Эксклюзив Posta-Magazine: полчаса с нашим любимым теннисистом Гораном Иванишевичем

 
Арина Холод
Об авторе Все статьи автора
Арина Холод

— старший редактор отдела моды, специальный корреспондент Posta-Magazine в Лондоне.


На днях я побывала в новой теннисной школе, которую Горан Иванишевич открыл при отеле D-Hotel Maris в Турции.

 
 
Эксклюзив Posta-Magazine: полчаса с нашим любимым теннисисто...

На общение с одним из самых ярких теннисистов планеты —

Гораном Иванишевичем — мне дали полчаса. Вполне достаточно, чтобы влюбиться. А если серьезно, мы успели поговорить о том, почему русские девушки — самые красивые, а француженки — самые стильные, а еще про любимые машины, шопинг и депрессию.

Но начался наш разговор, конечно, с нового проекта, которым сейчас «болен» Иванишевич, — это потрясающая теннисная школа в одном из лучших курортов на планете. Теперь любители активного отдыха, а также родители, которым очень хочется по-настоящему развивать ребенка, могут совмещать приятное с полезным: отличный отдых и занятия теннисом по всем правилам и со всеми хитростями чемпиона.

Арина Холод: Горан, поздравляю с превосходной бизнес-идеей. Кому она пришла в голову, и почему вы открыли теннисную школу именно в D-Hotel Maris?

Горан Иванишевич: Это можно назвать удачным стечение обстоятельств — мой хороший друг из Хорватии сотрудничал с Doğuş Group, именно через него я познакомился с людьми, которые предложили мне открыть теннисную школу на территории отеля. Через какое-то время я приехал в Турцию, чтобы впервые посетить D-Hotel Maris: несмотря на то что моя первая «экскурсия» состоялась ночью, я все равно остался под большим впечатлением. Тогда-то и было принято решение попробовать и посмотреть, во что этот проект выльется в будущем.

— В процентном соотношении, сколько в вашем решении открыть школу было бизнес-причин, а сколько — эмоций, желания по-прежнему оставаться в любимом спорте?

— Прежде всего, на моё решение повлияла возможность приобрести необычный опыт — я никогда раньше не давал своего имени теннисной школе, это для меня в новинку. Мне приятно, что школа соответствует такому высокому стандарту: наши тренеры — настоящие мастера, профессиональные теннисисты. Когда люди узнают об этом, у них появляется желание приходить на корт и играть — и это здорово. Кроме того, одна из основных моих целей — создать теннисную академию в будущем. Возможно благодаря этому мы сможем открыть новую звезду тенниса: население Турции — целых 8 миллионов человек. Надеюсь, что школа сможет послужить фундаментом для воплощении в жизнь этой амбиции.

— А могут ли люди с нулевой подготовкой заниматься в школе? Или это всё-таки, скорее, для тех, кто умеет держать в руках ракетку?

— Я со всеми обращаюсь одинаково: если вы знаете, как играть в теннис, — прекрасно, занятия не будут для вас такими сложными; если нет — ничего страшного. Иногда люди, которые ничего не знают о теннисе, впадают в настоящую панику — они боятся сделать что-то не так, бояться поставить себя в неловкое положение. На мой взгляд, это совершенно неправильный подход. Нет ничего постыдного в том, чтобы не уметь что-то делать, — стыдно не хотеть научиться чему-то новому. В школе работают потрясающие тренеры, я бы сам никогда не упустил такую возможность. Если в жизни у меня появляется шанс научиться чему-то новому, овладеть каким-то другим видом спорта, я всегда стараюсь его использовать.

— Какие по длительности программы существуют в вашей школе? Например, если семья приезжает в отель на месяц, тогда ребенку есть смысл заниматься, он многому научится. А если всего на неделю?

— Конечно, чем дольше длится курс занятий, тем более очевиден прогресс. Но знаете, есть вещи, которым можно научиться буквально за пять минут. И если кто-то — будь то ребёнок или взрослый — раньше никогда не держал ракетки в руках, то за неделю или две он сможет научиться неплохо играть. Еще лучше, если у вас есть какая-никакая подготовка. В таком случае, всего за пару занятий можно существенно поднять свой уровень. Вообще заниматься с детьми гораздо сложнее, чем со взрослыми: им быстро становится скучно, их надо постоянно развлекать. Но, знаете, для них эти тренировки — это веселая игра. Они отлично проводят время на занятиях — и хотя бы поэтому есть смысл тренироваться даже в течение недели.

— С какого возраста стоит приучать детей к теннису?

— На самом деле, с любого, но я считаю неправильным ограничивать маленького ребёнка одним видом спорта. Моему сыну семь с половиной, он обожает теннис, может играть целый день. Но я всегда мотивирую его заниматься чем-то еще — например, футболом. Когда он станет постарше, он сможет сам выбрать, что ему по душе.

— Как понять, что у ребёнка талант, что он может выступать на профессиональном уровне? Или родители в данном случае угадать не смогут, и это может увидеть только тренер?

— Увы, родители слепы, они зачастую не видят очевидных вещей... Для меня хватает пяти минут, чтобы определить, может ли ребёнок в будущем сделать профессиональную карьеру. Такой талант встречается редко, им обладает один из ста тысяч. Это какая-то искра, что-то, что выделяет ребёнка из толпы: его ровесники могут играть гораздо лучше, но им всё равно будет чего-то не хватать. Дети, которые обладают талантом, очень скоро догоняют группу, им легко учиться, они налету схватывают.

— Собственную школу тенниса вы открыли именно в D-Hotel Maris: что вы здесь нашли такого, чего не было в других местах? В чем заключается для вас тот самый «люкс в деталях», и легко ли вас удивить?

— Этот отель и есть квинтэссенция настоящего люкса. Что здесь может не понравиться? Невероятные интерьеры, потрясающие рестораны, спа, инфраструктура... Для меня очень важно, чтобы во время отдыха была возможность чем-то постоянно заниматься — я не из тех людей, кто может часами валяться на пляже. А удивить меня может море: мы, хорваты, ужасно избалованы, наше побережье — одно из лучших в мире. Для меня большим значением обладают мелочи, например, цвет воды. Оттенок моря здесь идеальный, а этот белый песок... Такой я видел, пожалуй, только на Мальдивах — но ведь перелёт туда длится около 11 часов, а здесь есть возможность побывать на подобном пляже в Турции.

Впервые этот отель я посетил ночью и в межсезонье: тогда я отметил красивый декор, но, к сожалению, это было все, что мне удалось увидеть. Позже я смог рассмотреть это место при свете дня — и это было просто потрясающе.

— В свое время вы были одним из самых ярких игроков. Сейчас в теннисе не хватает людей с такой харизмой — как вы считаете, с чем это связано? Просто такой период или психологи стали работать с игроками гораздо усерднее?

— Сегодня теннис — это большое шоу. Из-за развития социальных сетей игрокам приходится постоянно заботиться о своём имидже: что они говорят, что они носят, куда они ходят — за всем этим можно постоянно следить. Когда я играл, всё было по-другому, мы не заботились о том, как мы выглядим. Сейчас если ты допустишь малейшую оплошность, любой человек с телефоном может тебя сфотографировать и выложить это в Интернет — нет никакой возможности спрятаться. Даже просто пройтись по улице, не привлекая к себе внимание, не получится. За такими спортсменами как Федерер и Надаль наблюдают 24 часа в сутки, у них миллионы подписчиков в соцсетях. Это совсем другое поколение, другой мир. Чтобы быть харизматичным, надо не бояться показывать свои эмоции. Но сегодня люди недовольны, если ты их проявляешь. Они также недовольны, если ты безэмоционален, публике очень сложно угодить.

Сейчас, уже в качестве тренера, я удивляюсь, насколько всё изменилось: спортсмены по-другому тренируются, у них другая диета... У каждого игрока есть своя команда, состоящая
из 4-5 человек, которые усердно работают над образом теннисиста. В моё время все было по-другому, мы были скорее друзьями, нежели сплоченной рабочей машиной. Однако, выходя на корт, ты всё равно остаёшься в полном одиночестве — это, пожалуй, единственное, что не изменилось со временем. Так было 10 лет назад, так происходит сейчас, так будет и спустя еще 10 лет.

— Обычно суперигрокам очень сложно покидать любимый спорт. Многие уходят и снова возвращаются — не могут смотреть спорт только по телевизору. Как происходило с вами? Кто помогал, была ли депрессия или это произошло довольно спокойно?

— Я был готов к уходу. За какое-то время до этого я травмировал плечо, и после операции так и не смог до конца восстановиться. Депрессии, как таковой, у меня не было, но где-то в течение двух лет после завершения карьеры я чувствовал себя очень потерянным. Я вставал утром и думал: «Так, тренировок сегодня не будет... Матчей не будет... Что же я буду делать?» Как это ни странно, мне не хватало того постоянного стресса, к которому я привык, не хватало напряжения. Конечно, друзья и семья помогали, но, знаете, в конечном итоге, пока ты сам не захочешь избавиться от этой хандры, не поможет никто — ни близкие, ни психологи, ни психиатры. Я говорил со многими спортсменами, и самый главный совет, который я от них получил, был попробовать найти свой собственный способ борьбы с этим состоянием. Так что постепенно я начал искать выход — и со временем у меня получилось обрести спокойствие. К тому же, на тот момент у меня родилась дочь и я был постоянно с ней занят. В конце концов, самое главное — это научиться быть счастливым, как за себя, так и за других.

— Вы читаете себя счастливым человеком?

— Я ненавижу грустить. Я, на самом деле, просто большой ребёнок, особенно это заметно в компании моих собственных детей. Стоит мне стать чуть строже, чуть серьёзнее, они сразу начинают жаловаться — мы не хотим такого папу, мы хотим классного, весёлого папу!

— Если сравнить вас как игрока и как тренера, как главу теннисной академии — в чем вы изменились с возрастом? Стали спокойнее, размереннее ли принимаете решения?

— Я, безусловно, стал гораздо спокойнее. Время безбашенных поступков осталось позади. В моей жизни было множество моментов, о которых я жалею, но, знаете, я всегда выбирал для себя сложные пути. Когда всё слишком просто — становится скучно, а я никогда не хотел жить пресной жизнью. Чем сложнее тебе приходится, тем интереснее. Конечно, иногда я сильно обжигался, но в итоге это всё равно того стоило. Даже сейчас я не остепенился полностью. Если бы вдруг стал идеальным, то это был бы уже не я, это был бы совсем другой человек. Просто благодаря своим детям я стал более осмысленно подходить ко многим вещам: они же как губки — моментально впитывают всю информацию, а я не хотел бы, чтобы они повторяли мои ошибки.

— Если бы вы могли сразиться с любым из чемпионов — бывших или нынешних — кого бы вы выбрали для матча?

— На самом деле, мне довелось играть почти со всеми звёздами. Я начал карьеру в 1988 году, а завершил в 2004 — играл с предыдущим поколением, играл со своим, застал Федерера и Надаля. Даже с Джоковичем играл — правда, ему на тот момент было около 14 лет. Но из игроков прошлого, я бы, пожалуй, сразился с Родом Лавером — имя этого человек не может не вдохновлять. В его времена играть в теннис было очень сложно: другие ракетки, тяжелая форма... Сейчас всё совсем по-другому. Ну и еще я бы хотел вновь сыграть в Питом Сампрасом — этот человек стоил мне не одного года моей карьеры.

— Вы, безусловно, с большой страстью относитесь к теннису! А какие другие занятия приносят вам удовольствие? Любите ходить по магазинам?

— Да, пожалуй, я люблю шопинг, закупаюсь два-три раза в год. У меня своя система, благодаря которой я легко покупаю всё необходимое. На всё у меня уходит два, максимум три часа. Я просто вижу то, что мне нравится, беру и отношу на кассу. Уже перед оплатой еще раз просматриваю все вещи и откладываю то, что мне не нужно. Больше трех часов проводить в магазинах я не могу, просто не понимаю такой траты времени, ведь можно всё сделать быстро. Одними из лучших городов для шопинга я считаю Нью-Йорк и Лондон — там мне всегда удавалось найти интересные вещи.

— А у вас есть личный стилист или байер?

— Нет, ну что вы! Это я, скорее, являюсь личным стилистом для всех моих друзей. Они считают, что у меня здорово намётан глаз, всегда просят пройтись с ними по магазинам.

— Какие марки мужской одежды вы предпочитаете?

— Мне нравится Prada, Dolce & Gabbana, Martin Margiela... Знаете, я очень высокий, поэтому для меня сложно подобрать хорошо скроенные вещи: всё либо слишком короткое, либо слишком широкое... Эти бренды шьют будто на меня, их лекала идеально мне подходят. Еще я люблю вещи в стиле casual — джинсы, майки... Особенно они хороши для поездок в Штаты.

— А машины любите?

— Раньше очень любил. У меня была целая коллекция разных автомобилей: большие, маленькие, быстрые, очень быстрые... Сейчас я уже совсем не тот сумасшедший водитель, каким был когда-то, предпочитаю ездить со средней скоростью. Если честно, из-за постоянных путешествий у меня в году получается водить машину редко, может, меньше месяца в целом. Друзья уговаривают меня купить спортивную машину, а я думаю — ну зачем мне она нужна, если у меня даже не будет возсожности на ней ездить?

— Назовите три машины, которые идеально иметь у себя в гараже? На каждый день, для поездок на какой-нибудь трассе и для особых событий?

— Три машины? Porsche, Porsche и Porsche!

— Вы любите читать? Какая книга на вас произвела впечатление в последнее время?

— Я люблю захватывающие книги, например, триллеры. Но в последнее время мне гораздо больше по душе сериалы — для меня это настоящая зависимость! Иногда я ловлю себя на том, что смотрю вот уже шестую серию на своём смартфоне... Мне очень нравятся Suits и The Following — с нетерпением жду новых сезонов. А мой самым любимый сериал на данный момент — The Blacklist, всем его рекомендую, очень захватывает! Еще я очень люблю кино... Фильмы с Дензелем Вашингтоном и Робертом Де Ниро, они никогда не участвуют в некачественных проектах. Хотя фильмы скорее смотрю не из-за актёров, а из-за интересного сюжета.

— А сами вы когда-нибудь думали о кинокарьере? С вашей внешностью вам было бы просто стать голливудской звездой!

— Нет, нет. Пусть этим лучше занимаются профессионалы.

— Вы безумно популярны в России. Как вы думаете, с чем это связано?

— Может, это потому, что Россия и Хорватия принадлежат к странам так называемого «Восточного блока». Мой характер, очевидно, пришёлся по душе русским. Меня часто приглашают в Россию. Знаете, летом я впервые увидел Москву где-то около пяти лет назад, и был просто заворожен красотой этого города. До этого я всегда приезжал в конце года, смотрел на эти метровые сугробы и думал: «Да-а, старик, это не для тебя» — я совершенно не переношу холод. А тут, при летней жаре, я взглянул на всё совсем другими глазами. Я вновь прошёлся по городу, погулял по Красной площади, посмотрел на весёлых, приветливых людей вокруг... И понял, насколько мне там нравится. А еще у меня в России много друзей — в том числе среди профессиональных теннисистов — вероятно, это тоже повлияло.

— Чувствуете ли вы, что в каких-то странах к вам относятся теплее и с большей любовью, чем в других, или для вас все поклонники плюс-минус одинаковы и одинаков прием?

— В Хорватии меня очень тепло встречают. И, кстати, в России тоже: я думаю это связано с популярностью тенниса среди русских. К тому же, русские не меняют своих привязанностей. Им сложно угодить, они долго к тебе присматриваются, но если уж они признали тебя за своего — ты таким останешься навсегда, они никогда не променяют тебя на кого-то нового просто потому, что ты им надоел.

— Женская красота — в чем она по-вашему?

— Для меня красота — в совокупности, это цельность образа. Я никогда не смотрю только на лицо. Мне важно, как женщина одета, как она держит себя, как она говорит, как ходит... Русские девушки очень красивые, но иногда они перебарщивают с макияжем: сними с них всю косметику и ты будешь поражён самой структурой их лиц, их невероятными глазами... Безусловно, они являются одними из самых красивых женщин на планете. Что касается стиля и элегантности — тут нет равным француженкам. У них могут быть неидеальные лица или фигуры, но они поставят себя таким образом, что на них невозможно не смотреть, — все они, от девочки 6 лет до 80-летней женщины, являются воплощением настоящего шика.

Горан Иванишевич — портрет в цифрах:
— Победитель Уимблдонского турнира 2001 года в мужском одиночном разряде;
— Бывшая вторая ракетка мира;
— Трёхкратный финалист Уимблдона в одиночном разряде — в 1992, 1994 и 1998 годах;
— Двукратный финалист «Ролан Гаррос» в парном разряде — в 1990 и 1999 годах;
— Победитель 22-х (в том числе 1 турнир Большого шлема, 1 Кубок Большого шлема и 2 турнира серии «Мастерс») и финалист 27 турниров АТП в одиночном разряде;
— Победитель 9 и финалист 10 турниров в парном разряде;
— Двукратный бронзовый призёр Олимпиады в Барселоне;
— Установил рекорд в истории тенниса, в 1996 году на турнирах АТП подав за сезон 1477 эйсов;
— По данным форума MTF Иванишевич 34 раза за карьеру подавал за матч по 30 и более эйсов — лучший результат в истории тенниса;
— 15 из 22 своих титулов Иванишевич завоевал на ковровом покрытии — это один из лучших результатов в мужском теннисе.

 

 

 

Арина Холод для раздела «Персоны», отправлено: 11 августа 2015

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым © Инна Логунова
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera 4S и путь через Швейцарские Альпы © Ян Кооманс
Men in Power: глава российского подразделения международного инвестиционного фонда GEMCORP Capital Альберт Сагирян © Ника Кошар
Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с основателем Silken Favours Вики Мёрдок © Арина Холод
Кино на уикенд: почему надо обязательно посмотреть сериал «Молодой Папа» © Ника Кошар
Beauty Weekend: 7 мест в Москве с быстрым и качественным маникюром © Posta-Magazine

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.