Women in Power: Катя Добрякова об успехе, чувстве юмора и первом магазине в Нью-Йорке

 
Татьяна Сабуренкова
Все статьи автора
Татьяна Сабуренкова

— основатель и главный редактор Интернет-журнала о качестве жизни Posta-Magazine


Первый магазин в Нью-Йорке — это не просто дебют Добряковой в Штатах, а первый бутик какого-либо российского дизайнера на Манхеттене. И это, конечно, здорово!

 
 
Women in Power: Катя Добрякова об успехе, чувстве юмора и пе...

Фото: Николай Богданович
Стиль: Арина Ломтева
Make-up: Julia Rada

У меня давно создалось ощущение,

что после Добряковой «футболки-толстовки-худи» с прикольными надписями и картинками делают все. В нашей стране — точно. Дизайнеры, светские девушки, стилисты и визажисты. Со стороны все выглядит так, как будто это чуть ли не самое простое занятие в городе.

Встретившись с Катей в ее любимом Pinch на Патриках, я точно знала: будем много шутить, уплетать традиционный омлет с трюфелем и обязательно «пройдемся» по героям нашего любимого светского общества. Но мне хотелось не просто очередной веселой беседы с Катей — хотя чувство юмора у этой девушки отменное, а чего-то более серьезного. Не обидно ли ей, когда лучшие друзья берут и делают «все то же самое», а она узнает об этом самая последняя? Не грустно ли от того, что критики моды, журналисты и блогеры (куда же сегодня без них) приговаривают: «Платье сшить — это вам не толстовку сочинить».

Но кто бы что ни говорил, а «добряковское» чувство юмора, помноженное на четкое ощущение времени, и неожиданный для такой приятной и симпатичной девушки сарказм сделали свое дело — все компании бросились заказывать ей толстовки с классными надписями, потом появилась линия платьев, а сегодняшним итогом стал модный и красивый бутик в Нью-Йорке, помимо любимого магазина на Патриках. Когда мне пытаются что-то рассказывать о тонкости стиля того или иного известного персонажа, востребованности, тиражей и причин популярности, я вспоминаю фразу Филиппа Киркорова на вопрос о том, кто же круче на российской поп-сцене: «Встретимся у кассы!». Ведь не поспоришь.

—  Татьяна Сабуренкова: Катя, почему вдруг Нью-Йорк? Все наши звезды и дизайнеры стремятся в Париж, Милан, хотя бы в Лондон.

Катя Добрякова: Нью-Йорк — это огромное общество потребления, от китайской кухни до нанотехнологий. В Америке люди открыты всему, они часто делают покупки, проникаются каким-то новым lifestyle. Раньше было принято одеваться в супердорогие марки, сейчас тренд явно сместился в сторону street style, и все моментально на это реагирует. Посмотри, что делают в Gucci? Разрисовывают баллончиками куртки. Раньше это было бы невозможно.

—  Не понимаю просто, как ты не боишься конкуренции? Там же все уже есть.

—  Вот у нас точно силен стереотип: «В Сохо можно купить все на свете, в том числе дизайнерские вещи». Но это миф. У меня не так давно была с друзьями-артистами конкретная задача — найти оригинальные вещи для их выступлений, что-то интересное, чего нет у других. И мы в этом самом Сохо сбились с ног. Найти что-то оригинальное нелегко. Мы обошли все места-рекомендации и ничего не нашли! Одна лишь витрина меня заинтересовала. Помню, как я хотела ее сфотографировать, но тут выбежал хозяин и запретил мне это делать, даже на телефон. Оказалось, что масса туристов из Азии приходят в такие магазины просто, чтобы сфотографировать. А потом у себя сделать то же самое. Даже Zara к ним наведывается. Выискивают молодых интересных дизайнеров и воруют идеи.

—  Ну и к тебе сейчас начнут заходить, воровать идеи. Сейчас треть рынка так живет.

—  Наверное. Но случай забавный. Он запретил мне фотографировать, мы разговорились. Он спросил, что на мне надето, а я была в своем свитшоте, рассказала ему, что я сама дизайнер. Он попросил показать мне свою коллекцию, через 5 минут он — внимание — уже сделал заказ, а через неделю уже получил первую поставку. Обещал прислать мне фото, как он «нарядил» в наши вещи витрины, но когда я через два дня поинтересовалась, как идут дела, и не пришлет ли он фото манекенов, он написал, что на витрины вещи попасть не успели, он уже все продал. Продает он нас хорошо. Поэтому я сразу поняла: американский рынок хорош для такого easy shopping. У нас интересные вещи и не очень высокие цены. Именно тот продукт, за которым люди идут в Сохо, а не на авеню Монтень.

Women in Power: Катя Добрякова об успехе, чувстве юмора и первом магазине в Нью-Йорке

—  И все-таки про воровство в моде. Твое мнение? Проще всего ведь сказать: «Я этим вдохновилась, ничего не знаю!»

—  Года два назад мы начали делать джинсовые разрисованные куртки, и это стало трендом. Сделали коллаборацию с Disney, которая тоже отлично продавалась. С тех пор нас все «достали», все теперь это делают. Финансово мы ничего не теряем: наши клиенты все равно ценят наше качество... Сложнее бороться именно с воровством. Есть такой аккаунт в Инстаграм — Daria Maria Design, так те у нас украли просто все. Так и пишут про себя: а мы сделаем вам дешевле! Появилось несколько брендов — копии концепции с индивидуальной вышивкой. Одному из таких брендов мы звонили, даже сохранили аудиозапись: «Здравствуйте, подскажите, сколько у вас стоит куртку разрисовать? — 5 тысяч рублей. — А можно как у Кати Добряковой? — Конечно, к нам многие ее клиенты приходят, потому что у нее очень дорого. — А вышивку как у Кати сделаете? — Конечно, а как вас зовут?» Ну мы, понятное дело, бросили трубку.

—  За счет чего ты делаешь так, что вещи качественные, а цены нормальные? Урезаешь себя в прибыли?

—  У нас же собственное производство, даже свои вышивальные машины. То есть мы сами делаем полный цикл. Я постоянно пытаюсь держать марку в определенном ценовом сегменте. Мы понимаем свою нишу: стремимся быть на 4-м этаже ЦУМа, не дороже, хотим стоять рядом, например, с Marc by Marc Jacobs.

—  Чем это отличается от классного масс-маркета? & Other Stories, например?

—  Это вторые линии: клевые, в них не экономят на количестве стежков и качестве вышивки, но цена у них вменяемая. Фишка в том, что наш продукт может купить и человек со средней зарплатой, и с высоким достатком — в свой гардероб в стиле casual для виллы, путешествий или спорта.

—  И все же ты сделала коллекцию платьев, чего от тебя мало кто ожидал.

—  Да, она есть, но изначально все началось с футболки, и я об этом помню. Тогда наша первая футболка стала очень популярной, такой, на злобу дня. В 2010 году мы сделали принтом фразу «Кабы я была царица». Эта история — часть нашей биографии. Потом я сделала футболку про черного и белого президента в Америке. Это тоже многие начали носить.

На Кате: платье Sara Roka, туфли Jimmy Choo

На Кате: платье Sara Roka, туфли Jimmy Choo

—  Ты чем-то зарабатывала параллельно, пока развивала стартап?

—  Дизайном интерьеров. Но 2009 год был кризисным. Бизнесмены-клиенты свои «запасные» студии и квартиры для детей и любовниц перестали «делать». Всем нужно было доучивать детей в Лондоне, и люди стали продавать эту недвижимость, продались все недостроенные объекты, которые были у меня в работе. Не могу сказать, что я сильно расстроилась. Я придумала заняться декоративными подушками для интерьеров и даже сделала свой бренд, который успешно продавался в «Республике». А уже потом из него вырос бренд одежды, потому что принты «перескочили» с подушек на футболки.

Меня долго уговаривали начать делать одежду, но я не чувствовала себя в этом комфортно, потому что образование я получала все-таки по классу графического дизайна. Но вся эта история с тканью и рисунками на ней оказалась очень дорогой. Но получалось так: все, что мы зарабатывали на свитшотах, тут же тратили на основной бизнес: принты на тканях, подушки. И я поняла, что нужно заниматься чем-то более коммерческим и понятным, тем, что можно поставить на производство, не выклевывая себе каждый раз мозг. Сейчас стало все проще: много русских дизайнеров и много компаний, которые привозят в шоу-румы ткани, много интересной фурнитуры, а шесть лет назад с этим было значительно сложнее. Мы поставили вышивальную машину, которая делает индивидуальную вышивку, и сделали линию вещей для дома: халаты, пижамы. Мы в этом были первыми. Это было три года назад в декабре.

—  Кто был первым твоим покупателем: это все твои друзья или все же «люди с улицы»?

—  Скорее, это была новая волна клиентов, которую заинтересовала наша обновленная концепция. Это была коллекция смешная с бургерами и макаронами: сложная вышивка, выпуклые картинки. Новое дыхание бренда.

—  Если вернуться к стартапу: что бы ты посоветовала людям, которые начинают свое дело?

—  Каждый уважающий себя москвич должен иметь свою линию одежды теперь. (Смеется) Нет, ну правда, на какую тусовку не заедешь: кто-то обязательно обсуждает собственную линию одежды. Раньше хотя бы обсуждали отношения, было интереснее это слушать.

Women in Power: Катя Добрякова об успехе, чувстве юмора и первом магазине в Нью-Йорке

—  В пределах Садового это действительно так. Все думают, что на одежде просто заработать: главное, чтобы парочка известных людей носила, а остальные — потянутся. Эдакое стадное чувство.

—  Это тренд. Раньше модно было певицей быть, теперь модно быть дизайнером. В последнее время певиц-однодневок как будто стало поменьше. Но если у тебя есть деньги, то ты срочно едешь в Париж и делаешь показ какой-то. Если денег не так много, то можно и в Москве.

—  Обязательный вопрос — кто из дизайнеров тебе самой нравится, вдохновляет тебя, на кого ты готова тратить собственные деньги?

—  Мне сейчас очень нравится то, что делают Gucci. Это мода на грани современного искусства. Уникальные у них вещи, масштабы, пропорции, цвета, фактуры, вышивки... К своей истории с монограммами они добавили современную среду. Было время, когда я восхищалась принтами Mary Katrantzou, она в этом была первой, но сейчас как будто сбавила творческие обороты. А вот Vetements, по которым все сейчас сходят с ума, мне менее интересны как концепция. Еще мне часто нравится то, что делает Стелла Маккартни, нравятся принты у Marni. Я люблю не столь концептуальные вещи, как у Vetements, а что-то более позитивное, флористическое. В моде для меня должна быть живопись, это мое. Это как в интерьере: кто любит минимализм, тому классика никак не подойдет.

—  Я часто просматриваю ленту на Facebook и вижу твои комментарии. Часто это некие «вбросы» о том, о чем многие думают, но не решаются сказать. Директор твоя Арина — такая же храбрая. Вы как будто на своей волне и никого не боитесь?

—  Бренд «Катя Добрякова» стал широко известным в русских кругах, потому что мы показали, что можем и умеем. Наша история со смешными футболками развивается ярко, и мы буквально задали этот тренд. Без ложной скромности, в 2010 только Симачев этим занимался, а, например, прекрасный и талантливый Александр Терехов создавал платья. А я делала именно футболки, по ним меня знали. Потом друг появляются у бренда Терехова футболки с надписями — вместо принтов — имен: Равшана, Светлана... Да, мне было смешно, и я честно об этом писала в соцсетях. Мы постоянно придумываем какие-то идеи интересные, а тут — просто имена. Я тогда ради смеха попросила Арину найти свое детское фото, она нашла карточку с осликом, и я сделала футболку с этим фото и надписью «Арина». Какой был отклик? Оксана Лаврентьева написала у себя в соцсетях, что молодые начинающие дизайнеры копируют ее идеи! Потом долгое время со мной никто не здоровался...

На Кате:  платье N 21

На Кате: платье N 21

—  В русском бизнесе чувство юмора — потерянная категория, разве нет?

—  Это какой-то непонятный снобизм. Вот Тема Королев — мой ближайший друг — сделал свою линию свитшотов, только мне забыл об этом сказать. Тоже пример. Я страшно обиделась и сделала в единственном экземпляре футболку «ответную», но не показала ее никому. А надо было тираж делать. Наверное, характер у меня такой: я не люблю в себе держать обиду.

—  Мне вот еще что интересно. Все знают, что Добрякова дружит с Димой Биланом. Хохочете вместе, ты ходишь на его концерты. Но у нас, по сути, шоу-бизнес и светская история — вещи разные. Тех, кто ходит на «попсу», редко зовут на званые светские ужины. Ты — одна из немногих, кого это не коснулось. Почему?

—  Когда я начинала, то была человеком совершенно не из светской тусовки. Я окончила провинциальную художественную школу на окраине Москвы. Я была из другого теста и никого не знала, дружила с Шурой «Би-2» и через мою подругу познакомилась с какими-то рок-героями, дружила с Сашей Васильевым, делала обложки для «Сплин», «Ночных снайперов». Мои обложки считались чуть ли не самыми концептуальными на тот момент.

И вот вдруг — Дима Билан (Смеется). Мне многие начали говорить из рок-тусовки: «Ты зашкварилась!» Мне пришлось сленг изучать, чтобы понять, кто и в чем меня обвиняет. Максим Лейкин, бывший директор «Морального кодекса», такие дизлайки мне ставит на Facebook, когда я выкладываю какие-то фото с Биланом! А продюсер «Би-2» и «Сплин», с которым я очень дружила, когда мы все это делали, недавно сказал мне, что не будет со мной общаться. Я говорю: «Ты с ума сошел?» То есть в каждом сегменте есть свои «терки»: попса больше зарабатывает и поэтому рокеры их не любят, светская тусовка не особенно любит попсу, и пошло по кругу. Люди не понимают, что в каждом сегменте есть крутые имена, классные люди, а уже потом имидж, заработки и все остальное.

—  Наша рубрика называется Women in Power. Про женщин, которые добиваются успеха и вдохновляют своим примером. Ты помнишь свое состояние, когда впервые ясно поняла: «У меня получилось, не зря я рисковала»?

—  Я не очень на себе этот успех ощущаю. Эта история ощущается только тогда, когда ты что-то теряешь. Как и в отношениях с людьми. Пока у меня, скажем, есть какой-то успех, я его не понимаю.

—  Ну, на улицах тебя же узнают? Вот мы съемку делали на Патриках, было очевидно, что прохожие знают тебя, пусть и не все.

—  Далеко не все. Скорее, больше я понимаю, что у меня реально что-то круто получается, когда вижу людей в своих вещах: в Нью-Йорке том же, в Париже, в Лондоне, в «Кофемании» в Шереметьево. Вот это реально крутое ощущение, оно придает сил.

—  Многие, у кого что-то начинает получаться, меняются: теперь можно расслабиться, пусть другие все за меня делают. У тебя уже наступил этот период?

—  Это вообще другое, свой бизнес — это как огромный кусок твоей жизни, я без этого жить не могу. Не представляю, как я проснулась и не пошла на работу. У каждого есть какой-то кайф в жизни, и мне безумно повезло, что у меня он — именно на работе. Это позволяет двигаться вперед.

Women in Power: Катя Добрякова об успехе, чувстве юмора и первом магазине в Нью-Йорке

—  И все-таки вернемся к платьям. Мне не дают они покоя. Зачем тебе платья на вешалках, если у тебя ДНК бренда — совсем не в этом?

—  Наверное, мне стало тесновато в прежнем состоянии. На меня стал распространятся эффект от дизайнеров-самоучек и дизайнеров-жен успешных бизнесменов — все начали делать свитшоты. Мне не очень хотелось быть в этой компании, и мы решили ввести какое-то количество новых моделей. Джинса, юбки, платья — базовые вещи, но обязательно с какой-то фишкой. Но это не вещи с какой-то определенной посадкой. Мне не нужно, чтобы ко мне приходили и говорили: «Мне хочется закрывать коленки, а сестре — наоборот, мини нужно». Не хочу с этим связываться. Поэтому мы делаем сарафаны на лето, чтобы ты увидел и понял: я могу эту вещь надеть даже без примерки. Это вещи, которые не требуют определенной фигуры. С нашими моделями не приходится думать, кому расставить вытачки под большую грудь, а кому нет. Я больше про цвет, фактуру, принт, я же графический дизайнер, и хочу заниматься именно этим. Но нужно, чтобы в этой одежде можно было не только сесть в самолет, но и пообедать с кем-то модным, своя стилистика обязательно должна быть. Свитшот с рюшами на рукавах, зауженные брюки со стрелкой и с рюшей...

—  Ты просматриваешь глянец, следишь за модными трендами?

—  Нет, не интересно. Ни как дизайнеру, ни как девочке. В самом начале своей карьеры модного дизайнера у меня был ультиматум против глянцевых трендов. Я глянец не открываю, хотя Арина, мой директор, читает от корки до корки. Весь печатный модный мир меня не увлекает.

—  А как ты делаешь шопинг, без подсказок редакторов?

—  Я могу просто погуглить для вдохновения какие-то новинки современного искусства, какие-то фотоблоги. Но тренды — это точно не мое. Художественный подход — вот из чего рождается коллекция. Это может быть мультфильм, произведение искусства, какая-то невероятная иллюстрация. Это не тренд, это называется «гнуть свою линию» (Смеется).

Часто я покупаю довольно дешевые вещи, а мне потом не верят, что это не брендовая вещь. Недавно один светский друг расхваливал мою куртку. А откуда она? Я зашла в H&M и купила ее за 100 евро. Оказалось, это какая-то модель, за которой все гонялись!

—  Давай про модных героев поговорим, звезд street style хроник, блогов. Есть у тебя любимые герои?

—  — Мне нравится, как Наташа Гольденберг одевается. И совсем не нравится, когда люди одеты так, что очевидно: они стояли перед зеркалом дома и прямо надумывали свои образы, как бы посложнее, да чтобы попасть в светскую хронику. Брр! Это как субкультура — как раньше граффити на стенах рисовали, так теперь себя превращают в стену.

Фотохроника с открытия бутика «Катя Добрякова» в Нью-Йорке

Фотохроника с открытия бутика «Катя Добрякова» в Нью-Йорке

Калли Риф, Катя Добрякова, Саманта Анджело

Калли Риф, Катя Добрякова, Саманта Анджело

София Макс (Beyond The Mag)

София Макс (Beyond The Mag)

Динара Сафина, Валерия Красовская, Катя Добрякова

Динара Сафина, Валерия Красовская, Катя Добрякова

Виктория Крутая; Катя Добрякова и Анна Нетребко; Саманта Анджело и Марат Сафин

Виктория Крутая; Катя Добрякова и Анна Нетребко; Саманта Анджело и Марат Сафин

Фотохроника с открытия бутика «Катя Добрякова» в Нью-Йорке

Фотохроника с открытия бутика «Катя Добрякова» в Нью-Йорке

Детали от Posta-Magazine
Sara Roka, Jimmy Choo, N 21: ЦУМ, ул. Петровка, 2, тел.: +7 (495) 933 73 00

 

 

 

Татьяна Сабуренкова для раздела «Women in Power», опубликовано: 8 ноября 2016

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
За что мы так сильно любим Depeche Mode?
Дизайн & Декор: новый век железных дорог
Живописные замки Великобритании
Благотворительность: почему создаются фонды и как они работают?
5 эффективных упражнений, которые можно делать на пляже
Подсластить пилюлю: дюжина новых десертов в ресторанах Москвы

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.