Благотворительность с Катей Бермант.
Глава зоозащитного фонда «Рэй» Екатерина Панова — о «диванных войсках» и «хвостиках»

 
Екатерина Бермант
Все статьи автора
Екатерина Бермант

 — руководитель фонда «Детские сердца», оказывающего помощь детям с врожденными заболеваниями сердца, один из инициаторов создания благотворительной ассоциации «Все вместе».


В преддверии чемпионата мира по футболу, который пройдет в России с 14 июня по 15 июля, на первый план вышла проблема отлова и убийства бродячих животных. Приглашенный автор Posta-Magazine Катя Бермант встретилась с руководителем зоозащитного фонда «Рэй», чтобы поговорить о специфике ее деятельности в формате профессионального интервью.

 
 
Благотворительность с Катей Бермант. Глава зоозащитного фонд...

Обычно интервью у руководителей фондов берут журналисты. Они ничего не понимают в благотворительности и искренне интересуются проблематикой. Вопросы журналисты, как правило, задают одинаковые. Я, к примеру, точно знаю, о чем меня спросят. Ответы отскакивают от зубов. Мы решили поставить на себе эксперимент: что выйдет, если вопросы задает профессионал профессионалу? Будет ли это интересно читателю? Наш первый опыт — интервью с директором фонда помощи бездомным животным «Рэй» Екатериной Пановой.

Благотворительность с Катей Бермант. Глава зоозащитного фонда «Рэй» Екатерина Панова — о «диванных войсках» и «хвостиках»

Екатерина Бермант: Катя, кто ты в «мирной жизни»? Что бы сейчас с тобой было, если бы ты не стала директором фонда?

Екатерина Панова: Со мной могло быть что угодно! У меня два высших образования, оба с красными дипломами, семилетний опыт работы в одной из крупнейших московских компаний (Центр международной торговли) и два года работы за границей в сфере продаж и маркетинга. Думаю, если бы не благотворительность, неожиданно, но при этом весьма органично вошедшая в мою жизнь, я бы работала в большой и стабильной компании привычный восьмичасовой рабочий день и жила бы жизнью среднестатистического офисного сотрудника «дом-работа-дом». Но если спросить меня, хочу ли я такую жизнь, то — нет. С приходом в некоммерческий сектор я совершенно точно поняла, что в работе должен быть какой-то другой смысл, кроме денег, пусть даже это работа в режиме 24/7, требующая такой стрессоустойчивости и выносливости, какая порой не снилась даже самым крупным корпорациям.

— Как часто тебе говорят о том, что какие, к черту, собаки, когда старики не накормлены и дети болеют?

— Как ни странно, в последнее время я слышу подобное все реже. А вот еще год-два назад такие возгласы нас преследовали на каждом шагу, особенно, конечно, в интернете — всем известные «диванные войска» спешили поделиться своим мнением о том, что мы помогаем не тем. Но я для себя выработала очень простую схему общения с такими людьми — не спорю с ними, а всегда предлагаю рассказать им о том, как и кому они помогают, а также присоединиться ко мне в одной из поездок в больницу для донорства крови или отвезти ненужные вещи в благотворительный магазин. За все время никто из них почему-то так и не продолжил со мной диалог и уж тем более не съездил сдать кровь.

Благотворительность с Катей Бермант. Глава зоозащитного фонда «Рэй» Екатерина Панова — о «диванных войсках» и «хвостиках»

— Зоозащитники — люди очень специальные. Иногда кажется, что гуманизм они способны проявлять только к четвероногим. Это действительно так?

— Я бы даже сказала, что это люди специфические. С одной стороны, их можно понять — спасая собак и кошек после рук живодеров и просто безответственных хозяев, видя то, какие страдания «люди» (намеренно ставлю это слово в кавычки!) причиняют животным, очень сложно сохранить адекватное восприятие действительности и продолжать любить мир вокруг. С другой стороны, довольно много историй, когда человеку на улице или в сложной жизненной ситуации помог именно тот, кто в основном спасает животных.

Мы как фонд, видя подобную профдеформацию зоозащитников, запускаем в этом году новый для нас проект, в рамках которого мы впервые будем помогать не животным, а людям, — Школу зооволонтера. Один из модулей нашей школы будет посвящен как раз эмоциональному интеллекту и сохранению психологического равновесия людей, которые занимаются спасением животных и так или иначе постоянно сталкиваются с болью и страданием братьев наших меньших.

— «Беги по радуге», «хвостики» и прочие специальные термины раздражают тебя так же, как нас — «помощь деткам»?

— Еще как! Особенно призывы из серии «помогите котику», «давайте спасем песика». У нас в фонде даже есть своего рода инструкция, по которой всем сотрудникам запрещено использовать подобные выражения в любом виде — произносить во время интервью, употреблять в переписке, публиковать на ресурсах фонда, в соцсетях и т. д. А еще раздражает куча смайликов, которые очень любят использовать приюты и зоозащитники на своих страничках, за которыми порой даже не разобрать смысл текста. В нашей Школе зооволонтера также планируется модуль, посвященный SMM и эффективной коммуникации — и устной, и письменной, так что, надеюсь, скоро количество «хвостиков, песиков и котиков» в интернете заметно снизится.

— Накормить, устроить в семью, вылечить — это все сиюминутные проблемы. Необходимые, но ничего принципиально не решающие действия. Что нужно поменять в головах у людей, чтобы проблема, которую решает фонд, стала выполнимой? К примеру, не так давно никто не хотел давать деньги на лечение рака, так как считали, что он неизлечим. Фонд «Подари жизнь» объявил на всю страну, что детский рак излечим, и изменил парадигму. Теперь никому не кажется, что деньги, переведенные на лечение детской онкологии, — это деньги, выброшенные на ветер. То же случилось и с фондом «Вера». Их девиз «Если человека нельзя вылечить — это не значит, что ему нельзя помочь» изменил представление о гуманизме и милосердии в сознании миллионов людей. Сформулируй вашу миссию. Что нужно сделать, чтобы животные не страдали?

— Наша миссия звучит сложно и непонятно для простого обывателя: построить в стране систему эффективной зоозащиты. На практике это означает, что мы пытаемся не просто помогать приютам, спасать собак и кошек с улиц, искать им дом, а работать на тех, кто так или иначе помогает животным или только хочет начать. Например, на предприятии или в каком-то московском дворе есть проблема с бесхозными кошками, люди готовы участвовать и решать ее, но не понимают, с чего начать и как грамотно все организовать. Мы консультируем, объясняем, совместно организовываем стерилизацию и лечение этих животных, предоставляем свои ресурсы для поиска дома этим кошкам, инструкции и прочее. Зачастую люди, пройдя этот первый путь в нашем сопровождении, уже потом сами учат своих друзей, знакомых и помогают им решить аналогичную проблему в их дворе. Таким образом, наша цель — не только помочь конкретным действием (оплатить стерилизацию стаи кошек, что, конечно, уже само по себе решает определенную проблему конкретного двора), а сделать так, чтобы люди осознали, что в нашем государстве нет волшебного номера телефона, по которому можно позвонить и приедет волшебная машина, которая заберет всех бездомных животных с улиц и найдет всем хозяев. В нашей стране даже нет закона, защищающего животных, тогда как в большинстве развитых стран такие законы существуют более полувека. Таким образом, просвещение и вовлечение самих граждан в помощь бездомным животным — это единственные на данный момент инструменты, чтобы реально решить проблемы ненужных собак и кошек в нашем обществе.

Благотворительность с Катей Бермант. Глава зоозащитного фонда «Рэй» Екатерина Панова — о «диванных войсках» и «хвостиках»

— Нужно ли объединять профильные НКО? Например, некий профсоюз зоозащитных фондов — даст ли он синергию?

— По сути, наш фонд является таким профсоюзом. На данный момент мы поддерживаем более 30 приютов и фондов-приютов — приобретаем и передаем корма, лекарства, помогаем с оплатой лечения животных, организуем мероприятия, в которых участвуют данные приюты, и прочее. И в целом мы довольно хорошо общаемся со многими зоофондами, делимся опытом, контактами, приглашаем участвовать в наших проектах. Не буду скрывать, что приятно, когда более «взрослые» и опытные фонды помощи животным обращаются к нам за советом и подсказкой.

Однако, как и везде, конечно, есть те, кому принципиально считать себя единственным эффективным фондом или «первым, кто придумал устраивать выставки-пристройства животных» или еще что-то в этом духе. Такие организации, к сожалению, не только не готовы выстраивать диалог с другими зоозащитными организациями, но порой и устраивают другим фондам пакости. Поэтому тотальное объединение зоофондов на данный момент, наверное, невозможно, но мы стараемся объединять тех, кто действительно работает с целью помочь животным, а не удовлетворить какие-то собственные амбиции.

Благотворительность с Катей Бермант. Глава зоозащитного фонда «Рэй» Екатерина Панова — о «диванных войсках» и «хвостиках»

— Если бы вдруг ты получила на фонд миллион, что бы ты сделала самое-пресамое и перво-наперво?

— Не знаю, хватило бы миллиона, но, по крайней мере, это было бы достаточной суммой, чтобы начать создание льготной ветклиники для животных из приютов и для малоимущих владельцев собак и кошек. Сегодня качественные ветеринарные услуги доступны весьма ограниченному кругу лиц, в результате чего большинство животных из приютов не получают своевременную помощь, а многие потенциальные хозяева не решаются заводить животных, боясь не справиться с финансовой нагрузкой по содержанию питомца.

— А если вдруг так случилось, что у тебя в руках оказалась волшебная палочка? Тут, понятно, другие масштабы, буквально планетарные. Как бы ты распорядилась этим удобным гаджетом во благо человечества?

— Я бы сделала так, чтобы я осталась без работы. Чтобы на нашей планете не осталось бы бездомных животных, все они стали домашними, здоровыми и счастливыми, перестали страдать от рук человека. Все животные — и собаки, и кошки, и слоны, и носороги. И чтобы в нашей стране наконец приняли закон о защите животных, и больше никогда в нашей истории мы не вернулись бы к тому средневековому отношению к животным, которое мы сейчас наблюдаем в России.

Детали
rayfund.ru

 

 

 

Екатерина Бермант для раздела «Стиль жизни», опубликовано: 10 апреля 2018

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Интервью с солистом Therr Maitz Антоном Беляевым — о том, куда пропали победители «Голоса» и как изменить «Голубой огонек»
Авто с Яном Коомансом: обзор Audi A4 TDI quattro
Умер «лучший шеф столетия» Жоэль Робюшон
«Он сказал „Мама“»: интервью с кинорежиссером Арсеном Агаджаняном и эксклюзивная премьера на Posta-Magazine
10 новых ароматов, которые нужны летом: вам и ему
Сны Ван Гога и оптические иллюзии: самые интересные выставки августа в мире

       
©2011—2018 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.