Профессия недели: как стать успешным в медицинском бизнесе и стоит ли пытаться?

 
Татьяна Сабуренкова
Об авторе Все статьи автора
Татьяна Сабуренкова

— основатель и главный редактор Интернет-журнала о качестве жизни Posta-Magazine


На Posta-Magazine мы продолжаем знакомиться с успешными представителями самых разных профессий.

 
 
Профессия недели: как стать успешным в медицинском бизнесе и...

Фото: Jan Coomans

Мой сегодняшний герой —

Игорь Краснолуцкий, совладелец популярных среди экспатов и обеспеченных жителей Москвы GMS Clinics. Важная деталь: Игорь — не врач, а признанный эксперт медицинского топ-менеджмента России.

Как сайт о качестве жизни, мы часто говорим на наших страницах о медицине и здоровье. Это, по сути, самое важное. Когда у вас приступы мигрени или прихватило сердце — все остальные проблемы моментально уходят на задний план. Но одно дело — рассказывать о новых чекапах или методах лечения тех или иных заболеваний, и совсем другое — строить медицинский бизнес в такой стране, как Россия, где приходится сталкиваться с многочисленными административными проверками.

GMS Clinic

Татьяна Сабуренкова: Игорь, не так давно вы открыли уже вторую клинику GMS, на Смоленской. На дворе — очевидный экономический кризис. Вы не думали заморозить проект и дождаться лучшего времени?

Игорь Краснолуцкий: Вероятно, такая уж у меня карма — делать новые проекты в кризис. Ведь нашу первую клинику мы открывали в 2008-м. Поэтому о паузе не думали. Как и в любом бизнесе, у нас два варианта — up or out. У нас есть лояльные клиенты, пациентов стало больше, и мы понимали, что нам надо развиваться. Тем более, что появилась возможность получить прекрасное место в самом центре города, где до этого более 10 лет работали наши коллеги из Европейского медицинского центра.

— Как вы оказались в этом бизнесе?

— Начнем с того, что у меня было хорошее базовое образование — юридический факультет Санкт-Петербургского университета. И, конечно, когда я поступал, видел себя юристом. Однако на втором курсе наш преподаватель по уголовному процессу сказала, что по статистике 50% выпускников практикующими юристами не становятся. Это исторический факт. Люди становятся общественными деятелями, политиками, бизнесменами. Почему именно медицина? Возможно, дело в корнях: моя бабушка прошла войну военным фельдшером, и потом всю жизнь фельдшером и работала. Она очень хотела, чтобы я стал врачом. Получается, я максимально подобрался к этой специальности. На втором курсе я начал работать на ресепшн одной западной клиники в Петербурге. Мне безумно понравилось, как западные специалисты понимают работу с клиентом. Это было феноменально — особенно на фоне России 90-х годов и нашей сферы услуг. Мне захотелось стать частью этого мира, сделать так, чтобы в России были клиники с идеальным западным сервисом и качеством. Именно поэтому я совершенно осознанно поехал учиться в Америку — на магистра управления в области здравоохранения. Там я окончательно понял, какой бизнес мне интересен: я буду первым, кто делает в Москве медицину нового образца.

— Медицина нового образца порой звучит как «новые методы лечения». Но я, например, не всегда хочу чего-то нового в медицине, я хочу четко проверенных методов.

— Главное, что мы ориентируемся на так называемую доказательную медицину. С точки зрения медицинских стандартов — это медицина, основанная на фактической стороне. То есть все сугубо логично, одно проистекает из другого. Ты видишь такую-то клиническую картину — и знаешь, что должен провести только определенные диагностические мероприятия. В нашей клинике невозможна ситуация «давайте-ка сделаем для вас check-up на все подряд». После определенного набора мероприятий у врача есть набор терапии, который он может применить. Но не как «у каждого портного свой аршин»: существует достаточно легкая передача пациента от врача к врачу, поскольку мы все исповедуем одни и те же принципы. Все сталкивались с ситуацией, когда ты приходишь к врачу и он говорит: «Кто вам это прописал? Выбрасывайте-ка все это, сейчас я пропишу вам свои таблетки». Мы против этого.

Игорь Краснолуцкий, совладелец популярных у экспатов и обеспеченных жителей Москвы сети GMS Clinic

— Этого люди и боятся. У нас много стереотипов в этой сфере и много реальной коррупции.

— Мы не претендуем на авторские методики, на вещи, не принятые научным сообществом. Мы не экспериментируем на пациентах. Мы используем доказанные методы лечения, которые себя зарекомендовали. Безусловно, есть случаи, когда авторская методика или нестандартный подход помогают пациенту, но при этом часто умалчивается, что для 99 из 100 пациентов это не сработало. Поэтому мы не приветствуем вещи типа гомеопатии, гирудотерапии и т.д. Хотя, наверное, какой-то терапевтический эффект от них есть. Особенно если речь идет о психосоматике. Но самые грамотные гомеопаты и гирудотерапевты говорят, что серьезные заболевания они лечить не берутся. Нужная настоящая медицина.

— Для людей разных профессий существуют свои стандарты хорошего сервиса. Это как в отельном бизнесе — ты приезжаешь, скажем, в Four Seasons и точно знаешь, чего ожидать. Что в медицине диктует стандарты?

— Мне было 15 лет, когда я на год поехал по школьному обмену в США. И получилось так, что один семестр у нас была учебная практика... в Диснейленде! Так вот, прежде чем выпустить тебя даже улицы мести или работать в ресторанчике, который продает кока-колу, тебя два месяца обучают в Disneyland Academy. Натаскивают и учат основам клиентского сервиса: как ты должен выглядеть, что говорить, как общаться. Это была прекрасная школа. Возможно, у меня ее было больше, чем у кого бы то ни было в те годы в России. И когда я начал работать в западной клинике в Петербурге, я увидел знакомые для меня вещи. Так что когда мы открывали GMS, я старался ввести эти принципы в нашу работу. Безусловно, у многих коллег это вызывало недоумение и непонимание. Но когда мы видим благодарных пациентов, мы понимаем, зачем стараемся.

— Готовясь к интервью, я поехала в вашу клинику на стандартный check-up. Врачи показались мне очень современными и интересными людьми, они выглядели фанатами своего дела. Не было ощущения «развода», когда выгодно найти у тебя все подряд, а потом долго и задорого это лечить...

— Мы были первыми в городе, кто вообще начал предлагать check-up как услугу. Это началось еще в Американской клинике в 2003-м году. Опять же, в check-up крайне важно не изобретать ничего нового, не нужна отсебятина. «Давайте проверим вас на все» — это непрофессионально. Чтобы, допустим, проверить человека на все онкомаркеры, существующие на сегодняшний момент, понадобится больше крови, чем циркулирует в вашей кровеносной системе. Их почти полторы тысячи. Важно даже не то, что ты сделал, а зачем ты это сделал в плане диагностики. Поэтому мы ориентируемся на «золотые стандарты»: гастроcкопия и колоноскопия, которые должны проводиться, начиная с определенного возраста, раз в несколько лет, точечные онкомаркеры, УЗИ.

— Какие вещи вы советуете проверять ежегодно?

— Я бы по-другому поставил вопрос. Каждому человеку в идеале нужен врач с мышлением системного семейного доктора. Самое правильное: когда у вас есть врач, который знает вас 5, 10, 20 лет. Он уже точно понимает, на что нужно обратить внимание, когда вы приходите к нему с жалобой. Это гораздо быстрее и эффективнее, чем приходить к врачу с чистого листа. Хотя, конечно, есть вещи, которые статистически показывают, например, что у женщин с 30-ти (после 35-40) нужно проверять щитовидку, а у мужчин — простату, потому что это наиболее часто встречающиеся заболевания, исходя из многолетней практики исследований. Гастроскопия и колоноскопия позволяет на ранних стадиях выявить такие заболевания желудочно-кишечного тракта как: язва желудка и 12-ти перстной кишки, рак желудка на ранних стадиях, различные заболевания толстого кишечника. Я это к тому, что важно проводить осмысленный и разумный check up. И чем регулярнее такая диагностика, тем выше вероятность, что «у тебя что-то не пропустят».

— Во сколько лет необходимо начинать check-up?

— Я бы так сказал: рубеж 30-35, до 45 — силы и финансы нужно находить просто на визит к грамотному системному врачу и базовую лабораторию. Повторюсь: не в режиме «давайте проверим вас на все». Если человек не ведет безумный образ жизни, если он более-менее высыпается и не пьет алкоголь каждый день. 40-45 — уже серьезнее. Ежегодно надо делать гастроскопию. Каждые 2-3 года — колоноскопию. Обязательно проявлять онконастороженность и делать скрины на онкомаркеры, МРТ по необходимости . Это может быть необходимо и в 30-35 лет, если есть проблемы. Главное — получить качественный совет врача.

— Как часто, по вашему мнению, нужно делать МРТ? Нужны ли какие-то перерывы или можно делать каждый год?

— Напомню, я не врач. Но выскажу свою точку зрения, так как много лет общаюсь с врачами. В отличие от рентгена, при МРТ никакого облучения пациент не получает. Однако магнитное поле все равно влияет на гемодинамику. Хотя к доказанным негативным эффектам это пока не относится. То, что это революционный во многом метод диагностики — факт. Он дает возможность врачу, не «заглядывая» внутрь пациента, получить достаточно много информации. Но еще раз повторюсь: важно не то, что сделано, а важно зачем и как. У нас в стране достаточно большое сейчас количество МРТ-центров, но проблем от этого не меньше. Главная из них: когда мы, например, посылаем пациентов в Германию или США, эти исследования, сделанные в России, часто приходится повторять. Потому что они были проведены непрофессионально. С этой же проблемой мы сталкиваемся у себя: если пациент приходит к нам с «внешними» исследованиями, проблема часто в неправильном шаге или неправильном срезе, или исследование неправильно описано, либо вовсе сделано не то, что нужно.

— Наш сайт читают в основном работающие люди, процентов 35 из них — мужчины. У вас я увидела отдельный кабинет для мануальной терапии — как раз для них.

— Все работающие люди, от владельцев бизнесов до менеджеров, стараются находить время на массаж. Но вот что важно. Есть большая разница между массажистом и мануальным терапевтом. Мануальный терапевт или реабилитолог — это человек, который, как минимум, имеет высшее медицинское образование, а скорее и степень. Наши специалисты, например, регулярно проходят тренинги по реабилитации в Германии, Израиле, в Америке, специализируются, в том числе, и на спортивных травмах. Есть большое количество методик: магнитотерапия, охлаждающая терапия, криотерапия. Но они лишь помогают врачу в его работе. Задача врача — на основании правильно проведенной диагностики, которая включает и МРТ по необходимости, разработать комплекс мануальных методик. Люди, впервые попавшие к мануальному терапевту, часто смеются: «Я даже не знал, что я могу в эту сторону гнуться». Затем вместе с пациентом разрабатывается комплекс упражнений. И это здорово помогает. Массаж — массажем, но есть огромное количество проблем со спиной, например, которые массаж не решает.

— Насколько я понимаю, врачи — ваша гордость. А хороший врач — самая настоящая звезда в своей области. Звезды же — это всегда непростые характеры, обиды, амбиции. Как вам удается всем этим руководить и не сходить с ума?

— Хочу поправить: не только врачи — наша гордость, но и наш менеджмент. Сплоченная команда — это реально важно. У нас нет текучки кадров, потому что мы все-таки стараемся искать не звезд, а настоящих профессионалов. Тем не менее, вопрос ваш мне понятен, он правильный — все люди требуют индивидуального подхода. Я в этой связи часто вспоминаю античные мифы, в которых есть показательные истории, когда царь Нептун держит кита, морских чудищ, все они рвутся в разные стороны, а он должен двумя руками как-то всех направить в правильное русло. Вот и у меня порой возникает похожее ощущение. (Смеется)

— Получается, в вашей профессии не обойтись без азов психологии?

— Конечно, мне пришлось читать много книг по психологии управления. Я в Америке получил степень в области управления в здравоохранении, даже две: публичное государственное администрирование и более узкая — управление в медицине. Очень много времени ушло на то, чтобы понять все хитрости HR. Но образование — это одно, другое дело — жизненный опыт и интуиция. Объединяя и то, и другое, у меня получается неплохо чувствовать себя в роли того самого Нептуна.

GMS Clinic

— Полки наших книжных магазинов переполнены бестселлерами, которые обещают сделать из нас крутых руководителей, учат, как правильно управлять командой людей и т. д. Какую книгу порекомендовали бы вы?

— Знаете, я сторонник практического подхода, книги нужны, когда у тебя уже есть понимание, зачем ты их читаешь. И у каждого — свой случай. Кому-то подойдет Филип Котлер «Основы маркетинга», для кого-то это не будет понятным и станет просто абстракцией. Я в определенный момент своей жизни стал очень увлекаться чтением книг про успешные истории других людей, которые сталкивались с теми же самыми вызовами, с которыми сталкиваюсь в своей жизни и я — пусть на своем микроуровне. Интересно и как эти люди терпели фиаско, и как поднимались на самые вершины. Американские горки. Взять того же Генри Форда: абсолютный бог с точки зрения антрепренерства, и полное фиаско с точки зрения менеджмента.

В Америке до сих пор печатается много книг по принципам управления в здравоохранении, и quality control management, но — у каждого свой случай. У нас в клинике очень приветствуется повышение квалификации. У нас врачи и менеджеры постоянно ездят на обучение. Я лично два месяца назад ездил на очередной цикл учебы в Лондоне. Изучал то, как лондонские коллеги справлялись с управленческими задачами, почему они росли успешно в более сложном рынке.

— Это еще один большой минус профессии, связанной с медициной. Хочешь быть на вершине — нужно постоянно ездить на конференции, учиться, тратить на это время и деньги. Ваши доктора, кстати, ездят за свой счет?

— В большинстве случаев — за счет клиники. Доктор, который не читает хотя бы час в день, быстро перестанет быть доктором, бегите от такого. Какие бы ни были у него лавры. И то же самое касается менеджеров. Я — не исключение.

— В новой клинике на Смоленской — в серьезном медицинском заведении — абсолютно не серьезные интерьеры. Кому пришла в голову такая идея и как на это реагируют клиенты?

— Мы уже не первую клинику делаем вместе с дизайн-бюро Liturinsky & Leost, они прекрасно знают мой психотип, а я — их, у нас такой творческий союз в этом плане. Они поняли, чего я хочу, и воплотили это на своем высочайшем уровне. Мы старались уйти, как и в предыдущих клиниках, от ощущения, что человек пришел в больницу и сейчас его ждет какой-то не особо приятный опыт. У нас клиент приходит в некий интерактивный музей — изучать, в первую очередь, себя. Для этого сделана навигация, яркие цвета, какие-то маленькие тайны, неожиданно перед ним открывающиеся двери.

GMS Clinic

GMS Clinic

— Выглядит прекрасно просто, но очевидно, что это дополнительные финансовые вложения. Это окупится?

— Безусловно. Когда в 2007-м на 2-й Ямской началось строительство нашей первой клиники — это был тоже революционный на тот момент дизайн. Люди, попадая внутрь, недоумевали, как это возможно, чтобы клиника была... такой!

— Не могу не задать вам вопрос о здоровье и вашей собственной дисциплине. Вы сами лично делаете все правильно? Не курите, питаетесь в меру, делаете зарядку по утрам?

— Я не менее и не более ленив, чем любой другой среднестатистический человек. Да, есть вещи, к которым я отношусь скрупулезно: это как раз check-up и вакцинация. И всех своих родственников заставляю. И в моем «активе» — спасенная жизнь моего родного дяди, у которого мы на первой стадии выявили рак простаты. Прооперировали и, слава Богу, без потери функций. Живет и радуется жизни: это яркое подтверждение необходимости наблюдения. И то же самое касается вакцинации. Два таких «кита», на которых зиждется моя жизнь. Мне интереснее созидать, делать что-то новое, открывать и развивать клиники, превращать жизненную среду вокруг себя в более цивилизованное место. Поэтому, не буду лукавить, я не могу заниматься спортом каждый день. Или сидеть на бесконечных диетах. Я пытаюсь находиться в хорошей форме, сменять обстановку, не есть заведомо вредных вещей, хотя все это тоже относительно. Главное, ничем не злоупотреблять.

— Многие наши читатели раз-два в год ездят в известные клиники красоты и здоровья, от Мерано и La Prairie в Монтре до испанской SHA. Насколько, как вы считаете, правильно «выдергивать» себя из привычной жизни на неделю-две, чтобы оздоравливаться, худеть, не пить вино-шампанское?

— Мы сотрудничаем со всеми клиниками, которые вы перечислили. Есть еще клиника Verba Mayr, которую открыли недавно в Пушкино. Концепции интересные, но насколько это медицински оправдано — не знаю. Факт в том, что люди, которые туда съездили, настроены на правильный лад. Панацея ли это от всего? — Наверное, нет. Если у тебя есть финансовая возможность — почему не поехать? Для меня это, по сути, ничем не отличается от популярных в советское и досоветское время санаториев и пансионатов, лечения на водах. Издавна люди пытаются продлить свою молодость.

— У нас часто дискутируют на тему того, есть ли заболевания, которые сразу стоит лечить на Западе. Что-то у нас не работает, не доделано...

— Не хотелось бы принижать заслуги российских коллег: у нас очень много талантливых и гениальны врачей. Но в целом система здравоохранения — именно как система — пока страдает. В том числе система послеоперационного ухода. Поэтому мы рекомендуем делать за границей сложные виды кардиохирургии, онколечения, ортопедии и особенно реабилитацию (посттравматическую и постинсультную).

— А если говорить о профессиональных спортсменах?

— Знаете, в «спортивной» медицине многие вещи у нас делают очень качественно. Сейчас мы, кстати, строим центр реабилитации, потому что видим, что в России есть большой «пробел» в этой сфере.

— И снова о советах. Какие важные мелочи вы бы рекомендовали нашим читателям, которые добавляют лет жизни?

— Главная мелкая, казалось бы, деталь, из-за несоблюдения которой проистекает большая часть психосоматических заболеваний, а часто и физиологических вещей — недосып. Старайтесь высыпаться. Хотя бы 7 часов. Системный недосып 1-2 часа приводит к ужасающим последствиям. Нет возможности на выходных куда-то уехать и побыть на природе — хотя бы поспите, отключив телефон на 3-4 часа.

— Вы наверняка просматриваете какие-то глянцевые журналы — есть ли что-то в темах медицины, здорового образа жизни, что вас как специалиста раздражает?

— Меня раздражает, когда я чувствую, особенно в России, перекос в сторону косметологии, хотя понимаю, что все это — рекламный ход. Людям внушают ложную веру в то, что если они сделают себе красивое лицо, руки, то будут чувствовать себя лучше. Нет, они лишь будут выглядеть лучше. По-настоящему хорошо выглядит человек, который здоров. Раздражает, когда статьи посвящены сугубо косметическим вещам, которые никак не улучшают состояние и самочувствие человека.

И второе — многочисленные диеты, детоксы, до истерии доходящая приверженность к исключению продуктов, содержащих сахар, соль, муку и т.д. Люди себя доводят. Посмотрите, что писали 20 лет назад: что рекомендовалось есть, а что нет. Вы будете удивлены, насколько противоположные сейчас мнения. И где правда? Что до детокса, то как такового его вообще не существует — любой серьезный врач вам это скажет. Очистить, например, печень с помощью недельного детокса в клинике? Это физически невозможно, глянцевый маркетинг — не более того.

Игорь Краснолуцкий, совладелец популярных у экспатов и обеспеченных жителей Москвы сети GMS Clinic

 

 

 

Татьяна Сабуренкова для раздела «Персоны», отправлено: 2 марта 2016

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Тренд сезона: новый Ренессанс с актрисой «Гоголь-центра» Александрой Ревенко © Арина Ломтева
Эксклюзив: интервью с экспертами аукционного дома Christie’s Сарой Мэнсфилд и Хелен Калвер-Смит © Арина Холод
Идеальная косметичка: 6 эффективных средств anti-age для зимы © Анастасия Зарипова
Фитнес: самые интересные «фишки» московских спорт-клубов © Алексей Василенко
Новый год. Идея на каникулы: Южный Тироль — лыжи, «розовые горы» и многое другое © Влада Покровская
Women in Power: основательница PROyachting Екатерина Скудина — об умении принимать решения © Юлия Киселева

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.