Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

 
Инна Логунова
Все статьи автора
Инна Логунова

— директор отдела культуры и спецпроектов
Posta-Magazine


В рубрике «Белый лист» Posta-Magazine рассказывает о людях разных профессий и занятий, способных превращать свои идеи в актуальные проекты, заряжать энергией окружающих и не бояться писать новые истории с чистого листа.

 
 
Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Ма...

Фото: Георгий Кардава
Продюсер: Арина Ломтева
Make-up: Семьянских Татьяна @stanya81

Благодарим «Гоголь-центр»
за помощь в организации сьемки

Актриса «Гоголь-центра» Светлана Мамрешева — о смелости и честности в профессии и в жизни, любви, таланте и музыке.

 

Светлана Мамрешева — одна из самых ярких и харизматичных актрис «Гоголь-центра», ученица мхатовской «Седьмой студии» Кирилла Серебренникова, сформировавшей четыре года назад костяк труппы обновленного театра. Здесь она занята почти во всех крупных постановках, среди которых «Обыкновенная история», «Кому на Руси жить хорошо», «Пастернак. Сестра моя — жизнь», «Кафка», недавняя премьера «Кузмин. Форель разбивает лед» и другие.

Необыкновенно красивая, на сцене она приковывает к себе внимание каким-то декадентским изломом, достоинством, пульсирующей внутренней энергией и страстью, которые неизменно ощущаются даже за внешним спокойствием. Кажется, что она не из этого времени и даже измерения — как блоковская Прекрасная Дама, чье существование определяют совсем другие законы.

В жизни Светлана моментально располагает к себе теплотой и открытостью. Мы встретились на интервью в гримерке «Гоголь-центра», куда она подошла ровно в означенное время. Заметив меня, она широко улыбнулась и с чувством пожала мне руку. Живой взгляд умных глаз, плавные движения, негромкий музыкальный голос. Она не пытается казаться лучше или хуже, чем есть, не стесняется говорить «не знаю» и признаваться в своих страхах, слабостях и неуверенности в себе. Она из тех людей, с которыми интересно разговаривать и комфортно молчать, просто находясь рядом и думая о своем: человечность — тоже талант. Возможно, самый большой из всех.


Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

О национальности и таланте

Я черкешенка, родилась в городе Нарткала в Кабардино-Балкарии. Мне кажется, кровь оставляет отпечаток на века. Она просто есть в тебе, и ее не вымыть. Так или иначе, ты смотришь на мир через свое детство, переносишь на отношения с людьми нормы, которые приняты у тебя в семье. Правда, искусство и творчество существуют по другим законам: способности и таланты не имеют национального окраса. Это подарки, которые даются тебе свыше и которые ты транслируешь через какой-то канал. Это есть у каждого в той или иной сфере, просто надо услышать внутренний голос души.

У меня с детства было странное ощущение, что я глубоко видела и чувствовала, что происходит с родителями: внутреннюю драматургию, порой даже трагедийность. Впрочем, дети вообще много видят. Собезьянничать звук или интонацию у меня получалось уже в раннем детстве. Помню, я где-то послушала английскую речь и научилась ее копировать. А соседи развлекались тем, что ставили меня на пьедестал, слушая, как я говорю всякую тарабарщину как будто на английском языке. Когда я впервые вышла на сцену нарткалинского Дома культуры, почувствовала, что зал может сужаться и расширяться, что здесь происходит удивительный обмен энергиями. Это и есть тот наркотик сцены, без которого уже невозможно обходиться, однажды его попробовав. Притом что я очень застенчивая. Но иногда самые застенчивые и идут в актерскую профессию, чтобы себя преодолеть. Если меня заметили, значит, во мне действительно что-то есть. Надеюсь, я не занимаю чужое место.

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

Платье, Junya Watanabe; шлепанцы, Premiata

О новых формах и традиционных пьесах

Я люблю форму, мне кажется, у меня есть к этому какое-то чутье. Наш театр настроен на материал, который не идет нигде: романы, поэзию, сценарии, которые мы переносим на сцену. По форме это в большей степени перформативные спектакли, что мне интересно, но в то же время я ощущаю нехватку традиционных, психологических пьес и ролей. Мне кажется, они, как гаммы в музыке, правильно настраивают аппарат: Шекспир, Тургенев, Островский, Чехов — но о Чехове сейчас и мечтать не стоит. Мой мастер (Кирилл Серебренников. — Прим. ред.) говорит, что этот материал крайне затертый, нужно отдохнуть от него, просто не ставить какое-то время. Но при этом одно из моих самых сильных впечатлений в театре — спектакль по «Трем сестрам» в берлинском театре Фольксбюне немецкого режиссера Франка Касторфа «Nach Moskau! Nach Moskau!» («В Москву! В Москву!»). Меня поразило актерское существование на сцене на грани человеческих возможностей, их дыхание, жесты, животный немецкий язык. Они носились по сцене как раненые звери, почти выплевывая, даже выблевывая текст. В какой-то момент на авансцену вышла актриса, которая произнесла монолог на русском. Без перевода. А в зале сидели рядовые немцы! Меня это потрясло. Так же как то, что культовый немецкий режиссер в главном национальном немецком театре ставит в основном Достоевского и Чехова — такая любовь к русской культуре меня восхищает.

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

О музыке

В детстве я не занималась музыкой, у меня даже элементарного сольфеджио не было. В прошлом году мои однокурсники и коллеги по театру Филипп Авдеев, Саша Горчилин и Игорь Бычков предложили поставить «Иоланту» Чайковского. Я говорю: «Как? Для этого лет десять учиться надо!» А у меня на тот момент не было никакого музыкального образования, даже сольфеджио. «Ну ты же поешь?» — «Да, пою. Как актриса». — «Значит, давай сделаем!» «Иоланта» — небольшой по масштабу материал, и мы туда вкрапили также Шнитке, Пуленка, Пуччини... В итоге получилась камерная история — актерский взгляд на оперу. А недавно я спела в современной опере «Маниозис» в электротеатре «Станиславский». Готовясь к этому проекту, я занималась с главным концертмейстером театра Ариной Зверевой, с которой мы за месяц разучили сложнейший материал. Благодаря ей я поступила в Институт имени Ипполитова-Иванова на отделение оперного вокала, сейчас оканчиваю первый курс.

Вообще-то это чудо, что меня взяли — у нас считается, что начинать в 28 лет поздно, хотя в Европе это совершенно нормально: голос к 30 годам только формируется, так что и в таком возрасте можно его развить до определенного уровня. У меня уникальные педагоги, которые в меня поверили, за что я им очень благодарна. И все так удачно складывается: с утра я учусь, во второй половине дня репетирую, вечером играю спектакли.

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

О Боге и любви

Я выросла в республике со специфическим соединением исламской религии и древних адыго-черкесских традиций. Низкий поклон моим маме, бабушке, тетям за то, что они мне передали эту культуру с ее «кодексом чести», научили молиться — это тот якорь, за который я могу держаться в жизни.

Думаю, любовь — это атомы, из которых мы сделаны. Если убрать все наносное, только это и останется. Мы порой забываем об этом, забываем про чудеса. Я стараюсь помнить — и благодарить.

Большую часть моей осознанной жизни заняла одна безответная платоническая любовь. Я знаю, что между мной и этим человеком никогда ничего не будет, но я фантазирую о нем каждую секунду уже много лет.

Каждый день я молю Бога, чтобы не остаться без семьи. Но если мне не суждено стать женой и мамой, я приму это.

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

О ненависти

Окружающие — это мое зеркало, и если меня что-то в человеке раздражает, если я ненавижу, значит, он показывает мне то отрицательное во мне самой, что я не хочу в себе признавать. И жизненные уроки, которые я получала таким образом, через конфликт, в итоге оказывались самыми ценными, помогали перейти на другой уровень. Например, таким образом я поступила в Щепкинское училище. После окончания школы я приехала в Москву с намерением поступить на журфак МГУ, но провалилась. Я устроилась няней к одной женщине, кабардинке, она в свое время окончила психологический факультет, и у нее были какие-то связи в университете, и она говорила, что поможет. Но в какой-то момент у меня появилось ощущение, что ей не очень-то хочется, чтобы я поступила. Тогда я сказала, что ухожу и буду пытаться собственными силами, а она в ответ обвинила меня в гордыне. Я вспылила, у нас случился скандал, я чуть не заболела от боли. А на следующий день отправилась в «Щепку», прошла все туры и поступила. Сейчас я понимаю, что должна этой женщине цветы посылать. Если бы не тот пинок, где бы я была?

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

Платье, Litkovskaya; ботинки, Premiata

О Кирилле Серебренникове, смелости и лжи

Две основополагающие, базовые вещи, которым меня научил Кирилл Семенович и за которые я его должница на всю жизнь: не врать и не бояться. До того как поступить к нему в Школу-студию МХАТ, я два года отучилась в «Щепке». Но я влюбилась в Кирилла Семеновича и мечтала попасть на его курс. И пришла, просто чтобы его увидеть, совершенно не рассчитывая попасть, он очень мало девочек набирал. Но вот я прошла первый тур, второй, стало понятно, что я интересна, что надо признаваться. Я рассказала, что учусь, на что он мне ответил: «Света, никогда не ври». В тот момент я осознала, что вранье в мелочах — это зерно огромной лжи.

Кирилл Семенович в работе и в жизни очень интеллигентен, никогда не кричит. На сцене или на съемочной площадке ты выполняешь определенные задачи, которые он ставит. А за кадром... Не могу сказать, что это родственные, но специфические, в каком-то смысле интимные отношения между режиссером и актером, это какая-то особая духовная связь. Работая в одном театре, мы общаемся друг с другом чаще, чем с родственниками. Наверное, можно так сказать: он одновременно очень далеко и очень близко.

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

О «Седьмой студии»

«Седьмая студия» — это настоящий подарок жизни и огромное счастье. Мой спасательный круг. Мои братья и сестры. Они умеют любить, это главное.

Белый лист: интервью с актрисой «Гоголь-центра» Светланой Мамрешевой

Детали:
«Гоголь-центр»: http://gogolcenter.com Litkovskaya, Junya Watanabe, Premiata: ЦУМ, ул. Петровка, 2, тел.: ‪+7 (495) 933 73 00‬

 

 

 

Инна Логунова для раздела «Персоны», опубликовано: 27 апреля 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Авто с Яном Коомансом. Салон во Франкфурте: главные хиты IAA 2017
Вся правда о Valmont: глицерин за 4 евро и запуск ароматов в следующем году
Переоценка ценностей: что мы знаем о Томе Харди
«Маленькие трагедии» Кирилла Серебренникова: от Пушкина до Хаски
#postatravelnotes Дарья Михалкова об идеальных выходных в Барселоне и о «спортивной» Андорре
Джереми Айронс: испытание на прочность

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.