Кто и как превращает благотворительность в мошенничество

 
Екатерина Бермант
Все статьи автора
Екатерина Бермант

 — руководитель фонда «Детские сердца», оказывающего помощь детям с врожденными заболеваниями сердца, один из инициаторов создания ассоциации «Все вместе».


Медленно, но верно благотворительность становится частью жизни современного человека. Posta-Magazine поддерживает эту тенденцию: мы начинаем серию материалов, посвященных меценатству и филантропии, с колонки главы фонда «Детские сердца» Екатерины Бермант.

 
 
Кто и как превращает благотворительность в мошенничество

Тема, о которой в нашем обществе предпочитают молчать, — мошенничество в благотворительности. Какие формы оно принимает и как мы, обычные люди, можем с ним бороться?

В нашем лучшем из миров всегда найдется место как подвигу, так и обману. Так заведено испокон веку. Так было всегда. Привыкнуть к этому невозможно, но и жить в постоянном напряжении, все время озираясь, тоже тяжело — это уже паранойя. Так мы и существуем, балансируя между подозрительностью и полной расслабленностью. Первая, я надеюсь, все же победит. Да здравствует подозрительность. А лучше — осмотрительность.

Обратимся к истории вопроса. Благотворительности как явлению в нашей стране совсем мало лет. По сути, что-то около двадцати. Можно, конечно, вспомнить меценатство и филантропию начала века, Третьяковку, больницы, странноприимные дома. Но это была не совсем благотворительность в ее современном понимании.

До начала XIX века слова «благотворительность» в русском языке не было вовсе. Историк Николай Карамзин придумал массу новых слов: «достопримечательность», «утонченность», «ответственность», «влюбленность», «вольнодумство», «промышленность», «человечность». И «благотворительность» в том числе. Слово «подозрительность» тоже, кстати, придумал он.

Разница между благотворительностью и милосердием — это разница между пожертвованием и милостыней. В первом случае мы структурно изменяем качество жизни категории населения — например, детей-инвалидов, стариков в домах престарелых, матерей-одиночек, ВИЧ-инфицированных. Во втором — даем деньги индивидууму на хлеб, не имея гарантии, что он не потратит их на водку.

И вот именно милостыня до сих пор гораздо более понятна нашим соотечественникам.

Что мы наблюдаем каждый день по дороге на работу? Молодые люди, представляющиеся волонтерами, собирают деньги в прозрачные ящики у метро, на бульварах, стучатся в окна автомобилей перед светофорами. Кто они? На что собирают деньги? И почему их так много?

Кто и как превращает благотворительность в мошенничество

Наши граждане, обычно такие подозрительные, в этом случае совершенно спокойны. На ящике написано: деткам — значит, деткам.

Это срабатывает тот самый давний механизм: на улице просит деньги нищий — ему надо бросить копеечку. Бросивший эту самую копеечку полностью удовлетворен. Он сделал «правильно», при этом совершенно не напрягся и не особенно разорился. Он доволен.

А уж как довольны хозяева этих лжеволонтеров. В городах наших, а они не только в Москве пасутся, сердобольных граждан миллионы. И если даже размер этого «пожертвования» очень мал, в пересчете на количество людей суммы сбора получаются внушительные. Недаром лжеволонтеры теперь работают и в дождь, и в мороз, без выходных и праздников.

Почему мы, профессиональные, честные фонды, уверены, что в этих уличных сборах дело нечисто? Да потому, что никто не знает и не может проверить, сколько денег было опущено в ящик, сколько денег оттуда вынуто и какой процент от средств пошел на заявленные цели, сколько осталось в кармане у сборщиков.

При этом эти люди уже далеко не «чайники» — их благотворительные организации официально зарегистрированы. У них есть сайты. У них есть благодарственные письма. У них есть все для того, чтобы быть максимально похожими на нас. Есть буквально все, вот только деятельность отсутствует.

Честные благотворительные организации 20 лет рассказывали обществу о том, что благотворительность в стране существует. Что она необходима. Что нам можно доверять. И вот теперь плодами нашего труда, нашей репутацией пользуются мошенники, собирающие наличные на улицах.

Давайте будем рациональны. Эмоции — вещь прекрасная, но в данном случае просто вредная. Вашей помощи ждет огромное количество больных детей, малоимущих семей, бездомных собак, в конце концов. Зачем отдавать свои деньги незнакомому человеку на улице? Ведь он вам ни квитанции взамен, ничего не предоставляет. В то время как если вы делаете денежный перевод в благотворительный фонд, то имеете возможность не только проследить судьбу своих денег, но и отозвать их обратно, если вас что-то не устроит. Во всяком случае, удостовериться, что деньги направлены на счет в больницу или в детский дом.

Обыкновенный рекуррентный (то есть регулярный, не требующий повторного введения данных. — Прим. ред.) платеж также не отнимет у вас много времени, как и безответственное пожертвование на улице неизвестному мошеннику, но в случае ежемесячного благотворительного пожертвования в проверенный фонд вы твердо будете знать результат и получать отчет. Зачем же выкидывать деньги и кормить негодяев?

Если вдуматься, то очень небольшой процент людей на земном шаре чистит зубы два раза в день. Это признак цивилизованности. Этих людей научили правильному алгоритму, и теперь они здоровы и счастливы и грызут зеленые яблоки своими родными зубами до старости. Аналогичный правильный алгоритм в благотворительности — это переводы пожертвований через банки, карты и эсэмэски. Будьте подозрительны, не давайте наличных денег на улицах.

Кто и как превращает благотворительность в мошенничество

Проблема, впрочем, сборщиками на улицах не ограничивается. Мошенников, наживающихся на нашей доверчивости, хватает. Время от времени почти каждый из нас получает от кого-нибудь из друзей сообщение с просьбой о помощи 14-летней «племяннице Насте», которой необходим протез. Поскольку человек получает это сообщение от своего близкого друга, он ни разу не сомневается в существовании «племянницы» и в обоснованности просьбы. А потом оказывается, что у друга взломан аккаунт и с его адреса рассылаются жульнические письма с реквизитами мошенников. С определенной регулярностью в Сети всплывают посты про «десять умных овчарок», которых прямо сейчас усыпят. Люди звонят по указанным телефонам, и с них снимаются значительные деньги. Есть просто кустари-одиночки, единоразово вывешивающие душераздирающие посты про немедленный сбор нескольких миллионов и собирающие несколько десятков тысяч за день. Единственный способ противостоять обману — проявлять ту самую бдительность и вопреки эмоциям придирчиво проверять информацию. У настоящих фондов все открыто и прозрачно.

Обман обретает различные формы: существуют, например, зеркальные сайты, один в один копирующие действующие, но с другими реквизитами. На них много не заработаешь, но на хлеб с маслом, по всей видимости, хватает. Есть фонды бессмысленные — тут речь скорее о непрофессионализме. Есть несколько одиозных фондов, про которые все знают, что они жулики, но сделать ничего не могут. А есть мошенники, использующие чужое громкое имя. Например, прекрасный фонд «Подари жизнь» сейчас пытается судиться со своим клоном в Красноярске. А этим летом в Москве гастролировали «близнецы» фонда «Дети наши», собиравшие деньги в людных местах и на улицах. Творите добро разумно.

 

 

 

Екатерина Бермант для раздела «Стиль жизни», опубликовано: 5 апреля 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Авто с Яном Коомансом. Салон во Франкфурте: главные хиты IAA 2017
Вся правда о Valmont: глицерин за 4 евро и запуск ароматов в следующем году
Переоценка ценностей: что мы знаем о Томе Харди
«Маленькие трагедии» Кирилла Серебренникова: от Пушкина до Хаски
#postatravelnotes Дарья Михалкова об идеальных выходных в Барселоне и о «спортивной» Андорре
Джереми Айронс: испытание на прочность

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.