Men in Power: британский ювелир Стивен Вебстер — о правилах бизнеса и о Москве как «месте силы»

 
Лариса Ермолаева
Все статьи автора
Лариса Ермолаева

На днях Стивен Вебстер представил в Москве несколько уникальных предметов High Jewellery и новинки коллекций Jewels Verne и Magnipheasant: первая из них вдохновлена морским миром Жюля Верна, вторая, со множеством украшений-трансформеров, интерпретирует мотив птичьего пера. В эксклюзивном интервью Вебстер назвал себя «эксцентричным англичанином и гламурным панком», рассказал о ювелирных грехах и о первом визите в Москву 20 лет назад.

 
 
Men in Power: британский ювелир Стивен Вебстер — о правилах ...

Не забывайте — мне 58 лет, и моя молодость пришлась на те времена, когда глэм-рок и панк-рок определяли моду.

«Времена меняются. Раньше клиенты приезжали в ту же Швейцарию, чтобы оценить украшения, а теперь нам проще приехать к клиентам в Россию или Китай».

Линия High Jewellery Lady Stardust Couture, белое золото с бриллиантами и танзанитами, единственный экземпляр. Этот уникальный сет останется в московском ЦУМе.

Линия High Jewellery Lady Stardust Couture, белое золото с бриллиантами и танзанитами, единственный экземпляр. Этот уникальный сет останется в московском ЦУМе.

Британский ювелир Стивен Вебстер часто бывает в России — и потому, что много лет женат на русской, и потому, что он здесь популярен. Выпускник дизайн-колледжа Medway увлекся ювелирным делом в шестнадцатилетнем возрасте, начинал подмастерьем в известных лондонских мастерских Hatton Garden. Позже, уже сделавшись самостоятельным мастером, работал в Канаде и США, а в 1989 году вернулся в Лондон и открыл собственное дело — бренд Stephen Webster. Его вещи узнаются моментально: они тяжелые, броские, яркие, порой массивные. Вебстер вдохновляется самыми разными вещами — от библейского списка смертных грехов и блейковского Альбиона до обложки альбома Дэвида Боуи Ziggy Stardust и романа Жюля Верна «Двадцать тысяч лье под водой».

В Москве он показал несколько уникальных украшений High Jewellery, которые после недельного пребывания в российской столице продолжат мировое турне, а также новинки коллекций Jewels Verne и Magnipheasant, которые будут представлены в бутиках Mercury.

Лариса Ермолаева: Чем ваши новые вещи отличаются от прежних, например, популярных «Грехов»?

Стивен Вебстер: О, «Грехи»! Все только и спрашивают о грехах! (Смеется.) Это и в самом деле, вероятно, самая популярная коллекция, потому что в любом разговоре все именно ее и вспоминают. На самом деле во всех моих вещах есть нечто общее, во всех непременно есть какой-нибудь «грех». Это, наверное, стиль, объединяющий все коллекции. Я старался, чтобы все вещи были «взрывными», впечатляющими. В новых вещах я использовал много изумрудов и рубинов. Эти камни африканские, из Замбии. Весной я сам туда ездил, смотрел сырье на месте: это вполне обычное дело для ювелира — самому ездить на рудники, прослеживать камни от момента добычи.

Гвоздь и Молот: в постоянно пополняемой коллекции Jewels Verne Стивен Вебстер представил браслеты и кольца в виде рыбы-молота — свой ответ на «гвоздь» Cartier (популярную коллекцию Cartier Just un Clou).

Гвоздь и Молот: в постоянно пополняемой коллекции Jewels Verne Стивен Вебстер представил браслеты и кольца в виде рыбы-молота — свой ответ на «гвоздь» Cartier (популярную коллекцию Cartier Just un Clou).

—  Вас многие называют «ювелиром-рокером», прослеживая в коллекциях рокерские инспирации...

—  Вы говорите «рок». На самом деле это как с «Грехами». Людям кажется, что все броское значит рокерское. Это не так. Вот новые браслеты Sturgeon и Eel в коллекции Jewels Verne: один сделан в форме фигурок двух переплетенных осетров, покрытых черными и белыми бриллиантами, другой в виде угря с сапфировой «шкуркой». Там вообще нет никакого рока, это браслеты с рыбами, и инспирированы они этими рыбами. Есть концептуальные украшения — нечто, навеянное Большим Взрывом, например. Они не фигуративные, а абстрактные, символические. Я отлично чувствую актуальные тренды в ювелирном деле — сейчас абстракции популярнее фигуративности.

Кольца от Стивена Вебстера c абстрактными архитектурными мотивами. Центральный красный камень может выниматься.

Кольца от Стивена Вебстера c абстрактными архитектурными мотивами. Центральный красный камень может выниматься.

Коллекция Jewels Verne. Браслет Sturgeon в виде переплетенных осетров, покрытых черными и белыми бриллиантами. Подвески, браслеты и кольца с клешней краба.

Коллекция Jewels Verne. Браслет Sturgeon в виде переплетенных осетров, покрытых черными и белыми бриллиантами. Подвески, браслеты и кольца с клешней краба.

Коллекция Magnipheasant. Серьги-трансформеры могуть быть с подвесками-каплями или без них. Кольца-трансформеры то «обретают крылья», то предстают как лаконичное украшение с единственным камнем-солитером.

Коллекция Magnipheasant. Серьги-трансформеры могуть быть с подвесками-каплями или без них. Кольца-трансформеры то «обретают крылья», то предстают как лаконичное украшение с единственным камнем-солитером.

—  А что еще может стать поводом для кольца или браслета?

—  В каждом городе есть свои секреты, незаметные непосвященному. Какой-нибудь маленький музей или что-то подобное, о чем не знают туристы. В Москве, скажем, очень интересное место — ресторан Baccarat, где я показываю свои новые украшения. Здесь до революции была аптека, самая красивая в городе. А теперь тут ужинают. Это круто. Я вообще люблю Москву, хорошо и давно знаю город, это однозначно «место силы». Двадцать два года назад я тут ужинал с певцом Газмановым в ресторане Чака Норриса Chuck Norris Enterprise Club Beverly Hills. Вот вы помните такой ресторан? А я там ужинал. В первый мой визит в Москву.

—  Ваша русская жена Ася помогает вам лучше понять нашу страну и нас?

—  Ну конечно! Когда вы любите человека, вы лучше понимаете и любите то, что любит он. А у меня еще и дети наполовину русские. Мы вместе ездим в Москву и Санкт-Петербург, общаемся с вашими соотечественниками, узнаем какие-то вещи, которые не всегда знают иностранцы. Россия — мой второй дом, здесь живет часть моей семьи. Если бы в моей жизни не было Аси, я бы, конечно, все равно мог бы приезжать в Россию, продавать здесь мои украшения, возможно, даже успешно. Но это было бы все-таки не то, что сейчас.

—  Вы впервые оказались в России больше 20 лет назад. С тех пор что-то изменилось?

—  Да, изменения потрясающие! В те времена русские мало знали о моде, о стиле. Теперь вы знаете буквально все: что актуально, что нет. У вас изменилось мироощущение. Теперь с вами интересно разговаривать, шутить, у вас хорошее чувство юмора, вы понимаете иронию, присутствующую в некоторых моих изделиях. Русские женщины, мои клиентки, — просто красавицы, и мне это очень нравится. Я люблю, когда люди нарядны, я и сам люблю наряжаться.

—  А вы сами кто в большей степени — британец или космополит?

—  Я совершенно определенно британец, поскольку я знаю свои корни. Но при этом я веду весьма космополитичную жизнь. И, признаться, очень счастлив этим.

—  Как бы вы определили свой собственный стиль?

—  Я, так сказать, «эксцентричный англичанин». Мне нравится английский стиль в одежде, но я люблю добавить к нему немного глэм-рока. Не забывайте — мне 58 лет, и моя молодость пришлась на те времена, когда глэм-рок и панк-рок определяли моду. Я такой вот 58-летний гламурный панк.

Коллекция Magnipheasant, кольцо Plumage на три пальца с бриллиантами или изумрудами.

Коллекция Magnipheasant, кольцо Plumage на три пальца с бриллиантами или изумрудами.

—  А куда вы любите ездить?

—  Мне очень повезло с профессией: я ювелир, а ювелиру для работы нужно совсем немного места. Можно работать почти где угодно. Я работаю в Нью-Йорке, где весь мир делает бизнес, и в Замбии, где добывают изумруды. Я приезжаю в Москву, в Казань, в Азербайджан, в Казахстан, в Китай, в Корею, в Японию — по делам и в то же время за новыми впечатлениями. Вообще я не разделяю работу и отдых, вся моя жизнь — это работа, которая приносит удовольствие. Если бы пришлось их разделить, я был бы очень несчастен, удовольствий стало бы в разы меньше. Со мной часто ездят жена и дети, которым 26 и 18 лет. Я специально так продумываю поездки, чтобы совместить дело и отдых.

—  В этом году вы не поехали на выставку Baselworld, хотя были ее резидентом полтора десятка лет. В чем причина?

—  Чаще всего причиной называют повышение стоимости участия, но дело не только в этом. Для меня эта выставка просто потеряла актуальность. Я вообще могу сказать, что все без исключения ювелирные выставки в последнее время приходят в упадок. Времена меняются. Раньше клиенты приезжали в ту же Швейцарию, чтобы оценить украшения, а теперь нам проще приехать к клиентам в Россию или Китай. Такова реальность.

—  Вы больше не представляете в России демократичную линию серебряных украшений. Почему?

—  Во-первых, это было решение моих российских партнеров. Во-вторых, несмотря на то что я люблю серебро и продолжаю делать вещи из серебра, это не совсем вписывается в мою концепцию. Серебро стало слишком массовым, а я не «массовый» человек, не массовый ювелир. Мне нравится, что мир демократизируется, но сам я работаю в несколько ином направлении.

 

 

 

Лариса Ермолаева для раздела «Мода», опубликовано: 2 ноября 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Grand Prix d’Horlogerie de Genève 2017: в Женеве вручены премии ежегодного часового «Оскара»
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко
Ар-деко как в кино: «Убийство в Восточном экспрессе» и другие фильмы, вдохновляющие интерьерных дизайнеров
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera Sport Turismo
#PostaBeautyClub: Фитнес-гуру Ирина Кутьина тестирует детокс-программу Clinique La Prairie в Швейцарии
Кино недели: «Субурбикон» Джорджа Клуни

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.