Women in Power: звезда тенниса Мария Кириленко

 
Яна Рудковская
Об авторе Все статьи автора
Яна Рудковская

— продюсер Posta-Magazine, телеведущая.


Не так давно я узнала новость, от которой поначалу стало грустно. Одна из самых ярких пар в российском спорта — Мария Кириленко и Александр Овечкин — распалась. Но, поговорив с Машей, я поняла, что грустить не стоит.

 
 
Women in Power: звезда тенниса Мария Кириленко

Фото Jan Coomans

На мой вопрос:

«Как ты чувствуешь себя сегодня?» Маша, не задумываясь ответила: «Я очень счастливая женщина».
Но... обо всем по порядку.

Одна из самых обаятельных спортсменок России, Маша никогда не жалуется на сложности своего вида спорта или образа жизни. Она сильная, как и подобает настоящей спортсменке. Постоянные перелеты и переезды? Так это, наоборот, интересные встречи и новые места. Жесткий спортивный график? Это не пугает ее с детства: когда другие дети с трудом просыпались, чтобы идти в школу, Маша уже отбивала мячи и осваивала удары на корте. При этом, наша героиня — не механический чемпион, не звезда с натянутой улыбкой и двойным дном, а ведь их в спорте, как и в любом большом бизнесе, хватает. «Я всегда понимала, что женское счастье — самое важное в жизни. Именно поэтому я всегда считала, что Маша Кириленко — идеальный кандидат для нашей рубрики Women in Power, пример, когда power, то есть власть, не мешает тебе оставаться женщиной. Для нашего интервью мы выбрали одно из любимых мест в Москве — «Кафе Пушкин».

— Маша, я давно хотела пригласить тебя в нашу рубрику. Не так много у нас девушек, которые олицетворяют российский спорт и, вместе с тем, красивы и успешны. Я слежу за твоей карьерой, за твоими взлетами и падениями, знаю как нелегко они даются. В спорте всегда так: когда ты «на коне» — тебя все любят и пишут о тебе. Вдруг травма или ты снялась с соревнований — мгновенно превращаешься в аутсайдера. В шоу-бизнесе почему-то не так жестко: ну не выпустил ты хит — выпустишь в следующий раз, не пошла песня — не страшно, следующая пойдет. Ты сама чувствуешь эти перепады?

— Знаешь, я просто давно решила, что не буду делать ставки на то, пишут обо мне сегодня или нет. Если я выступаю неудачно, я никогда не слежу за тем, что обо мне пишут, потому что сама понимаю: где-то, вероятно, я сделала что-то не так. И потом, теннис — это спорт, в котором 35 турниров в году. Если ты не выступил хорошо на одном турнире, то у тебя есть шанс выступить хорошо на следующем. А держать постоянно форму пиковую невозможно, поэтому делаешь акценты на определенные турниры, где отдаешь себя на 100%. И еще один момент: почему-то ко мне почти все относятся хорошо. И пресса, и болельщики.

— То есть тебя поддерживают несмотря ни на что?

— Да, вот даже сейчас я выбыла, я не играю, и все равно приезжаю на турнир, и все радуются. Ко мне какое-то особое отношение.

— Скажи, а как именно к кому-то из спортсменов складывается «особое отношение»? Анна Курникова, например, не прославилась какими-то величайшими результатами в спорте, но она была первая русская теннисистка, которая «наделала много шума». Даже если взять мир болельщков, если показать им Марию Шарапову и Анну Курникову, то Анну знают гораздо больше людей. Вот как ты можешь это объяснить?!

— Не знаю, не факт.

— В России точно!

— Можно сказать, что Курникова родилась в удачное время и в удачный час. На тот момент просто не было симпатичных теннисисток, она была такая единственная во всем туре, у нее была длинная русская коса, она была блондинка. Плюс к тому — ты же замечала, наверное, что у нее всегда была самая экстравагантная одежда на корте, из Анны все время делали такую спортсменку-секси. Именно поэтому она очень выделялась.

— Потом многие начали одеваться именно так. Но взять, например, Серену Уильямс: она хоть что на себя наденет, все равно не будет выглядеть столь же привлекательной и сексуальной.

— Хотя, кстати, в жизни она достаточно привлекательная, я бы сказала нежная. Со стороны, то есть с экрана, может, это и не чувствуется, но когда ты с ней общаешься, она действительно на удивление женственная.

— Почему же Мария Кириленко, которая обладает очень красивой внешностью и фигурой, стесняется делать красивые фотосессии, зарабатывать, в том числе, и на собственной привлекательности? Я считаю, ты могла бы сделать прекрасные фотосессии для глянца, как это делают все мировые спортсменки, как и все мировые звезды, от Рианны до Шараповой. А ты, я заметила, сейчас вообще... только про спорт.

— Да, я не делаю на этом акцент. Во-первых, времени на это не так и много, во-вторых — это ведь поменять весь свой образ жизни?

— Понимаешь, от этого зависят и рекламные контракты, и популярность. Да и не секрет, что мужчины сегодня особенно ценят красивых женщин, когда они еще и популярны.

— Я могу ответить на этот вопрос так: наверное, у меня не было достаточно хорошего менеджера высокого уровня, который бы занимался этими вопросами. Потому что я с детства привыкла контактировать со всеми напрямую, у меня очень много знакомых, но вот так сложилось, что...

— То есть ты согласна, что пиара вокруг тебя просто нет...

— Наверное, да.

В прошлом году Posta-Magazine делал с Машей эксклюзивное интервью и фотосьемку. Материал можно посмотреть здесь

— Шамиль Тарпищев, когда мы с ним встретились недавно на «Новой волне» в Юрмале, сказал про тебя: «Маша — очень скромный человек, просто суперскромная девушка». А вот мне кажется, что в данной ситуации эта скромность у сильной женщины в чем-то даже не нужна. Она, наверное, дает баллы для женщины замужней, но для девушки, которая сама строит свою карьеру, мне кажется, это минус.

— Ну, это мое такое воспитание, и это внутреннее, от природы. Хотя, не скажу, что я прям очень скромная. Не знаю, как Шамиль Тарпищев хотел, чтобы я показала свою нескромность? Наверное, на первый взгляд я создаю такое впечатление, но когда со мной побольше пообщаешься, мнение у людей меняется. Первое впечатление хорошее, и потом оно еще улучшается (Улыбаясь)

— Но было и другое мнение. Я уверена, что читателям-то как раз интересно оно. Многие говорили, что Маша Кириленко была такая скромная, потому что она была рядом с таким супер серьезным человеком по имени Александр Овечкин. Вчера, когда мы с тобой виделись, я выложила нашу общую фотографию в Инстаграме. И вот, так сказать, разведка доложила, что Саша очень переживает по поводу вашего расставания. Ведь построить отношения — это самое сложное, а разрушить — самое простое. Скажи мне — женщине, которая живет со спортсменом — каков был этот шаг? Эмоциональный и резкий, неожиданный или выстраданный, не «вчерашний?

— Дай мне собраться с мыcлями, это ведь самый сложный сейчас вопрос. Я верю, что в жизни нужно прожить много этапов, трудностей каких-то, иногда бывает непросто реагировать на подобные волны: легко-тяжело. Ты ведь согласна: будь нам всем легко и просто, было бы неинтересно жить. Так вот, я воспринимаю наши отношения с Сашей как некий этап в своей жизни. Он был достаточно долгим, три года, и могу сказать, что это было прекрасное время.

— Так я помню, я же видела эти прекрасные кольца в Твиттере, и счастливую улыбку Саши, слышала от его агента и друга, который работает и с моим мужем, насколько Саша был счастлив...

— Понимаешь, когда проходит время, первый год, второй, то любовь и эмоции, понятное дело, не могут сохраняться на прежнем уровне. Довольно часто в отношениях случаются трещины, над ними нужно постоянно и серьезно работать...

— По сути, отношения приводят к двум вещам: к расставанию, либо к семье.

— Да, все было близко к тому, чтобы создать семью, но были кое-какие сложности.

— Но ты была готова уйти в семейную жизнь? Все-таки спортивная карьера не так долговечна. Сколько вообще теннисистки в спорте?

— Сейчас дольше, чем раньше. Раньше девочки играли до 30 лет, сейчас — могут и до 35, показывая достаточно высокий уровень.

— Ты сама когда планируешь, ты же не можешь до 35 играть и не создавать семью?

— Каждая женщина планирует и семью, и детей, но всему свое время. Но нужно быть уверенной на сто процентов, что хочешь выйти замуж, все бросить, родить детей...

— Можно и не бросать?

— Видимо, я была не готова к этому. И были какие-то внутренние сложности, по которым я поняла сама для себя, что я не хочу.

— То есть этот шаг было сделать нелегко?

— Любой шаг сделать нелегко.

— Ну я, например, убегала от своего мужа с одним чемоданом знаешь с какой легкостью.

— Опять же, я такой человек, что наступает определенная ситуация, при которой все, для меня — как отрезало.

— То есть если Саша, например, завтра, как Ричард Гир с гитарой, будет петь под твоими окнами серенады, держа в руках коробочку с десяти каратным...

— Этого не случится.

— Скажи, твое сердце сейчас занято?

— Несвободно. Понимаешь, с моей стороны в данной ситуации не было никакого картинного жеста. Я зла не держу. Это был жест не показательный в ожидании вымаливания прощения, а взвешенное и финальное решение.

— Ты знаешь, говорят, что в отношениях каждому человеку нужно давать второй шанс.

У каждой пары — свои правила, я больше верю как раз в это.

— Хорошо, давай тогда не будем больше об этом. Скажи мне, как у спортсменки, у тебя сейчас достаточно сложный период — реабилитация. Хотя ты все равно тренируешься и даже летишь на турнир.

— Да, этот год получился травмированным: я пропустила начало сезона, почти на полгода, а когда вернулась, то выиграла свою первую игру и на ней снова получила травму...

— Сколько ты уже не играешь?

— Я играла с травмами, мне все равно нужно было выступать, у нас свои правила, и где-то надо, как это считается, переступить через себя, приехать и сыграть. Поэтому я с травмой ездила и сыграла несколько турниров. Сейчас вернулась и точно скажу: нет смысла просто ездить, понимая, что ты не на сто процентов готов. Правила-правилами, но зачем проигрывать.

— Трудно бороться и с болью, и с соперниками. Одновременно.

— Как правило, боль забывается, когда входишь в этот кураж, но все равно, когда игра заканчивается, у тебя оказываются еще бОльшие проблемы. Но я отношусь к этому спокойно, без паники. Чувствую, что побеждала бы даже с травмой тех игроков, которые сейчас идут на хорошем уровне, поэтому внутри есть уверенность, что если я буду готовиться, полноценно и без травм, то у меня есть все шансы вернуться хотя бы на прежнее место.

— А какой у тебя максимальный результат в карьере? Какой ты была в международном рейтинге?

— Самое высокое — десятая, это было в прошлом году летом, как раз ровно год назад я была в десятке мира. То есть у меня была цель попасть в десятку мира, я ее достигла, а после этого как бы «выдохнула» и тут же начались серьезные травмы.

— Скажи, наступают на пятки молодые девочки?

— Конечно! Я не играла полгода, а вернулась и вижу очень много новых девочек, конкуренция действительно высокая. Но если смотреть на мировую десятку, раньше имена были достаточно громкие и серьезные, и пробиться туда было сложно. А сейчас очень многие закончили карьеру, сейчас такой момент, что реально есть шанс.

— Кто для тебя был самым сложным соперником? Знаешь, мы как-то были с Женей в Мюнхене на операции и встретили там Мишу Южного. Он сказал, что для него самый тяжелый для него спортсмен, которому он всегда проигрывал, был Федерер. Он психологически его подавлял. У тебя была в жизни такая соперница?

— Ким Кляйстерс. В любой форме — хорошей, плохой — я просто не понимала, как я могу ее обыграть. Даже с Сереной Уильямс были у меня напряженные матчи, где немного до победы не хватало...

— А ты Серену обыгрывала? Шарапову?

— Нет, я только обыгрывала сестер Уильямс, играя с ними в паре. Шарапову — два раза. А вот к Кляйстерс никогда не могла найти подход.

— Скажи, кого ты считаешь самым сильным в теннисе — из русских? Первого и единственного Олимпийского чемпиона Женю Кафельникова, моего земляка, или Марата Сафина, который выиграл «Большой шлем»?

— Да, он выиграл их два! Они оба — настоящие таланты, но мне милее Кафельников. Когда я была маленькая, именно он мне много помогал, и у нас до сих пор с ним очень хорошие отношения, он с детства был для меня кумиром.

— Мы с Женей примерно одного возраста, но когда он завоевал титул первой ракетки мира и приехал, я помню, весь Сочи трепетал! Представляешь, это человек из маленького города, тренировал его папа, и вдруг он становится первой ракеткой мира! Он тогда вернулся в Сочи на какой-то нереально красивой машине, и девчонки падали штабелями. Поэтому я тоже с тобой соглашусь.
Еще такой вопрос: Марат закончил и ушел в политику, Женя сейчас профессионально занимается гольфом, даже был чемпионом России по гольфу. А как ты видишь завершение своей карьеры? Допустим, став первой ракеткой мира? Я очень в это верю — ты правильный, как говорят, чичтый спортсмен, с жестким характером, устойчивой психикой, не пропадаешь в Интернете, читая о себе хвалебные заметки.

— Нет, отмороженные спортсмены, находящие совсем в своем мире, вот у них психика — более устойчивая, чем у меня. Я много думаю, размышляю, постоянно нахожусь в эмоциональном состоянии, поэтому для меня держать уровень в психологическом плане довольно тяжело.

— С виду кажется, что ты на корте спокойная, не показываешь свою раздраженность, у тебя жесткий характер. Он у тебя, кстати, мужской или женский? Плачешь в подушку? Я вот плачу, но никогда — на людях.

— И я, когда не видит никто.

— А какой Маша — друг? У Маши много друзей? Или это узкий круг?

— У Маши немного друзей. Это не теннисные друзья, в теннисе дружба — очень сложное понятие. В спорте очень тяжело дружить, плюс — это вид спорта, в котором каждый играет сам за себя. Конкуренция большая. И если ты чувствуешь, что ты немножко даже выглядишь симпатично, то это еще бОльшая конкуренция...

— Зная, сколько контрактов рекламных было у Курниковой и Шараповой, переживаю, что пропадает такая красота. Ты просто обязана как-то заняться этой стороной бизнеса!

— Ну я же не могу сама.

— Не сама, но что-то нужно делать. Я никогда не вижу тебя ни на каких мероприятиях. Я по Жене знаю — он никуда не хочет выходить, но я ему говорю: «Женя, надо вот на это мероприятие сходить». На этих мероприятиях — спонсоры, а спонсорам нужно общение, они не хотят, чтобы с ними общались агенты, им интересно общаться со спортсменами, сыграть с ними, поговорить. А ты ведешь какой-то затворнический образ жизни, тебя вообще нигде нет.

— Яна, я другая, я не хочу быть как все...

Фотографии Маши разных лет — появление на светских мероприятиях

— А поклонники хотят от тебя большего.

— Нет, они любят меня за то, какая я. Я не хочу быть спортсменкой-тусовщицей.

— Женя — тоже не тусовщик, но у него куча рекламных контрактов, потому что он знает, куда пойти, а куда — нет.

— У него есть замечательная жена!

— Кстати, давай о моде поговорим. Что тебе нравится из марок? Я знаю, что ты — лицо Stella McCartney Adidas, тебя продлили?

— Да!

— Ты лично знакома со Стеллой?

— Конечно, я была первой, кто стал играть в ее одежде. Но вообще к одежде я отношусь довольно спокойно. Я люблю шопинг заграницей — в Америке, в Англии. Для меня бренд — не главное, важнее — как сидит, комфортно ли мне. Цена — тоже не столь важно. В последнее время, например, нравятся вполне демократичные Karen Millen, BCBG... А вот сумки — только Chanel или Louis Vuitton.

— Продолжая говорить с тобой не как со спортсменкой, а как с женщиной. Ты хочешь детей?

— Мальчика и девочку.

— Ты видишь себя дальше просто мамой? Или тренером?

— Мама должна завершить карьеру и стать просто мамой, женой, прийти к тому моменту, когда ты понимаешь, что чего-то достиг и готов поставить точку.

— Я вот, например, не могу себе этого позволить. Если я сейчас сяду с тремя детьми и буду дома сидеть, то мы все с голода помрем... Кстати, какой у тебя был самый высокий заработок на теннисном турнире?

— Сейчас точно сумму не вспомню, но это хороший доход.

— Какая у тебя машина?

— Я и к машинам отношусь спокойно. Что-то ко всему я отношусь спокойно (Смеется) Я вообще не за рулем, если что — водитель или папа отвезет. Последнюю машину я получила от Президента страны.

— Как ты чувствуешь себя сегодня, после всего, что случилось?

— Очень счастливой женщиной!

Предыдущая статья

Women in Power. Алена Ахмадуллина

Одна из самых ярких представительниц отечественной fashion-индустрии, Алена создает потрясающие коллекции и не боится выходить за рамки благодушно настроенной к дизайнерским новинкам Москвы.

Как и в жизни любого

сильного человека, у нее были взлеты и падения, но каждый новый показ доказывает, что силу духа и творческий настрой этой девушки сломить не так-то просто.

Мы встретились с Аленой Ахмадуллиной за чашкой хорошего кофе и попытались узнать немного больше об этой красивой и, несомненно, талантливой женщине.



Читать далее...

 

 

 

Яна Рудковская для раздела «Стиль жизни», отправлено: 11 августа 2014

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым © Инна Логунова
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera 4S и путь через Швейцарские Альпы © Ян Кооманс
Men in Power: глава российского подразделения международного инвестиционного фонда GEMCORP Capital Альберт Сагирян © Ника Кошар
Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с основателем Silken Favours Вики Мёрдок © Арина Холод
Кино на уикенд: почему надо обязательно посмотреть сериал «Молодой Папа» © Ника Кошар
Beauty Weekend: 7 мест в Москве с быстрым и качественным маникюром © Posta-Magazine

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.