Профессия недели: как живется в России дизайнеру по интерьеру?

 
Татьяна Сабуренкова
Об авторе Все статьи автора
Татьяна Сабуренкова

— основатель и главный редактор Интернет-журнала о качестве жизни Posta-Magazine


Когда я училась в школе, мне казалось, что «оформить» свою комнату проще простого. Красивые обои, дорогая мебель, модные люстры да пара напольных свечей. Что тут сложного? А потом я начала путешествовать...

 
 
Профессия недели: как живется в России дизайнеру по интерьер...

Фото: Jan Coomans

Чем больше я путешествовала,

чем чаще останавливалась в интересных отелях или бывала в гостях у партнеров и друзей, тем больше понимала: каждый должен делать свое дело. Браться за дизайн пространства лично мне — все равно что получить права в местном ГАИ и тут же поехать на трассу «Формулы-1».

Наш сайт — о качестве жизни. А что это такое? Здоровые родители, радостные дети, успешные друзья, красивый отдых, интересная работа и ощущение внутренней гармонии и счастья. А то, как ты себя ощущаешь, во многом зависит не только от людей вокруг, но и от пространства, атмосферы. Именно поэтому первой темой в нашей новой рубрике «Профессия недели» я выбрала «дизайн интерьеров». Как живется в современном мире профессионалам в этой области, стоит ли учиться и стремиться стать таким дизайнером?

Все мои вопросы об этой профессии «посыпались» на голову невероятно обаятельной женщины, владелицы одного из самых известных на Западе российских дизайнерских ателье — «Арт-бюро 1/1» Елены Соловьевой. Это человек, который знает о дизайне пространства «все или почти все». При этом ее компания — это не понты за миллионы, а четкая и прозрачная схема работы, помноженная на многолетний труд и невероятное чувство стиля. Лену и ее работы выбирают независимые каталоги по дизайну и интерьерам — и соответствующие знаменитые издательства. Как она туда попадает и сколько за это «заносит»? Оказалось, остались еще издания в нашем мире, за публикации в которых нельзя заплатить. Нельзя пронырнуть, невозможно напроситься. Публикуют в этих изданиях лишь на свое усмотрение и только лучших из лучших в индустрии. Уже несколько лет подряд работы «Арт-бюро 1/1» публикуются именно там. Мы встретились с Леной у нее дома, в просторной, уютной и при этом невероятно стильной студии, из которой вообще не хочется никуда выходить.

Татьяна Сабуренкова: Лена, можно я признаюсь? Я до сих пор не понимаю разницы между дизайнером по интерьеру, декоратором и людьми в архитектурных бюро. Я совсем отстала от жизни, да?

Елена Соловьева: У нас в стране почти все путают эти понятия. Дизайнеров называют архитекторами. Между дизайнером и декоратором совсем размыты понятия. Поэтому я сразу хочу сказать: то, чем мы занимаемся, скорее относится к interior design. Мы работаем с архитектурой пространства, создаем образ, задаем настроение, проектируем многочисленные детали интерьера.

Отличие в том, что мы работаем с пространством, проектируем многочисленные его детали, изменяя пространство в целом. То есть наша работа значительно ответственнее и значительно серьезнее, чем работа декоратора.

— То есть декоратор привносит что-то в готовое пространство, а вы глобально решаете, что это будет за пространство?

— Декоратора правильнее было бы назвать стилистом. Мы же проектируем все: лестницы, мебель, начиная от дверной ручки и заканчивая какими-то очень сложными вещами.

— Как становятся дизайнерами интерьеров? Если хочешь петь — идешь на сцену, играть — попадаешь в театр, писать — шлешь резюме в редакции. А с твоей профессией что делать?

— Нужно выучиться на архитектора, декоратора. Но тем, кто мечтает о моей профессии, я скажу: «Ребята, имейте в виду — в этом деле огромный процент рутины, мелких деталей. Вас ждет не только фейерверк эмоций от идей, реализация проекта — это ежедневный труд, который требует сосредоточенности, терпения и скрупулезности. Нужно быть весьма организованным человеком. Творческая часть — это небольшой процент. Поэтому нужно очень сильно любить эту работу, чтобы получать от нее удовольствие. Нужен многолетний опыт проб и ошибок, чтобы приехать в шоурум и сказать: «Я знаю, как спроектировать вам пространство, чтобы покупателям было комфортно и чтобы у вас увеличились продажи».

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

— Насколько сложно сейчас попасть с проектами в профильный глянец? У меня многие знакомые, например, с гордостью говорят: «Вот мои пять полос в AD, это моя квартира».

— Попасть можно. Другой вопрос — нужно ли к этому стремиться. Если ты заказчик и хочешь похвастаться модной квартирой — почему нет. Но мне — как профессионалу — куда важнее печататься в профессиональных каталогах. Это оценка твоей работы на совершенно другом уровне. Приятно, что за последние несколько лет российские дизайнеры и декораторы вообще сильно выросли. Четко вижу: в нашей стране за этой профессией — будущее. Например, многие лично наши проекты — абсолютно на международном уровне, их ставят ряд в ряд. Другое дело, что хотелось бы, чтобы эти проекты становились индивидуальными, а не были выполнены по шаблонам, по трафарету, что часто у нас происходит. А профессионалам нужен ваш личный почерк. Скопировать проще простого, создать и найти что-то свое — не каждому дано.

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

— А нужен ли этот почерк клиентам? Они наверняка приходят к тебе и говорят: «Вернулся я тут из парижского отеля Le Bristol, хочу такую же ванную!»

— Так бывает, и очень часто. Но хорошо если отель — ведь это как раз крутой пример: над ведущими отелями трудятся лучшие умы. Например, когда клиенты видят работы Антонио Читтерио (известный миланский мебельный и промышленный дизайнер. — Прим. ред.) — почему бы не вдохновляться ими. Но это не значит просто копировать. К тому же одно дело — пожить в комнате отеля неделю, другое — в такой же комнате пару лет. Есть люди, например, которые совершенно не воспринимают холодную гамму, а есть те, которые не смогут жить в теплой гамме. Это может казаться тебе красивым, завораживать, но ты не сможешь долго в этом находиться. Вот это я всегда пытаюсь выяснить — работаю в каком-то смысле психологом (улыбаясь).

— Насколько за последние 5–10 лет «вырос» клиент, какие теперь у людей запросы?

— Нам повезло с клиентами, нас слушают. Поэтому мы можем создавать «свои» маленькие шедевры.

Есть клиенты, которые собирают потрясающую коллекцию или работают с искусством, — для таких людей создавать что-то интереснее всего, они быстрее решаются на интересные цветовые и графические решения. Для меня это, конечно, самый драйв — работать с реальными предметами искусства и придумывать, как вписать их в интерьер. Один из значимых проектов — восстановление интерьеров усадьбы Куракиных. Это была в чем-то даже исследовательская работа — слишком мало сохранилось материала и информации, это был не просто «ремонт».

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

— Расскажи про эти знаменитые каталоги, куда часто берут ваши проекты?

— Началось с того, что мы создали проект парижского бутика Podium и просто ради интереса разместили публикацию на очень серьезном интернет-портале, то есть решили поучаствовать в обычном конкурсе. Они долго принимали решение: до нас ни одной российской компании там не было. И вдруг победа — нас берут! Пошла цепочка событий: к нам стали обращаться с предложениями о публикации в разных издательствах. Это были, например, голландское издательство Frame Publishers, выпускающее журналы о дизайне, архитектуре и современном искусстве, было издательcтво из Гонконга. Это была большая удача, потому что мы никогда не занимаемся пиаром, нам просто некогда было. Есть еще знаменитый Andrew Martin — ежегодный сборник по интерьеру. Туда мы попадали дважды, что лично я считаю огромной удачей.

— Ты упоминала про Podium. То есть это не только задача сделать красиво, тут вопрос так решить с пространством, чтобы клиент продал побольше?

— Специфика таких проектов, конечно, любопытная. По сути, хороший дизайнер и архитектор может делать все, вплоть до разработки мельчайших деталей. Но нужно понимать эту ответственность и погрузиться в историю. Мы начинали с ювелирной части, но нам было непросто перейти на ритейл и на дизайн магазина для одежды. Любопытная история и опыт, так как это работа с очень большими пространствами. Вместе с нашим партнером Podium Market мы пошли на большие риски и применили совершенно нестандартный подход к ритейл-дизайну, которого нет пока ни у кого. Мы придумали несколько секретных приемов, которые помогают «захватить» потребителя и заставить его побыть там подольше, получая от этого эстетическое удовольствие.

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

— Так, давай теперь для «чайников». Есть ли какие-то «общепонятные» правила, если человек все-таки хочет сам попробовать изменить свою квартиру? «Не нужно делать полностью черную гостиную», например. Какие-то универсальные «нет» в дизайне интерьеров?

— Если работает профессионал, то для него не существует «нет», это, наоборот, провокация, с которой интересно работать. Если вы пробуете сами, то, например, не стоит красить маленькую комнату в белый цвет, рекомендую более плотные цвета, от которых она станет комфортнее. Вообще, когда вы попадаете в пространство, оно многое вам диктует. Здесь не столько важен размер пространства, сколько, например, на какую сторону выходят окна. Нужно быть внимательным. Если это северная сторона, то можно работать со светом чуть более теплым, светлым. Такие вот нюансы. Не нужно поддаваться моде, ведь вы создаете что-то на несколько лет. Лучше сосредоточиться на своих желаниях в подборе материала, а не стараться поразить кого-то из гостей, которых позовете в гости. Не покупайте сувениры, а покупайте какой-то арт. Не тратьтесь на безделушки и барахло, это пустота. Освободите свою квартиру, вам нужен этот поток энергии и чистоты, который позволяет сосредоточиться и жить в комфорте! К тому же нам всем нужны визуальные образы — пусть это будут небольшие скульптуры, пластика, рисунок или фотография. И скажите «нет» постерам из ИКЕА. Вам нужны вещи, которые говорят об индивидуальности и делают ваш дом домом, а не отелем, — это важно.

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

— Как ты прошлась по ИКЕА... Туда вообще есть смысл ездить? Ведь не у всех есть миллионы на интерьер.

— Я за компромисс. Конечно, здорово, что ИКЕА может себе позволить часто менять коллекции, благодаря чему человек любого достатка имеет возможность окружать себя дизайнерскими вещами. И у компании — как мы понимаем — есть средства, чтобы на нее работали супердизайнеры. В ИКЕА дают хорошие идеи: как подбирать хорошие решения по цвету, комбинациям и расстановке. Просто не стоит заострять внимание только на ИКЕА. Я за разумную комбинацию. Говоря об индивидуальности: вокруг много неплохих блошиных рынков с антикварными вещами! Если не любите винтаж из-за непонятной «энергетики», его можно отреставрировать или сделать «ресайкл», абсолютное обновление. Человек тут получит больше удовольствия от найденной комбинации, это эмоции! И в результате вы получаете действительно личную вещь.

— Правда ли, что для порядка в твоей голове у тебя должен быть порядок в доме? Люди творческих профессий, например, часто невероятно бардачные.

— Я много лет просматриваю журналы и сайты с интерьерами. Самое интересное — рассматривать интерьеры творческих людей. Есть феноменальные интерьеры, допустим, антикваров. Они живут с большим количеством вещей — и ничего, в голове полный порядок. А есть, наоборот, люди, которые живут в чистейшем минимализме. Я уверена, что интерьер — это наше отражение. Мы говорим в принципе о каком-то порядке — не о количестве вещей. Если у человека просто много коробочек, рамочек, безделушек, наверное, с головой проблемы. А если это с умом отобранные вещи, даже если их много, — другое дело.

— Если учитывать нынче модную цветотерапию — как, допустим, оформлять детскую или кабинет?

— Детская не должна быть перегружена цветом, но ее пространство не должно быть безликим. Мы должны учитывать потребности ребенка, нужно слышать и его предпочтения, не только свои. Мне не нравится история неподвижной детской комнаты: она может быть в любом случае милой, но — подвижной, живой, трансформирующейся, она может быть с дизайнерскими предметами. Сегодня много дизайнеров проектируют классную, экологичную и безопасную мебель. Но это должен быть мир, который можно менять раз в полгода. И я противник сочетаний «розовая принцесса» для девочек или «все синее» для мальчиков, потому что вокруг много всего сложного и приятного, это так трогательно — сориентироваться на влечения своего ребенка и сделать комнату именно для него, без лишней бутафории. Именно так мы прививаем вкус и отучаем от китча.

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

— А как быть с офисом?

— Это очень личная история. Здесь все зависит от психотипа и темперамента. Мы работаем и с мужчинами, и с женщинами, и у них разные предпочтения. Женщина скорее предпочтет светлый офис, легкие арт-объекты, это будет такая история ближе к лофту или французскому, парижскому стилю. А мужчина выберет иное: кабинет более плотных цветов, дерево, панели, благородное дерево на столе, там тоже возможен арт, но он будет более фундаментальным.

— Я знаю, что ты обожаешь путешествовать. Посоветуй мне и читателям места, куда можно пойти не профессионалу и получить удовольствие от интерьера, дизайна?

— Очень люблю в Милане место Corso Como, которое всем рекомендую. Или Россана Орланди — культовая для Милана и Италии личность, продюсер и галерист, который «собирает» легендарных людей... Если говорить о правильных местах для шопинга, чтобы выбрать предмет дизайна и не ошибиться — смело покупайте в ее галерее. Там встречаются любопытные вещицы на любой карман: и посуда, и милые безделушки, и серьезная мебель...

— Как избавиться от сувенирной мании? Привезти отсюда корыто, оттуда вазу, а потом переживать, что не знаешь, как все это расставить?

— Правильный вопрос: где это покупать? Ответ: у правильных людей. В тарелке нет ничего плохого, она всегда пригодится. Если привозить то, что не вешается на стену, а используется. Восточные вещи для кухни — нет ничего приятнее, это ведь твои воспоминания. Медные нейтральные вещи, дающие тепло от воспоминаний и ассоциаций. Куда точно идти не стоит — так это туристические лавки, у меня от них начинается хандра (смеется).

— Скажи, что нужно читать, чтобы получить хотя бы поверхностное представление о твоей профессии?

— К сожалению, мне не попадалось хороших книг, которые можно применить на практике. Лучше читать блоги-советы дизайнеров и архитекторов. Скорее эти книги есть на английском. Но нет достойных переводов. Повторюсь, сейчас все настолько быстро морально устаревает, что лучше смотреть интернет. Мне нравится простая вещь — Ad collector, который выходит два раза в год во Франции, где есть четкая подборка, есть самые новые предметы, трендовые, с хорошими именами, галерейные вещи. Тот сегмент, которого нет на нашем рынке. Было бы здорово, если бы люди именно на такие вещи обращали внимание. Также много хорошего в интернете касательно предметного арт-дизайна, мебели. Интерьер связан со светом, а свет меняется каждые полгода...

— Помню, как в одно время повсюду появились лампы-артишоки. Сейчас есть такие же яркие тренды?

— Если говорить о свете, то сейчас большую популярность приобрела португальская компания Delta Light, на них огромный спрос.

— Какие тренды сегодня в мебели?

— В моде —50-е и 60-е. Авторские вещи. Больше цвета. Мы все обращаемся сейчас к винтажу: реставрируем или покупаем реплики, появляются неплохие компании, которые создают на основе старых вещей свои предметы.

— А что конкретно в моде, если говорить про интерьер 50-х и 60-х?

— Если посмотреть сериал Mad Men, то понять просто, там хорошо подражают эпохе. Нам в стране на ассоциативном уровне многим этот стиль неприятен, потому что мы долго в нем жили. Но в Америке и Европе было все иначе: куда более благородные материалы, разнообразие форм. Вот это возвращение в ту историю, она комфортна и любопытна. Хипстеры и молодые дизайнеры у нас с большим удовольствием пользуются этой мебелью, для нового поколения это кайф, они не боятся «советского духа», так как не жили в нем. Сейчас, кстати, меняется масштаб мебели, формы становятся мягче, предметы изящнее. Появляются другие совмещенные материалы в виде мрамора и оникса, обязательно латунь... Лет пять назад это казалось пошло и ужасно, но сейчас мы все этого хотим — столики с латунными ножками, латунные лампы, зеркала...

— У тебя собственный проект, ты мама и ты зависишь от себя и от своей работы, тебе начальник классный заказ не принесет... В чем плюсы и минусы «работы на себя»?

— Из плюсов? Я делаю то, что хочу, я выбираю команду, с которой хочу работать, это большое дело. У меня талантливые люди. Я могу выбирать, когда закончить свой рабочий день. Это, в кавычках, независимость.

— И в чем расплата?

— Это очень большая ответственность перед командой и клиентом. Нужно понимать, что работа с большими проектами — это ответственность за сроки и качество. Я не скажу ничего нового: женщине просто необходимо быть крайне стрессоустойчивой, чтобы иметь свою компанию.

— Ты была к этому готова и понимала всю сложность, когда начинала?

— Я никогда не была готова быть руководителем и не хотела этого. Но для меня большое количество проектов — это возможность реализоваться, это опыт. И чем больше опыта, тем качественнее становится твоя работа, появляется другое осознание. Тут как магический круг: я хотела много проектов, я их получила. Но это значило пройти через риск, потерю энергии, работу в стол. А разве бывает по-другому?

— Точно не бывает. Как ты справляешься со стрессом? У тебя в проектах — не маленькие квартирки, а огромный дом, это огромные финансовые вложения, ожидания...

— При любой возможности я путешествую. Это снимает стресс. Но поскольку я люблю город, я пользуюсь всем, что он дает. Хожу на выставки, в галереи и музеи, смотрю кино, люблю проводить время с семьей, это моя опора. Ребенок снимает стресс. С ним много смеешься.

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

— Как поменялось твое отношение к работе после появления ребенка? Что-то глобально изменилось?

— Изменились ценности. Это не значит, что для меня стал важен сын и только он. Работа важна, и я все совмещаю, стараясь уделять время и тому, и другому. Просто я почему-то стала более внимательной к людям. Мне кажется, я по-настоящему стала женщиной. Мое материнское отношение переместилось и на близких мне людей, в том числе и на команду. Знаешь, как пишут в инструкции по приему таблеток, — «сторонний эффект» (смеется).

— Ты бы хотела, чтобы сын пошел по твоим стопам?

— Не думаю. Сейчас я вижу только склонности к машинам — он сходит с ума. Бывает, по выходным родители возят детей в разные места, а мой маленький Савва подходит и просит: «Мама, папа, а поехали в Audi-центр?!» Сидит за рулем, делает вид, что нажимает педали, — и все, полнейшее счастье.

— Для тех читателей, которые хотели бы заняться примерно тем же, что и ты: скажи честно, ты когда-нибудь думала все бросить?

— Было. И я даже это делала. Посвятила себя изучению антиквариата, отучилась два года, чтобы понять, что хочу вернуться к дизайну. Так что этого не стоит бояться.

— Ты любишь работу, растворяешься в ней. Но ты замужем и должна находить время на семью, отношения. Ты нашла секрет, как не превратить все в работу и найти время на себя?

— Жизнь творческих людей — творческая во всем. Я люблю готовить вкусные блюда и даже к этому отношусь как к творческому процессу. Мы гуляем, обращаем внимание на детали, обсуждаем их, это удовольствие — жить с человеком, с которым говоришь на одном языке. То, что переносится домой с работы, — это благо, наши с мужем интересы пересекаются, мы живем в этом пространстве, но мы обсуждаем и политику, и кино. Работа и принадлежность к этой профессии украшают нашу жизнь.

— Вы работаете вместе, и когда в вашем бюро, в вашей компании все хорошо, то вам прекрасно, что вы вместе, а когда все не так хорошо и вы оба в состоянии незащищенности? Не бывает у тебя чувства, что нужен тыл, а его нет?

— К счастью, для меня финансы — не самый важный аспект. Я понимаю, что если есть желание и если ты профессионал, то ты можешь жить хуже или лучше финансово, но это не мешает тебе быть счастливым. Я как-то научилась не пугаться завтрашнего дня, а просто работать и делать это хорошо. А вот вечно ждать какой-то защиты — это слишком мелкая цель, ты не находишь?

Интервью: Елена Соловьева, «Арт-бюро 1/1»

Детали от Posta-Magazine:
http://www.oneoverone.ru/

 

 

 

Татьяна Сабуренкова для раздела «Персоны», отправлено: 15 декабря 2015

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым © Инна Логунова
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera 4S и путь через Швейцарские Альпы © Ян Кооманс
Men in Power: глава российского подразделения международного инвестиционного фонда GEMCORP Capital Альберт Сагирян © Ника Кошар
Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с основателем Silken Favours Вики Мёрдок © Арина Холод
Кино на уикенд: почему надо обязательно посмотреть сериал «Молодой Папа» © Ника Кошар
Beauty Weekend: 7 мест в Москве с быстрым и качественным маникюром © Posta-Magazine

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.