Women in Power: эксклюзивное интервью с Шэрон Стоун

 
POSTA-Magazine
Об авторе Все статьи автора
POSTA-Magazine

Шэрон Стоун рассказала журналисту Наоми Мастерс, как полюбить свои недостатки, какие песни слушать, если ты одинокая мама, и как стать секс-символом, когда тебе нечем оплачивать счета за дом.

 
 
Women in Power: эксклюзивное интервью с Шэрон Стоун

Талантливая актриса,

любящая мать и неподражаемый пример самоиронии!

Каждое интервью с Шэрон Стоун — это счастливый билетик в мир честности, искренности и иронии. Великолепная актриса и признанный секс-символ, кавалерственная дама французского Ордена искусств и литературы, героиня рекламного проекта «Доказано жизнью» и посол дерматологической компании Galderma. Шэрон Стоун, похоже, не знает, что такое снобизм, самолюбование и бессмысленный эпатаж. Ее звездные роли (в «Основном инстинкте», «Щепке», «Перекрестке» или «Казино» Мартина Скорсезе), ее модельное прошлое и даже проблемы со здоровьем — Шэрон страдает астмой и диабетом, а в 2001 году перенесла внутримозговое кровоизлияние — актриса легко превращает в повод посмеяться над собой и возможность снова и снова заявить: «Я — такая же, как вы. Одинокая работающая мать, часто сентиментальная и неуверенная в себе». И именно эти слова вселяют в нас уверенность и учат не бояться своих слабостей и эмоций.

Наоми Мастерс: Насколько красота важна в вашей работе?

Шэрон Стоун: В моей работе? Насколько честно мне отвечать? В нашей индустрии по-разному бывает. Красота, конечно, оценивается не в последнюю очередь. Но полагаю, что многое происходит на уровне первобытных инстинктов. Люди чувствуют влечение друг к другу из-за того, как они выглядят, какие запахи от них исходят, каковы они на вкус и каковы их прикосновения. Думаю, что если я сделаю вид, что это не так, и мы будем спорить, должно ли это быть правдой, то это словно сопротивляться природе. Вас тянет к конкретному человеку, потому что он именно так выглядит, пахнет, вот таков он на вкус и вот так до вас дотрагивается. Тянет и все. Так устроен мир. Но не всех влечет к кому-то, потому что этот кто-то выглядит как Том Круз. У каждого есть свой стиль и свой вкус, и нам нравятся люди, которые выглядят особым образом. Но реклама пытается продать нам что-то одно. И в этом, я думаю, ошибка. Моя тетушка, которую я просто обожала, говорила, что защитила дипломную работу на тему «Мы влюбляемся в недостатки». Никто никогда не говорит: «Я люблю его, потому что он — само совершенство». Говорят: «Он когда улыбается, у него так зуб забавно торчит» или «Он как-то ходит вот так необычно — по-дурацки». Никогда никто не говорит, что в ком-то другом все идеально. Мы всегда цепляемся за несовершенства. И было бы глупо утверждать иное.

— Вам 57 лет, вы выглядите потрясающе. Как вам удается держать себя в такой великолепной форме?

— Вам не понравится, как я буду отвечать на этот вопрос. Но я просто худая. Для начала. Никто почему-то не слышит, когда я говорю, что дело в этом. Ну и я не очень-то в форме, так что скажу вам по-честному. У меня очень плоская задница (Шэрон встает и крутится, демонстрируя свой крайне подтянутый, но относительно плоский зад — прим. Н.М.), и мы сегодня изрядно спорили на тему платья, которое мне надеть, потому что стилисты не были довольны тем, как плоско выглядит моя задница. Я вроде как прилично выгляжу, но я очень люблю заниматься спортом. Я член обычного спортклуба, который называется «24 Hour Fitness» (прим. ред.:«Фитнес круглосуточно»), хожу туда, потому что филиалы этой сети есть везде. Я не отношусь к тренировкам как к чему-то модному. Не думаю, что это что-то значимое и грандиозное. Я в аэропорту Франкфурта увидела гребной тренажер. Мне показалось, что это круто, и я заказала себе такой на «Амазоне», прежде чем приехать на интервью. Мне просто нравятся физические нагрузки.

— За годы вашей жизни что вы узнали о себе с физической и психологической точек зрения?

— Я выяснила, что я физически сильнее, чем о себе думала, а с психологической точки зрения — поняла, что многие мои слабости являются моими сильными сторонами. Я узнала, что не нужно делать вид, что ты сильный, когда ты слаб. И что, когда ты поддаешься своим слабостям, иногда это позволяет тебе зарядиться огромным количеством силы.

— Освещая темы, связанные с косметическими хирургическими процедурами, журналы и телевидение искажают правду. Как мы должны говорить на эти темы, не приукрашивая?

— Мы вместе со специалистами Garderma сейчас обсуждаем скорее альтернативу этим процедурам. Нечто, что, на наш взгляд, более современное. Менее драматичное. Менее заметное. Возможно, даже более совершенное. Мы полагаем, что «Рестилайн» — более простая, более новая альтернатива, позволяющая вам выглядеть похоже на себя изначального, с меньшими драматическими вмешательствами.

— Расскажите о своем опыте сотрудничества с компанией Galderma?

— Пока мне с ними интересно. Потому что эта компания больше всего внимания уделяет научным исследованиям и фактам. Они очень аккуратно и осторожно относятся к медицинской стороне дела. Они не заинтересованы в каких-нибудь сумасшедших изменениях или пиаре на фальшивых популистских решениях. И пытаются научить людей принимать себя такими, какие они есть. Не «мы хотим из тебя сделать кого-то, кем ты не являешься». А «давай возьмем тебя такого, как ты есть, прекрасного, и позволим тебе блистать максимально, насколько ты это можешь». Мне кажется, многие рекламные кампании в результате говорят людям, что с ними что-то не так. Что они должны быть моложе, стройнее, такее, эдакее. А эта компания говорит: «Ты нам нравишься такой, как есть. И давай оставим тебя тобой, только что будешь себя еще лучше чувствовать». И это мне нравится.

— Многие, участвовавшие в кампании Galderma «Проверено жизнью», говорили, что после прохождения процедур с использованием контурной пластики «Рестилайна» стали чувствовать себя более сексуальными и уверенными в себе. А вы?

— Я проходила процедуры после того, как у меня был инсульт и кровоизлияние в мозг. В то время это была медицинская необходимость. Мой мозг выпирал у меня на лице, оно опало. Я потеряла 18% массы тела. И я узнала невероятные медицинские преимущества этих процедур, их возможности в экстремальной медицинской ситуации. Иногда препараты вводят в нос, чтобы восстановить нос, можно помочь тем, у кого «волчья пасть» — расщелина неба. Если у вас отсутствует часть структуры подбородка, они могут помочь вам восстановить его.

Знаете, я чувствовала себя счастливой. Хотя это был очень уязвимый период в моей жизни, потому что я могла умереть. Я была очень, очень худой и очень слабой. Мои глаза запали. Вот этот глаз (держит правый глаз) вот так запал, и его смогли вот так его подтянуть (подтягивает правый глаз). Мой доктор очень помог мне, был невероятно добр ко мне. Все время, пока он проводил со мной процедуры, он говорил: «Вы так много помогали собирать средства для больных СПИДом, вы — вот такая, именно поэтому вы нужны вам. Именно поэтому вы проходите эти процедуры, именно поэтому я помогу вам поправиться». И все время он рассказывал мне о том, какой он меня себя представляет, какая я с его точки зрения.

Это был невероятно эмоциональный опыт для меня, он очень помог мне восстановиться. Эти процедуры потрясающие, это действенная альтернатива инвазивной хирургии. Потому что, например, дети могут воспользоваться ими после восстановительной хирургии. Люди могут сделать их на финальных этапах своего лечения — вместо имплантов щек или имплантов подбородка. Или носа. Если у вас бугорок, можно ввести препарат вокруг него. Мне приятно быть послом компании. Не только из-за всех этих волшебных вещей, которые процедуры могут сотворить, но и в плане того, какую уверенность в себе они могут дать, и что привнесят в жизнь рядового человека.

— Какие советы вы можете дать изнуренным, уставшим женщинам, для того чтобы выглядеть максимально хорошо?

— Вы имеете в виду, например, одиноких работающих матерей, как я? Для начала, я знаю, что я не одна такая. Я знаю, что в мире миллионы других женщин, которые чувствуют то же, что и я. И одно то, что я это знаю, помогает мне. Это, возможно, прозвучит глупо, но у Алишии Кис есть такая песня Superwoman, где она поет «Даже когда я разбита, я надеваю жилет с буквой С на груди, я — cупервуман». И она поет «Это для всех женщин, для всех матерей». Я сейчас расплачусь (вытирает слезы — прим. Н.М.).Она меня до мурашек пробирает (начинает реветь — прим. Н.М.). Алиша поет для всех матерей мира, и мы все берем себя в руки. Что я делаю? Я беру жестяную миску, наполняю ее льдом, наливаю туда воду и опускаю лицо. Потому что мне нужно появляться в кадре. И это не хорошо, когда я выгляжу отвратительно. Так что я просто окунаю лицо в ведро со льдом.

— Что вдохновляет вас в ежедневной жизни, чтобы чувствовать себя красивой и быть красивой?

— У меня дети. Три великолепных сына. Благодаря им я чувствую себя красивой. У одного из сыновей вчера был день рождения. Ему исполнилось 9. У другого был две недели назад. Ему 10. А через неделю моему третьему сыну будет 15. Они в том возрасте, когда начинают становиться маленькими мужчинами. Они помогают мне нести сумки в машину и открывают дверь машины. Они уже понимают такие вещи. Они впервые приходили ко мне на работу и видели, как я работаю. Они иногда оставляют записки на руле в машине «Хорошего дня на работе» и «Спасибо, что ты работаешь» и тому подобное. И это мне очень помогает. Это позволяет чувствовать себя особенной. Чувствовать, что у меня есть цель и смысл.

— В обществе, в частности в мире знаменитостей, существует некое давление на женщин, мол, они должны выглядеть совершенно. Как вы к этому относитесь?

— Я думаю, что во всех семьях, особенно где много детей, кого-то выбирают, чтобы он был лучше всех. Кто-то из детей — абсолютно испорченный. Один — катастрофа. Другой такой. Еще один — такой. Кто-то всегда вроде как само совершенство. Вы в своей семье вот какой были? В моей семье предполагалось, что со мной никогда не должно быть проблем. И я думаю, что в обществе у нас тоже так складывается, что все хотят быть вот этими идеальными людьми. Быть идеальным — значит никогда не иметь проблем. То есть ни одно колесо не должно скрипеть, все идеально. Все супер. Но ведь только Господь идеален. Нет никакого совершенства. Это полная ерунда. И в этой попытке торговать совершенством мы продаем нечто ненастоящее. Если мы собираемся разговаривать с людьми, нам надо продавать возможность для каждого быть самой лучшей версией себя.

Лучшее, что со мной когда-либо со мной случалось, было 20 лет назад — я познакомилась с фоторедактором журнала Playboy. Она взяла меня с собой на съемку, и я увидела девушку-модель, у которой под грудью и под попой была изолента, и я спросила, что они с этим будут делать, и мне сказали, что они сотрут ее после, на фотографии. Я испытала такое облегчение от того, что эти модели несовершенны. Типа «О, с ума сойти, это все ненастоящее». Потому что ты постоянно чувствуешь, что ты пытаешься соответствовать каким-то стандартам идеала, делать вот это и вот это. А этого нет. Я вам гарантирую — Жизель Бундхен неидеальна. Мы думаем иначе, но это неправда. Это просто невозможно. Я не верю в то, что смысл человека в том, чтобы быть идеальным.

— Вы всегда были известным секс-символом, но после использования, например, «Рестилайна», мужского внимания стало больше?

— Вы так очаровательны! Я чувствую себя такой старой, а вы такая юная. Этим комплиментом вы «сделали мой день». Меня все время приглашают на свидания. Каждый день. Это невероятно. Куда бы я ни пришла, мне говорят: «Вы секс-символ». Если бы это только было правдой. Давайте так это и напечатаем. Вы знаете, это забавно, потому что в начале моей работы в кино у меня не было никакой карьеры, потому что никто не считал меня сексуальной. Я носила мешковатые платья. Черную одежду больших размеров и крупные очки, потому что у меня плохое зрение, и я таскала с собой книги и свои вещи, и люди думали «О боже, это так несексуально». Потом я пообщалась со своей подругой, тем фоторедактором Playboy, и сказала ей, что никто не считает меня сексуальной. И она говорит: «Хью Хефнер хочет фотосессию с тобой напечатать в журнале». А я ей: «Что??? „Плейбой?“ Ха-ха-ха». Это казалось самой абсурдной вещью, которую я когда-либо слышала. А потом я поняла, что умру с голода, потому что не могла оплачивать счета за дом. Не могла найти работу. Что делать? Хм, может, мне сняться в «Плейбое»? О’кей. Я договорилась с ними, что мы сделаем черно-белую съемку, где я буду топлесс, но в трусиках, и моя подруга напишет статью про меня, потому что она еще и очень классный журналист. Я подумала: «Я расскажу людям, что я сексуальна». И потом получила роль в «Основном инстинкте». Так что теперь люди считают, что я сексуальна.

— Люди, наверное, постоянно на вас бросаются?

— Я мечтала бы, чтобы на меня бросалось больше парней. На самом деле — нет. Я думаю, что люди теперь верят в то, что я сексуальна, и боятся меня. Мне кажется, народ купится на все что угодно, что ему ни расскажи, купится на миф. Я-то себя больше воспринимаю вот той девушкой в безразмерной одежде и с сумкой книжек. Но люди поверили в историю, что якобы я секс-символ. А парни не вешаются на меня. Они бегут от меня подальше.

— Почему?

— Потому что они не так симпатичны и очаровательны, как вы...

Предоставлено агентством FOTODOM.ru

 

 

 

POSTA-Magazine для раздела «Women in Power», отправлено: 25 сентября 2015

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Тренд сезона: новый Ренессанс с актрисой «Гоголь-центра» Александрой Ревенко © Арина Ломтева
Эксклюзив: интервью с экспертами аукционного дома Christie’s Сарой Мэнсфилд и Хелен Калвер-Смит © Арина Холод
Идеальная косметичка: 6 эффективных средств anti-age для зимы © Анастасия Зарипова
Фитнес: самые интересные «фишки» московских спорт-клубов © Алексей Василенко
Новый год. Идея на каникулы: Южный Тироль — лыжи, «розовые горы» и многое другое © Влада Покровская
Women in Power: основательница PROyachting Екатерина Скудина — об умении принимать решения © Юлия Киселева

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.