будет хорошо. Но этого очень редко удается достичь.

Благодарить ли продюсера?

Половину руководства канала ТНТ уволили после «Домашнего ареста», потому что стоимость серии была такой, что за эти деньги можно было снять три проекта. Зато «Домашний арест» все посмотрели! Это имиджевая история, сериал не монетизируется, но все знают, что ТНТ снял «Домашний арест». Благодарить ли продюсеров ТНТ за то, что они такой проект сделали? Или ругать?

Я люблю свою работу

Я люблю свою работу и получаю удовольствие, когда делаю качественный продукт. Нет ничего лучше ощущения, когда ты в эйфории смотришь материал с площадки и думаешь: «Ничего себе, как я всех собрал…» Я делаю это для себя.

Покосившийся забор

Помните, как Серебряков в интервью Дудю сказал про «покосившийся забор»? Ты понимаешь, мы живем в той стране, в которой живем, и существуют два варианта: можно все нахапать и дальше жить в говне, а можно, не хапая, сделать нормальный офис, построить нормальные дороги, открыть кафешку рядом, чтобы был вкусный кофе, и получать от этой жизни удовольствие, сидя в хорошем офисе, платя за него огромные деньги, получая хороший кофе. В чем радость жить в какой-то жопе, где все покосилось, а ты какой-нибудь средний, но богатый чиновник, у которого дороги в ямах? Мне не нужны деньги для роскоши, но я не готов смотреть каждый день на покосившийся забор, я должен сделать так, чтобы этот забор стоял — покрашенный, красивый. Меня поразили итальянцы. У меня с детства была мечта попасть в Портофино — там недалеко снимали «Укрощение строптивого». Мы поехали туда с супругой и попали там в шторм: после него жители города вышли убирать свой город. Представляете себе своих друзей и знакомых, коллег, соседей, которые выйдут и будут собирать листву, траву и деревья? У нас для этого есть ЖКХ. А затем эти итальянцы на катерах выплывали в бухту и собирали в море бревна и мусор. Почему? Потому что они там так живут. А я живу в этой стране, это моя страна, мои дети, здесь мой дом. Я хочу, чтобы я делал проекты, которыми я буду гордиться.

Пиплметр

1200 человек в Москве имеют «пиплметр» — это такие коробочки, «привязанные» к телевизору или непосредственно к человеку. За это они получают деньги. С точки зрения статистического исследования это достаточно правильная выборка, репрезентативная, там два академика, два дворника, три шофера, пятнадцать учителей… то есть репрезентативно в соответствии со слоями населения в нашей стране или в Москве в данном случае. И в зависимости от того, что они смотрят, вычисляется рейтинг.

Не учат работать в команде

У нас с детства не учат работать в команде. Мои друзья, иммигрировавшие с детьми в США, удивляются: у них очень талантливые дети, они могут все делать сами, но их заставляют брать к себе в команду товарищей и добиваться этого результата вместе с товарищами. Мы же понимаем, что, каким бы светилом ни был хирург, к примеру, любая санитарка, не прокипятив инструмент, может испортить все, что он сделал. У нас проблема в стране не со светилами, а с тем, что они не умеют работать в команде. А и в медицине, и в образовании, и в кино, не умея работать в команде, ничего добиться в современном обществе невозможно.

Замкнутый круг

Знаете, сколько снимается голливудских фильмов категории А большими студиями и сколько у них премьер? Мейджеры выпускают три премьеры в неделю. Это мы вообще не берем в расчет категории В и С. А это огромное количество в год. И из этого огромного количества ты можешь выбрать 2, 3, 5, 6 или даже 20 выдающихся фильмов. А у нас общее количество полных метров — 60 в год (это титанический год!), а то и всего 30. И даже у этих 30 огромные проблемы с тем, чтобы попасть в кинотеатр. Их не берут дистрибьюторы, потому что у них пакетное соглашение с Marvel, с 20th Century Fox. Почему? Потому что мы сами не можем обеспечить поток нормальных картин. А нормальные картины мы не обеспечиваем, потому что должно быть 300-400 фильмов в год, чтобы было 10 хороших, а у нас их 30. Что мы видим? Замкнутый круг. В СССР было около 36 000 кинозалов, включая переносные площадки. А киноустановок — под 150 000. Выпускалось по 300 картин в год — и из них можно было выбрать 10 хороших, и рождались Данелия, Рязанов и т.д.

Мясо выкидывается в мусорную корзину

Нужно принимать определенные меры по усилению нашей индустрии. И все эти меры уже сделаны во Франции, в Италии, когда с каждого иностранного фильма идут деньги в Фонд кино, с каждого билета на иностранный фильм. Когда существует определенная пропорциональная составляющая, чтобы российский фильм попал в кинотеатр. В России выпускается около 10 хороших фильмов в год, на каждом «Кинотавре» есть 3-4 хорошие картины, но зритель не видит даже их. Нам почти удалось обеспечить какое-то определенное регулярное количество запусков, но… кино есть, но про него никто не знает. Это как поднять сельское хозяйство, но при этом не пускать производителей в магазины. И что им делать с этим мясом или молоком? Должен быть рынок сбыта, а его нет. А если нет рынка сбыта, мясо выкидывается в мусорную корзину, человек не получает российское мясо — и ест бразильское или аргентинское, переплачивая за него.

У меня есть странное правило

У меня есть одно странное правило, на него многие обижаются. У меня в «Фейсбуке» в друзьях только те, кого я знаю лично. То есть для меня это не площадка для общения с миром. Для меня это возможность, листая ленту, следить за жизнью своего круга, знать, что происходит в жизни с теми, кто тебе действительно интересен.

Синдром Маугли

Я не могу смотреть на фото еды в «Инстаграме». Меня это просто выбивает из колеи. Или коленки и ноги на пляже. Или красивые девушки, которые почему-то фотографируют свою попу. Меня это выбивает из нормального состояния, в которое мне потом с усилием нужно возвращаться. Поэтому я не пользуюсь «Инстаграмом». Кроме того, соцсети в итоге рождают какую-то странную социофобию. Люди перестают общаться в реальности. Это «Синдром Маугли» — феномен для психиатров.

Только бы не упасть

Недавно я встал на сноуборд. Первый год я на нем лежал. Потом сел. А прошлой зимой стал уже ездить, практически не падая. Это очень расслабляет и отвлекает от любых проблем, потому что в этот момент у тебя одна мысль — только бы не упасть.

Она захотела сделать сиськи

Когда-то я приехал в Казахстан на телеканал — доля была 0,86! В Москве говорили: «Слушай, это невозможно!» В итоге команда, которая туда приехала, сделала чудо и довела до доли 8! Главное, не волноваться, а делать. Потому что жизнь вносит коррективы, и ты среди них ищешь новый путь, решения. У меня есть определенная обязанность — рекомендовать те или иные проекты непосредственно контактному комитету, главному продюсеру студии, когда я вижу, что эти проекты имеют под собой будущее. И я сразу попросил ввести регламент рассмотрения заявок на производство: обязательны презентация и предварительный или предполагаемый каст. Но не дрим-тим (сейчас модно делать дрим-каст и везде вставлять Машкова!), а описание действительной команды, которая на 98% сможет быть в проекте. Плюс серия в диалогах и заявка в сезон. Почему? Я объясняю так: «Смотрите, один из моих любимых проектов — «После прочтения сжечь» братьев Коэнов. И вот вы представьте, как он на бумаге написан: «Она захотела сделать сиськи…» Я просто читал сценарий — и это какой-то бред! И оценить этот бред на бумаге очень тяжело, потому что мы все дружно можем испортить что угодно. И таких гениальных сценариев масса! И тут, чтобы принять окончательное решение, нужны определенные реперные точки, когда человек тебе рассказывает, что это будет вот так и вот так. В данном случае весь секрет этого сценария был в братьях Коэнах.

Моя задача — помочь сделать людям что-то новое

Когда люди или продюсеры приносят свои проекты, которые они будут делать, я не могу диктовать, я просто должен выслушать и понять, придет ли зритель на это, какого уровня и какого качества этот продукт. А для того чтобы понять, нужно выслушать и режиссера, и продюсера, и актеров увидеть. Это как будто ты делаешь новый коктейль — ты знаешь этот вкус, этот вкус и этот вкус, и должен заранее понять, какой вкус даст сочетание этих продуктов. Моя задача — помочь людям сделать что-то интересное и классное. Другой задачи нет.

Право первой ночи

У меня есть определенные обязательства с «Окко»: условное «право первой ночи». То есть я прихожу и говорю: «Я придумал такой проект. Хотите?» Если они говорят «не хотим», то я могу пойти к другим — если у меня хватит на это времени. И я очень доволен нашим сотрудничеством.

Ключевая проблема телеканалов — техническая

Скоро Илон Маск запустит эти свои корабли, «бороздящие Большой театр», и wi-fi будет по всей Земле. Да уже сейчас Интернет — везде. И интернет-платформы удобны тем, что вы с вашим сложным рабочим графиком можете смотреть кино тогда, когда хотите и можете, не подстраиваясь под эфир. Самая ключевая проблема телеканалов — техническая, ты должен прийти в определенное время и смотреть то, что тебе показывают.

Карт-бланш

Я далеко не обеспеченный человек, но с точки зрения инструментария для проектов я получил, наконец, определенный карт-бланш. Может, он и не полный, но определенная доля свободы у меня есть, и я могу замахиваться на то, что я хочу. За это я тоже благодарен НТВ и генеральному продюсеру Тимуру Вайнштейну, которые позволили сделать «В клетке» — и Паше Прилучному, без которого этого проекта, наверное, не было бы или он был бы совершенно другим. А также сопродюсеру Кате Сычевой, которая нас соединила. Я бы очень хотел, чтобы вы все увидели «В клетке»» — это и развлекательный продукт, и возможность подумать, порефлексировать. А еще я бы хотел, чтобы зрители пришел на канал НТВ и посмотрел «Хорошую жену», которую мы адаптировали: а в адаптации главное — не испортить!

Ищу золотую середину

Моя задача на всех проектах — не опуская интеллектуальную планку, не «размылить» историю, то есть не сделать из нее традиционное «мыло», но и не сделать продукт исключительно для эстетов. Я всегда ищу золотую середину, чтобы каждый зритель — и интеллектуал, и тот, кто пришел просто ради развлечения, — нашел что-то свое. В общем, все как в КВН: шутка для зала, шутка для жюри. (Смеется.)

23 октября 2019
Рената Пиотровски для раздела Культура