Культура
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с актером Милошем Биковичем
Рената Пиотровски и Милош Бикович

Ведущая рубрики «КиноБизнес изнутри» Рената Пиотровски поговорила с сербским и российским актером театра и кино Милошем Биковичем о работе с Михалковым, успехе картины «Холоп», театральном «фитнесе» и подвигах коммерческого кино.

Чтобы не сгореть

Однажды на премьере фильма в кинотеатре случилось короткое замыкание. Началась срочная эвакуация актеров и зрителей, но это не мешало гостям подходить и просить сделать со мной селфи! То есть ты чувствуешь запах дыма, и тебе немного страшно — но страшнее оказывается то, что для кого-то селфи важнее. Я просил: «А можно подождать и сначала убедиться в том, что мы не сгорим заживо, а потом уже фотографироваться?»

Милош Бикович

Пользуюсь, но не зацикливаюсь

Признавать свою внешность, ее плюсы нужно, но зачем собой любоваться? Как актер я не могу не пользоваться своей внешностью и пользуюсь ей осознанно, при этом не зацикливаюсь на ней. В личной жизни мне она тоже помогает — это один из врожденных факторов, который мне на руку, но я не превращаю свою жизнь в некую искусственную нарциссическую историю. Каждому из нас, в конечном счете, нужен не просто красивый человек рядом, а интересный собеседник, тот, у кого можно чему-то научиться. И именно таким человеком я стараюсь и учусь быть.

Одеваюсь сам

Если у меня есть контракт или договоренность с брендом, его представители помогают мне одеваться. И тогда я об этом могу не думать. Иногда я обращаюсь за советом к стилистам, но чаще всего одеваюсь сам, выбираю наиболее удобный и наименее позорный вариант.

Рената Пиотровски

Работаю над своим будущим

«Холоп» дико популярен: не уверен, что в ближайшем будущем меня ждет такого же масштаба проект. Но я уверен в своем настоящем и работаю над своим будущим. Играю в театре, снимаюсь в кино. Кроме актерской работы занимаюсь еще и продюсированием, как в Сербии, так и в России. У меня всегда есть выбор, так что, надеюсь, что никогда не попаду в условные 90-е, как в моем детстве в Белграде, когда не на что купить еды, а порой и просто нечего купить. Хочется верить, что такое не повторится ни у вас, ни у нас.

Выходить из зоны комфорта

Я не хочу зацикливаться на одной роли: именно поэтому, принимая предложение сняться в «Отеле Элеон», я просил вместо шести сезонов планировать лишь четыре. Нельзя сидеть на месте, важно постоянно выходить из зоны комфорта.

Рената Пиотровски и Милош Бикович

Тут вкусная сгущенка

Я люблю Россию. Тут вкусная сгущенка! (Смеется.) И Сербия, и Россия — это поствизантийский мир, который мне близок. Мне понятен ваш менталитет, мне интересно ваше искусство. Можно долго говорить отдельно про русский вклад в мировой театр, про русскую литературу или балет, но главное, что здесь я себя чувствую дома.

Было непросто

Русский язык я учил в школе, но пока ты не попадешь в среду, это мертвые бесполезные знания. Выучить язык по-настоящему можно только через общение с людьми. Первые два года в России мне было непросто: любая мысль, которую я пытался высказать, разбивалась о мой ограниченный словарный запас. Ты пытаешься объяснить, но тебе не хватает слов, ты пытаешься рассказать историю, но из-за недостатка слов заходишь в тупик и просто замолкаешь. К счастью, сейчас в плане языка я чувствую себя более свободно и спокойно, хотя, конечно, если мне придется говорить про автозапчасти в России, а не в Сербии, я смогу объяснить не лучше, чем моя тетя Невенка, которая никогда не садилась за руль. Двигатель, колеса и руль — все.

Рената Пиотровски и Милош Бикович

Театр — фитнес для актера

В Сербии я сейчас играю в двух спектаклях. В «Даме с камелиями» в нашем Национальном театре и в спектакле «Когда цвели тыквы», сербского писателя Драгослава Михайловича. Театр для меня — жизненная необходимость. Живой контакт со зрителем требует определенного вида концентрации, это как «качалка» для спортсмена, актерский «фитнес», без которого нельзя оставаться в хорошей форме. Когда ты можешь держать 300 или 500 живых душ в зале, когда ты владеешь их вниманием и можешь манипулировать им, тогда ты можешь быть рассказчиком истории. И тогда и в кадре ты можешь управлять своим образом, концентрировать энергию. А обмен энергией — это суть контакта.

Милош Бикович

Инвентарь

Важно постоянно наблюдать за реакциями людей, раскладывать эмоции на составляющие. Это у нас называется — инвентарь. Умение плакать, смеяться, кричать. В театре ты постоянно вырабатываешь новые средства, когда по три месяца ежедневно готовишь спектакль, — и потом этим «ружьем» пользуешься в кино. А вот текст для театра и кино мы учим по-разному: для площадки выучил — и через два дня ты его не помнишь, а театральный текст ты помнишь годами, потому что запоминаешь его на другом уровне: текст зашел глубже, он там утонул и там лежит.

Достичь уровня Шекспира

В театре перед спектаклем я всегда выполняю некоторую актерскую «зарядку», как меня учили в белградском ВУЗе. А на съемках в кино иногда готовиться вообще не надо — например, лучше не отрабатывать сцену без партнера, потому что ты пойдешь в каком-то своем направлении, заучишь текст в своей манере, тогда как партнер, может быть, совсем по-другому будет чувствовать эту сцену. Для кино я иногда вообще не учу текст: изучаю, но не учу. Хотя, например, у Михалкова продумана и важна каждая запятая. И там упустить запятую — это будто недовыучить Шекспира. С другой стороны, и у Шекспира можно менять текст — но это тоже надо уметь делать. Надо сначала достичь уровня Шекспира.

Милош Бикович

Это не компромисс, это подвиг

Почему фестивальное кино порой так тяжело смотреть, а так называемое коммерческое кино переживает пик? Потому что человечество потеряло возможность думать на тяжелые темы, оно настолько перекормлено трагедиями и страданиями через СМИ, всякими вирусами, социальными несправедливостями, экономическими кризисами, угрозами «холодной войны», что, насытившись этим в реальной жизни, человек не может смотреть это в искусстве. В искусстве он впадает в эскапизм, он хочет сбежать от мира, хочет чего-то хорошего и доброго. Если ты хочешь заниматься искусством не ради выполнения своих амбиций — смотрите, какой я крутой и талантливый, — а рассказать историю, ты должен пойти таким путем, чтобы тебя услышали. И это не компромисс, это подвиг.

Тотальный фильм

Тотальный фильм — это кино, которое имеет в себе те художественные элементы, тот посыл, который позволит картине стать популярной. И это очень важно. Мы почему-то всегда считаем, что популярный — это что-то пошлое, глупое, но это не всегда так. «Джокер» популярен — но это не пошло, а прекрасно. Это история о том, как человек не находит даже частицу любви, чтобы за нее схватиться и не сойти с ума. И он сходит с ума и становится дьяволом. Это библейская история, рассказанная так, чтобы ее хотели смотреть. Это не фастфуд, а кино, которое говорит о том, что сейчас актуально, и тем языком, который сейчас зрителю понятен. Такими тотальными фильмами были «Утомленные солнцем» Михалкова, «Андеграунд» Кустурицы. Важна актуальность, которая происходит от искренности выражения, а не из желания быть актуальным.

Милош Бикович

Чтобы человек дал тебе овцу

Я занялся продюсированием, потому что мне не хватало проектов. Я понял, что как актер постоянно жду хороший проект, а как продюсер, могу сам увеличить шансы, что этот хороший проект меня найдет. Кроме того, я понял, что актеры находятся под воображаемым стеклянным колпаком, в каком-то детском мире. А если ты режиссер, если ты продюсер, это совсем другой мир, потому что ты должен нести ответственность за то, что происходит на площадке, тебе нужно понимать, что делать, когда тебе угрожают по телефону какие-то непонятные люди, которых наняли, чтобы машина была в кадре, ты знаешь, как в деревне торговаться, чтобы человек дал тебе овцу, потому что она тебе сейчас нужна в кадре. Но продюсер я пока начинающий: я продюсер-ребенок, тут есть ребята и поопытнее, и посильнее.

Рената Пиотровски и Милош Бикович

Чтобы люди приезжали к нам в Сербию

Я захотел снять «Отель Белград», чтобы люди приезжали к нам в Сербию, чтобы у них появилось желание туда съездить, что-то почувствовать, что-то прожить, увидеть, послушать. Страна умеет влюбить в себя. Знаете, что режиссер фильма «Лед» Олег Трофим и режиссер фильма «Отель Белград» Константин Статский назвали своих сыновей именем Савва? Я всем рассказываю, что это потому, что они были в Сербии и узнали, что основатель нашей церкви — архиепископ Савва. Может, это и не так, но я всем так рассказываю и буду рассказывать, сколько бы они ни обижались! (Смеется.) Так что я обратился к ребятам, которые делали «Отель Элеон», предложил им идею, она им понравилось — и все завертелось. И я в главной роли. Хорошо быть продюсером! (Смеется.)

Фото голубя, которого я встретил на улице

Мой «Инстаграм» — это бизнес-проект. Меня этому научила Равшана Куркова, и я ей за это очень благодарен. Но это не значит, что я там не могу выложить стихи или фотографии. Да, сейчас это мое маленькое частное СМИ, за которое мне иногда платят деньги, и я редко публикую фото своих пальцев, своей собаки, голубя, которого я встретил на улице, или облака, которое меня увлекло.

Милош Бикович

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику
Фото: Александр Толстов