Men in Power: Михаил Бондарев — основатель сети языковых школ BKC и создатель реабилитационного лагеря для детей «Шередарь»

 
Юлия Киселева
Все статьи автора
Юлия Киселева

— директор отдела «Стиль жизни» Posta-Magazine


Создатель одной из лучших языковых школ в России, основатель первого в стране реабилитационного лагеря для детей, перенесших тяжелые заболевания, Михаил Бондарев — о наследии Пола Ньюмана, любимой книге Стива Джобса, гордости Британского Совета, зарплатах в благотворительности и власти над собой.

 
 
Men in Power: Михаил Бондарев — основатель сети языковых шко...

На Михаиле здесь и далее часы Tiffany CT60, Tiffany & Co.

Фото: Jan Coomans
Груминг: Александра Брунова

Благодарим ресторан The Mad Cook
за помощь в организации съемки

Герой нашего времени —

успешный и скромный бизнесмен с большим сердцем.

Любите ли вы актера Пола Ньюмана так, как люблю его я? Обладатель самых знаменитых голубых глаз в истории кино, десять раз выдвигавшийся на премию «Оскар», и азартный автогонщик, выигравший гонку «24 часа Ле-Мана», за свою жизнь собрал и пожертвовал более 250 миллионов долларов на образование и благотворительность. Самое знаменитое его детище на благотворительном поприще — сеть реабилитационных лагерей Hole in the Wall Gang Camp, основанная в 1988 и до сих пор продолжающая свою деятельность по всему миру. В США, Франции, Венгрии или Ирландии, где лагерь с деревянными домиками для детей расположен среди овечьих пастбищ и рядом с красивым старинным замком, ранее принадлежавшим основательнице одноименного косметического бренда Элизабет Арден (именно в честь ее духов Red Door выкрашен в красный главный вход в замок). Лагеря Ньюмана помогают детям оправиться от больничного режима, истощающего не только все душевные, но и материальные ресурсы семьи, вновь почувствовать себя активным и вовлеченным, способным соревноваться и смотреть с оптимизмом в будущее.

Есть ли такой лагерь в России? Теперь есть. Человек с большим сердцем Михаил Бондарев построил его на свои собственные деньги в поселке Сосновый бор Владимирской области — лагерь «Шередарь», работающий по признанным международным методикам Ассоциации реабилитационных лагерей SeriousFun Children’s Network. Русский Пол Ньюман не снимается в кино: Михаил Бондарев — бывший ученый и основатель престижной языковой сети BKC International House, построивший свой бизнес с нуля и превративший его в стабильного «донора» благотворительного проекта. Говорить с ним — большая честь.

Юлия Киселева: Михаил Афанасьевич, наша рубрика называется Men in Power и посвящена она людям, обладающим какой-то властью. Какой властью обладаете вы — и какой власти вам не хватает?

Михаил Бондарев: Самая главная власть, которая бывает, — это власть над собой. И редко какой человек ею обладает. И единственное, к чему стоит стремиться — это заглянуть внутрь себя и научиться владеть собой в самых разных ситуациях.

Men in Power: Михаил Бондарев — основатель сети языковых школ BKC и создатель реабилитационного лагеря для детей «Шередарь»

— А вы собой владеть научились? Без этого, пожалуй, не построить такой бизнес, как у вас — с международным именем и стабильным доходом, позволяющим содержать целый благотворительный фонд...

— Я надеюсь, что я стал более мудрым и стал лучше понимать жизнь. Когда ты делаешь бизнес, ты видишь одну картинку. Когда ты выходишь на благотворительность, ты видишь совершенно другую картину. И людей, и мира, и политиков. И самого себя видишь по-другому. Занятие благотворительностью помогло мне и в себе разобраться.

— Мир стал видеться как более светлый или, наоборот, как полный страданий незнакомых вам людей?

— Приходишь в благотворительность — и уходят иллюзии. Знаете, когда я стал ходить в нашу православную церковь, ушла иллюзия, что в церкви собираются другие люди — чистые, светлые, добрые, думающие о Боге, готовые поделиться друг с другом всегда. Оказалось, там люди такие же, как и в «гражданском» обществе. С благотворительностью — та же история: у меня была иллюзия, что в благотворительности совершенно другие люди — чистые, светлые, думающие только о Боге и о других, не думающие о себе. А по прошествии 10-15 лет я понял, что люди тут такие же, как и всюду. Добрые люди есть везде. И мошенники встречаются всюду. И те, кто готов с себя снять последнее и отдать детям — тоже встречаются всюду.

— Бизнес требует «жадности» к деньгам. А благотворительность — щедрости. Как у вас эти качества сочетаются?

— Благотворительность требует еще большей жадности к деньгам. Потому что это тоже бизнес. Нет никаких принципиальных различий между бизнесом и благотворительной организацией. Просто бизнес что-то продает — услуги или товары, а благотворительность «продает» социальную услугу. Но благотворительность без денег работать не может. Поэтому задача и в бизнесе, и в благотворительности — собрать деньги.

— Это правильный структурный подход. Тем не менее, вы отдали большие деньги — 500 миллионов рублей, заработанных вашей компанией, на строительство «Шередаря», «отказав» себе в чем-то — в новых часах, в красивом авто или яхте...

— Я делаю то, что мне нравится. Я от себя ничего не отрывал. Как вы сказали, я — Man in Power, у меня есть power для того, чтобы перемещаться, покупать себе часы, автомобили, радоваться жизни. Но дорогие вещи меня совсем не радуют. Меня радует что-то более важное, чем дорогие вещи.

— Как вы пришли к этим «более важным» вещам?

— Мне всегда нравилось заниматься благотворительностью, еще когда я был пацаном. Я помню, какое мне удовольствие доставляло кому-то помогать. И даже жертвовать. В то время это по-другому действовало. Ты мог пожертвовать в ДОСААФ, например. Такие карточки были ДОСААФовские, я их покупал, не знаю, зачем. И мне нравилось помогать другим. Потом я долго искал и вышел на РДКБ (Российская детская клиническая больница. — Прим. авт.), и понял, что помогать этим детям — это правильная дорога. Впрочем, долгое время я «системно» в это ввязываться не хотел. Лет пять занимался благотворительностью настолько тайно, что даже мои близкие не знали — ни жена, ни дети. Во-первых, я это делал для себя — мне доставляло это удовольствие. А когда людям показываешь, и кто-то радуется, кто-то завидует, кто-то дает оценку, кто-то не одобряет, кто-то одобряет — появляется ненужный всему этому «шум». А когда ты тихо, в тишине кому-то что-то подарил, ты ощущаешь радость чистую, более чистую — ей никто не мешает своими замечаниями или вопросами. А когда речь пошла о постройке центра, пришлось «признаться».

— Интервью тоже даете нехотя?

— Понимаете, на Западе благотворительностью занимаются 100-200 лет, а у нас она — как отрасль — появилась 10-15 лет назад. И еще 15 лет назад никто не брал интервью на такие темы. А вот сейчас ситуация изменилась, все понимают, что это очень важно и нужно. Это очень хорошо. Мы растем. Мы набиваем свои собственные шишки, мы учимся на собственном опыте, и мне кажется, надо больше — очень правильно, что вы разговариваете со мной. Мне кажется, что людям, особенно в этой отрасли, нужно как можно больше знать обо всем.

— У нас не хватает отношения к благотворительности как к серьезному бизнесу. Часто считают, что это просто кучка добрых людей, которая собралась и что-то хорошее хочет сделать, тогда как для этого нужны профессиональные юристы, бухгалтеры или фандрайзеры.

— То, что вы сказали — это мои слова. Нам надо учиться это делать профессионально, у нас этому не учат. И мало кто это контролирует. Я встречал много таких интересных фондов, которые считают, что раз они делают хорошее дело, то значит им все должны. Но это же не так. Я могу им дать, могу другим дать, могу никому не дать, могу на себя потратить. То есть этим надо учиться заниматься системно, надо знать, что такое эндаумент, например, — это слово для многих из нас незнакомо. Надо понимать, какие могут и какие должны быть зарплаты в благотворительности.

Men in Power: Михаил Бондарев — основатель сети языковых школ BKC и создатель реабилитационного лагеря для детей «Шередарь»

— А какие у нас зарплаты в благотворительности?

— Самые высокие зарплаты, которые я встречал, это заработные платы в благотворительности. Особенно это касается европейцев. Потому что если это талантливый человек, то он особенно нужен в благотворительности, потому что это новая быстрорастущая отрасль. Могу вам привести пример. Я встречался недавно с директором Британского Совета во всем мире — Кирон Деван его зовут. Он лет 15 работал руководителем в благотворительной организации, которая занималась борьбой с раком. Он настолько много там сделал, что сейчас получает на 30% больше, чем премьер-министр Великобритании, и он награжден рыцарским орденом, он — сэр. И это правильно, что именно такие люди получают такие должности и вместе с ними такую власть. Он как раз и есть Man in Power. Поэтому знайте: благотворительность — это то место, где можно и себя реализовать, стать умнее и грамотнее, и получить и заработать хорошие деньги. Не надо бояться об этом говорить.

— Вы — настоящий бизнесмен, в том числе и в работе в благотворительной сфере. Какие качества позволили вам быть успешным в строительстве и языковой школы, и «Шередаря»?

— Главное — я никогда не встречал такого успешного предпринимателя, который бы мало работал. Это, как правило, одержимые своим делом люди, которые о нем думают постоянно, с утра до вечера и 7 дней в неделю. Мое «особое мнение» заключается в том, что прежде всего надо жить своим делом и вкалывать. Это первое. Второе — надо, чтобы тебе повезло. А больше ничего не надо. Если ты будешь много работать, тебе повезет. И если ты будешь верить в свою мечту, она обязательно сбудется.

— Человек сам делает свою судьбу или вы верите в какое-то предрасположение?

— Я вам как бывший ученый скажу, что есть такое понятие, как дуализм. Вот свет одновременно является и частицей, и волной. Казалось бы, несовместимые вещи. Волна — это колебания. А частица света — квант света, этот «камушек» — одновременно проявляет волновые свойства. Это дуализмом называется в физике. Его трудно было понять, но я его понял, мне кажется. Так же и с судьбой. С одной стороны, судьба человека предопределена, написана, по-моему, в Книге жизни. С другой стороны, человек волен сам выбирать, с кем ему встречаться, что говорить и что делать. И эти две, казалось бы, несовместимые вещи друг другу только помогают. И человеческая воля, и воля Бога — они как бы друг с другом играют.

— А что значит «бывший ученый»? Вы физик?

— Да, я закончил инженерно-физический университет, занимался ядерными бомбами, ядерной электроникой в частности. Был научным сотрудником и написал диссертацию. А потом грянула перестройка и пришлось «что-то продавать».

— Вы мастерски распоряжаетесь своим временем?

— Я очень дезорганизованный человек. Но есть вещи, которые меня «организуют». Я, например, давно занимаюсь крийя-йогой. Лет 10. Одна из самых духовных книг XX века — «Автобиография йога», которую написал Парамаханса Йогананда. Эта книга была единственной найденной на планшете Стива Джобса после его смерти. И я как раз вот этой йогой занимаюсь. При этом я остаюсь православным христианином. Йога — это не религия. Это, скорее, практика особая, которая тебе позволяет концентрироваться, правильно дышать и правильно мыслить.

Men in Power: Михаил Бондарев — основатель сети языковых школ BKC и создатель реабилитационного лагеря для детей «Шередарь»

— Вы ждете благодарности за то, что делаете?

— Я не люблю, когда люди благодарят. Потому что мне вообще не понятно, за что же меня благодарить. Например, если я буду идти по улице, и там будет холодно, и я с себя одежду сниму и кому-то отдам, и буду потом мерзнуть — наверное, за это меня надо благодарить. Но я же от себя ничего не отрываю. Я делаю то, что мне нравится. Мне очень повезло просто в жизни, надо не меня благодарить, а судьбу, которая дала мне возможность построить детский реабилитационный центр.

— А вы делаете какие-то шаги, чтобы этот центр работал автономно, без вас? Чтобы это дело жило долгие годы?

— Это очень хороший вопрос. У вас все вопросы хорошие, а этот особенно мне нравится. Потому что это моя мечта — сделать так, чтобы центр еще лет 100 проработал. Для этого он должен быть максимально самостоятельным, должен сам себя обеспечивать — и с помощью фандрайзинга, и с помощью эндаумента. Я всегда выступаю перед волонтерами, которые приезжают, и говорю им: «Вот вы, ребята, лет через 20 обязательно поинтересуйтесь, как поживает „Шередарь“, и если вам что-то не понравится, поднимайте скандал. Можете прямо сейчас поднимать, если вам что-то не нравится. Задавайте мне вопросы. „Шередарь“ так построен, чтобы он приносил пользу обществу и служил детям, помогал детям, его нельзя продавать, дербанить на кусочки. Он должен работать, расти и приумножаться. Так и говорите, что 20 лет назад встречались с Бондаревым, он мне велел прийти и проверить, сколько вы денег получаете, сколько тратите...» И главное, теперь фонд не принадлежит мне — я передал его обществу. Я больше не собственник.

— Вы не только построили лагерь и принимаете в нем детей, но и проводите конференции для популяризации этой темы. Что нужно донести до слушателя?

— Очень важно, чтобы общество понимало, что помощь нужна всем. Помощь нужна вам, Юля, нужна мне — так называемому Man in Power. Если бы мне никто не помогал, ничего бы не вышло.

Men in Power: Михаил Бондарев — основатель сети языковых школ BKC и создатель реабилитационного лагеря для детей «Шередарь»

Детали от Posta-Magazine
www.bkc.ru
www.sheredar.ru


Tiffany & Co.: ГУМ, Красная пл., 3, тел.: +7 (495) 915 88 78
The Mad Cook: Цветной б-р, 2, тел.: +7 (495) 775 20 85

 

 

 

Юлия Киселева для раздела «Персоны», опубликовано: 21 февраля 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
1. Смелая и красивая: Николь Кидман — 50
2. Авто с Яном Коомансом: два «Роллс-Ройса», гольф-клуб и я
3. Неравный брак: мезальянс с точки зрения психотерапевта
4. Фитнес с Алексеем Василенко. Энергосберегающие тренировки — тай-чи, цигун, оксисайз и соматика
5. Пара недели: итальянские каникулы Пирса Броснана и Кили Шэй Смит
6. Men in Power: Эдвард Эннинфул — первый мужчина на посту главного редактора британского Vogue

       
©2011—2017 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.