Моя Москва, или Там, где осталось мое сердце

 
Татьяна Шевченко
Все статьи автора

— владелица агентства индивидуальных путешествий World Adventures и бренда детского кашемира Oscar et Valentine Russia


Дорогие друзья, настал момент, когда я хочу рассказать, как всего за несколько месяцев изменилась моя жизнь. Начну с самого начала.

 
 
Моя Москва, или Там, где осталось мое сердце

Июнь 2019 года. Москва. Прилетела Саня — старшая дочка, закончившая юридический факультет лондонского университета с красным дипломом. Было непросто.

И вдруг Саша говорит: «Хочу увидеть и поблагодарить Отца Евгения, который благословил меня на этот путь. Пойдем к нам на воскресную службу». К нам — это в подворье Зачатьевского монастыря в Барвихе, 10 минут ходьбы от дома. «Не получится “к нам”, — говорю я. — Весной отца Евгения перевели в незнакомое для меня место — Симонов монастырь, говорят, где-то на Автозаводской». «Знаю, ты не любишь выезжать в Москву в выходные, но мы едем!» — ответила Саша.

И вот мы следуем указателям «Вход в храм». Заходим на территорию. Я не успеваю оглядеться, мы торопимся на службу. Замечаю только чудесные живые розы, старинные надгробные памятники с ятями, широкую, наполовину в лесах, впечатляющую лестницу, которая ведет в храм. На лестнице почивает рыжий кот, который, как нам потом сказали, все хочет проникнуть в алтарь. Замечаю старинные фрески на стенах перед входом в очень большой светлый зал. Видим всего несколько прихожан, слева от алтаря — человек пять, справа — 10.

Мы попали в Храм Тихвинской иконы Божией Матери. Это почти все, что осталось от самого большого, богатого, могучего форпоста юга Москвы, расположенного на возвышенном левом берегу Москвы-реки. Основанный в XIV веке родным племянником преподобного Сергия Радонежского преподобным Феодором монастырь поддерживал и укреплял Великий князь Дмитрий Донской. Почти все московские митрополиты начинали здесь свой монашеский путь. Из стен Симонова вышел первый Патриарх всея Руси Иов. Пересвет ушел на Куликовскую битву. В Симонов приезжали молиться члены царских семей. Отсюда, здесь ... у меня большой список. Симонов всегда был не только религиозным центром, но и духовным. Поэтому его так нещадно били большевики.

Идет служба, отец Евгений читает молитву, и одновременно его руки двигаются в воздухе, как будто танцуют. Я ничего не понимаю, наблюдаю дальше: ему руками отвечают прихожане справа. «Слабослышащие? Глухие?» — прошептала Саша...

Вы когда-нибудь «слышали» Отче наш, исполненный руками? Меня поразило, сколько света и искренности на лицах этих людей. Я не могла оторвать от них глаз. Слушала отца Евгения и пыталась понять язык жестов. Желаю вам увидеть, как это «звучит» руками: «Богородица покрой нас своим омофором». После службы мы, конечно, подходим к отцу Евгению: «Что? Как? Почему?» С улыбкой отец Евгений отвечает: «Давайте я вам покажу монастырь, вернее, что от него осталось, и вы все поймете. Вижу вопрос в ваших глазах — о слабослышащих. Да, здесь мы пытаемся объединить два мира: тот, который слышит, и тот, который нет».

Мы проходим по нескольким приделам, библиотеке, которая вся во фресках, уникальной крестильне (обязательно пойду туда нырять в январе на Крещение!) по некрополю, где замечаю захоронение Мусиных-Пушкиных и списки, которые я долго читала и удивлялась — о тех, кто тут нашел свой покой. Выходим на территорию, и меня буквально накрывает мощь и сила места, невероятная красота трех из пяти сохранившихся башен: «Соляная», «Кузнечная», «Дуло» — ее возвел «государев мастер» Федор Савельевич Конь. И повсюду нас окутывал запах роз и трав. И это всего лишь в 6 км от Кремля.

Этим материалом я не призываю кого-то уверовать, не прошу материальной помощи. На такой масштаб реставрации нужны не только фонды города, тут всем миром надо помогать. Я хочу рассказать читателям разных вероисповеданий, атеистам, всем, кто живет в нашем городе, кто в него приезжает, что такое Симонов монастырь для России, для Москвы, кого и что он нам дал. Поверьте, такие понятия как гордость и патриотизм имеют здесь большое значение.

Все лето я вспоминала это воскресенье и, вернувшись в Москву после летних каникул, выбрала по прогнозам погоды ближайшую солнечную сентябрьскую пятницу. Получив разрешение отца Евгения, разослала приглашения друзьям встретиться в новом для них месте Москвы, послушать экскурсию и устроить чаепитие. Связалась с экскурсоводом Еленой, которая, полюбив это место, каждое воскресенье в 12:00 проводит экскурсии, ждет людей, делится тем, что узнала и узнает. Настал мой сентябрьский вечер. Это был мой третий (!) визит в Симонов монастырь, но казалось, что это место такое родное и что оно давно в моей жизни.

Как все достойно и красиво получилось, как мне было легко принимать гостей. Это был экспромт. Все организовала почти за один день. Несмотря на нашу московскую занятость и пробки, многие доехали. Симонов мне помогал?! Нам долго не хотелось расходиться. Царила доброта, отзывчивость, душевность. Как здорово, что стемнело. Ночью башни и две стены подсветились, и сказка продолжалась. Те, у кого что-то откликнулось в душе, подходили к отцу Евгению, общались. Я уважаю его позицию и понимание сегодняшней ситуации. К сожалению, на слово «благотворительность» все меньше реагируют. «Главное посадить зерно, а ростки взойдут», — сказал отец Евгений. Конечно, он обращается к городу, Патриархии, масштабы реставрации велики. А нас он приглашает, показывает, рассказывает, сеет зерна. Так вот и я хочу посадить свое зерно в московскую землю. Это не вызов, это зов моей души, моего сердца. Что смогу, то сделаю.

Дети — особая страничка в сегодняшней жизни Симонова монастыря. Первого сентября, при отсутствии тогда даже бака для святой воды, все детишки получили пакетики с подарками для школы. Теперь Надюшка (моя младшая) носит в портфеле пенал, карандаши, линеечку, которые подарили с любовью в Симонове. А 29 сентября открылась воскресная школа в палатах 17 века. Не хватает средств на ежемесячную оплату коммунальных услуг, а детям, слышащим и без слуха, отреставрировали школу. У меня в планах — собирать моих знакомых детишек и мам в этой школе. Возможно, организуем Рождественскую елку и Масленицу. Горки будем строить сами. Площади позволяют. «Это ваше место, не города, а ваше — москвичей, — сказал отец Евгений. — Пусть оно служит вам». А мы — ему.

После нашего чаепития я получила сообщение от отца Евгения: «Сейчас в храм пришел мужчина с ребенком и рассказал, что его другу приснился сон, как стоят монахи и удерживают стены Симонова монастыря от разрушения. Неспроста это».

Готовясь к написанию материала, я поняла, что всего описать невозможно. О Симонове монастыре писали историки, архитекторы, поэты, писатели. Моему сердцу очень откликнулся исторический очерк знаменитого советского и российского прозаика, публициста Андрея Можаева «На поклон в Симоново». Пожалуйста, прочтите www.proza.ru/2006/11/08-366

Но история только начинается! Обещаю вам вторую часть рассказа о Симонове и о том, что произошло и происходит сейчас. Симонов оживает. У него появились друзья!

Всегда Ваша,
Татьяна Шевченко

P.S. Хочу сказать большое спасибо сотрудникам компании World Adventures, которые мне помогали и помогают, Валентине Семановой, которая поддержала меня и с которой мы встали на единый путь, и Татьяне Сабуренковой, главному редактору Posta-Magazine, благодаря которой вы читаете о Симонове монастыре и, надеюсь, вскоре найдете его для себя.

Татьяна Шевченко для раздела «Стиль жизни», опубликовано: 1 декабря 2019

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Кино недели: «Война токов» Альфонсо Гомеса-Рехона
Авто с Яном Коомансом:
Камчатка на Porsche Cayenne — незабываемо
Спасите ваши руки: лучшие средства для защиты этой зимой — крем, бальзам, помада и маска
«Послевкусие»: Ирина Тиусонина об итогах Национальной ресторанной премии Wheretoeat
Джуди Денч — 85: лучшие роли британской актрисы
Posta-Бижу: украшения-талисманы к Новому году

Качество жизни
       
©2011—2019 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.