КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

 
Рената Пиотровски
Все статьи автора
Рената Пиотровски

 — кинорежиссер и продюсер, колумнист
Posta-Magazine


Чаще всего интервью со звездами кино, режиссерами и продюсерами берут в СМИ журналисты или критики, которые могут блестяще говорить о предмете и разбираться в нем, но физически не способны проникнуть во все детали.

 
 

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

Фото: Георгий Кардава
Muah: Ани Степанян
Продюсер: Арина Ломтева

Благодарим Palmira Business Club
за помощь в организации съемки.

На Ренате: пиджак и брюки, все — The Robe;
туфли — собственность актрисы
Клим — в собственной одежде

Поэтому для интервью и репортажей в нашей новой рубрике «КиноБизнес изнутри» мы пригласили в качестве ведущей Ренату Пиотровски — профессионала индустрии. Ее собеседник сегодня — режиссер Клим Шипенко.

О съемках «Салюта-7» и реакции зрителей

История реальна и имеет кинематографическую ценность, но мы, конечно, приукрашивали ее для драматического эффекта: без этого никуда. То, чем космонавты занимались ежедневно, с точки зрения кино не особенно зрелищно, поэтому нам пришлось добавлять много элементов. Мы их не выдумывали, а брали из других космических операций, других миссий и полетов, склеивали, собирали. Например, на «Салюте» не было пожара, но на станции «Мир» он был: загорелась кислородная шашка. И мы подумали, что нам это подходит. Фильм относится к жанру sci-fi, и во многих странах есть специфические фестивали, которые на нем специализируются. Это своего рода субкультура. Сейчас мы показывали «Салют-7» в Италии, перед этим он вошел в фестивальные программы во Франции, Испании, США. Во Франции мы получили первый приз и приз зрительских симпатий. А вот в США фильм показывали на Фестивале фантастического кино, что для меня несколько странно: «Салют-7» — не ужасы и не фэнтези. В нем нет пришельцев, никто не отстреливается. Он в целом реалистичен, как и сам космос.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

О космических перспективах

Не думаю, что в космосе мы сильно сдаем позиции. Когда я был на Байконуре, там были американцы и англичанин, которые по-прежнему летали на наших кораблях. Да, конечно, есть и Илон Маск, но, насколько я знаю, наша космическая индустрия все равно занимает лидирующие позиции. Я принимал участие и в работе над сценарием: прежде чем погрузиться в этот процесс, я должен был сделать «домашнюю работу», все прочитать, все посмотреть, узнать, какие в космической отрасли законы и жаргон.

О жизни в Лос-Анджелесе и возвращении в Россию

Я достаточно рано понял, что мне нравится кино — причем американское. А где учиться американскому кинопроизводству, если не в США? Но после учебы я там не жил, не пытался работать. Конечно, все хотят попасть в Голливуд, и я хочу, хотел и продолжаю хотеть. Но для того, чтобы это произошло, необязательно находиться там. Они снимают везде, набирают людей отовсюду, приглашают со всего мира. К тому же я понимал, что не смогу снять свои первые фильмы об американцах, потому что их менталитет не был мне близок. Я проходил практику на фильме «Любовь по правилам и без» с Джеком Николсоном, побывал на многих американских площадках, видел, как снимали фильм «Угнать за 60 секунд». Там у многомиллионных блокбастеров бюджет на еду равен бюджету большого российского фильма.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

Как переплюнуть «Гравитацию»?

Начиная снимать фильм, я прекрасно знал, что его будут сравнивать с «Гравитацией», с «Апполоном-13», с «Интерстелларом». Но когда я начинал снимать «Салют-7», я не понимал, как переплюнуть «Гравитацию». Для меня этот фильм закрыл космическую тему: сделано великолепно, честно! Действительно, многие люди мне говорили, что он скучноват, но для меня он был недостижимой высотой. Я понимал, что мой фильм в прокате будет конкурировать с американскими по уровню, по качеству и по всему остальному, а бюджет у нас в 15 раз меньше, и надо как-то выкручиваться. Придумывать, как сделать так, чтобы люди пошли на твой фильм, а не на американский. И за счет рекламы тоже. Хотя я, например, не знаю, какой у нас бюджет на рекламу: мне не сказали, я же только режиссер, а не продюсер на этом проекте. Но к нему подключился Антон Златопольский и канал «Россия 1», а поддержка канала — это всегда мощно.

О любви к профессии

Процесс кинопроизводства сложен. Он происходит вопреки, ты постоянно сталкиваешься с сопротивлением, постоянно борешься, потому что ничего не дается легко. Но в результате ты все равно получаешь удовольствие, даже если приходится идти на компромиссы. В итоге и ты радуешься, и зритель радуется. Если бы мне это не нравилось, я бы просто занимался чем-то другим.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

О проблемах российского кинобизнеса

Мы соревнуемся с американскими фильмами, но бюджеты у нас значительно меньше, а зрителю-то этого не объяснишь. Конечно, и в России выходят фильмы, которые стоят недорого, а собирают очень много. Допустим, «Горько!». Но это — исключение. Можно, как Бекмамбетов, снять фильм на айфон, но главное, чтобы это не было единственным достоинством, единственной фишкой этого фильма. Фильмы не могут работать только на фишке. Можно снять кино от первого лица, но, как показывает опыт, российскую аудиторию это несильно заинтересовало. Можно снять фильм на камеру, которая закреплена на багажнике автомобиля. И все равно у картины должна быть драматургия. Она должна быть интересна зрителю.

С кино связано очень много подобных рисков. Мне кажется, есть более надежные бизнесы, которые гарантируют стабильный доход. Кино пока сложно как бизнес продавать инвестору: скорее получается сыграть на каком-то тщеславии, желании приблизиться к художественной, к творческой среде. Я не могу, встретившись с человеком, смотря ему в глаза, гарантировать, что он заработает. Шанс, конечно, есть, но ты можешь говорить только «возможно», «мы будем работать», «как карты лягут». И мы действительно все будем делать, никто не обманывает этого человека. Выход? Я считаю, что французская схема, при которой с проката зарубежных фильмов процент идет в поддержку национального кино, действительно неплохой вариант. Почему бы и нет? Есть и еще один важный момент. «Салют-7» вышел в России, например, на 1500 экранах, у нас их всего 2000. В Китае «Салют-7» выходит на 8000 экранах, там их в пять раз больше, 50 000. Пропорция экранов на площадь уже другая. У нас ты пешком не можешь дойти до кинотеатра — нужно ехать, а в Америке можешь, потому что их много. А еще нужно учитывать уровень зарплат. Например, библиотекарь из Архангельска получает 15 000 рублей в месяц и даже если там, в отличие от Москвы, билеты стоят по 350–400 рублей, это ощутимая затрата. Ты уже не можешь четыре раза в месяц ходить в кино. Максимум — один. Вот тебе и низкая посещаемость. Сегодня человек может просто посмотреть кино на компьютере. Или включить телевизор — это вообще бесплатно. С более высокими зарплатами люди бы чаще развлекались, вот и все.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

Почему наши фильмы не берут за границу?

Как не берут? Берут — Звягинцева, например. Много разных фестивальных фильмов выходит в прокат, какие-то идут, например, во Франции и в Англии. Правда, преимущественно артхаусные. А что касается коммерческого кино: американцев сложно удивить. Для этого фильм должен быть неожиданным — и тематикой, и техническими аспектами. Мы, конечно, тоже удивляем, но не так часто, как хотелось бы: таких фильмов немного, мы их на пальцах можем пересчитать. Вот представь: ты сидишь в Испании, и у тебя как у зрителя есть выбор — пойти на американский фильм, например на «Тор», на свое испанское кино, которое тебе тоже хочется посмотреть, или на русский фильм. Почему тебе должно захотеться на него пойти? Что в нем такого должно быть?

Бюджет фильма «Салют-7»

400 миллионов рублей. Тебе покажется, что это много, но на самом деле для такого фильма — это мало. Если бы этот сценарий снимался в Голливуде, бюджет фильма составлял бы 150 миллионов долларов. Мы в прокате уже набрали, кажется, 730 миллионов рублей. Но пока, по-моему, не окупились: были еще затраты, например, на рекламу. Потом, фильм продан — и в Китай, и по миру. Я даже не знаю, за какие цены. Но в целом, мне кажется, мы точно должны окупиться и выйти в плюс, все к тому идет. Существует еще и телевидение, которое потом фильм купит. В любом случае сделать фильм, который будет соответствовать технически и конкурировать с американским кино во всех других странах, просто очень дорого.

Откуда деньги у американцев?

Они зарабатывают: это инвестиционная история. У них нет государственных субсидий, а у нас существует Фонд кино, который дает безвозвратные деньги, и это составляет половину, а то и большую часть бюджета фильма. За счет этого продюсеры могут какую-то копейку заработать. И хотя часть денег они должны отдать, она представляет собой что-то вроде беспроцентного кредита, что тоже хорошо. Инвесторы, которые верят в русское кино и вкладывают в него деньги как в бизнес, тоже есть, но их мало. Ты не забывай, что все связано с экономикой. Сложно объяснить человеку, что он действительно получит прибыль: риски слишком большие. Вот, например, я снял фильм «Любит не любит», романтическую комедию. Фильм должен был выйти в прокат. У нас была неплохая реклама, но за две недели до выхода в прокат на следующий уикенд взял и передвинулся «Хоббит». И что ты с этим сделаешь? Мы рассчитывали на 250 миллионов, а собрали в итоге только 150.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

О хороших сценаристах

Хороших сценаристов мало, эта проблема существует. Есть такой мексиканский писатель, Хуан Рульфо. Так вот он как-то сказал: «Я всю жизнь искал книгу, которую хотел бы прочитать. Я ее не нашел, поэтому написал сам». Вот я по этой же схеме и существую. Мне не присылают сценариев, читая которые я бы думал: «О да! Как написано, так я и буду делать!» Мне все равно приходится вторгаться в текст. А половину своих фильмов изначально я сам написал.

Как уживаться с женой-режиссером?

О работе мы говорим много, и так было изначально, когда мы познакомились. Я старше в профессии, но я за нее ничего не решаю: жена своей работой занимается сама. Если ей нужен совет, она его спрашивает, если не нужен — она не спрашивает, и я не вмешиваюсь. То же самое и с моей стороны. Мы радуемся успехам друг друга, я горжусь ее достижениями. Наверное, и она моими тоже гордится, но это уже надо у нее спросить.

О морали за кулисами в США и в России

В США есть феминистское движение, и оно сильнее, чем у нас. Эти вопросы острее стоят для публики, им уделяется больше внимания. Ну, например, ты помнишь историю с Биллом Клинтоном и Моникой Левински? Представь, что у нас произошла бы зеркальная ситуация на момент президентства Бориса Ельцина. Мне кажется, его бы даже переизбрали за такое, а не импичмент пытались влепить, как Клинтону. В США другое общество, другой менталитет, мы по-разному относимся к таким вещам. Там разрешены гей-браки, здесь «пропаганда гомосексуализма» — статья. А с другой стороны, если говорить о правах женщин, в США любая может посадить мужчину, сказав, что он ее изнасиловал, даже если он этого не делал. Я думаю, мы скоро американцев догоним. У нас, например, не было прецедентов, когда за сексуальные домогательства увольняли людей. Все впереди.

С кем мечтаешь работать?

Я бы хотел, чтобы у меня снялись Чулпан Хаматова, Машков и Никита Михалков — именно как актер. Это было бы для меня испытанием как для режиссера, мне нужен адреналин. Интересно было бы поработать с Федором Бондарчуком: он очень фактурный, может очень интересный образ сделать. Среди американцев — тоже много. Тот же Николсон, которого я видел живьем. Ну и масса красивых женщин, с которыми я хотел бы поработать, не выберешь даже, глаза разбегаются. В России я снял уже шесть фильмов и приглашал в них тех, кто мне был интересен. А в Америке я ни с кем не работал, так что у меня огромный список. Я как ребенок в магазине игрушек.

Пять любимых фильмов

Я очень люблю фильм «Новый кинотеатр „Парадизо“»: он чудесный совершенно. Мне нравятся практически все фильмы Трюффо, но, наверное, «Жюль и Джим» и «Четыреста ударов» — любимые. Даже сложно между ними выбрать. «Американская ночь» — фильм про кино, который точно надо посмотреть, потому что там раскрывается вся прелесть этого процесса, и сложность, и маразм, и абсурд, и радость, и все. Русское кино? «Осенний марафон», мой наилюбимейший фильм. Я даже хотел свой фильм «Любит не любит» назвать «Летним марафоном», сделать оммаж этому фильму. У меня под разные настроения разные настольные фильмы. «Крестный отец», например. Но для того чтобы его посмотреть, нужно настроиться. Особенно если смотреть все три части: на это уйдет целый день. Я люблю позитивные фильмы: «Лучше не бывает». Или «Полночь в Париже» Вуди Аллена — такой хороший и радостный. Я люблю Париж, и после этого фильма у меня ощущение, будто я там побывал.

КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко

Детали

Palmira Business Club: Новоданиловская наб., 6,
тел.: +7 (499) 551-55-55, www.palmira-bc.ru

The Robe: Большая Бронная ул., 23, стр. 1, оф. 304,
тел.: +7 (909) 677-50-05, www.therobemoscow.com

 

 

 

Рената Пиотровски для раздела «Культура», опубликовано: 9 ноября 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Grand Prix d’Horlogerie de Genève 2017: в Женеве вручены премии ежегодного часового «Оскара»
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко
Ар-деко как в кино: «Убийство в Восточном экспрессе» и другие фильмы, вдохновляющие интерьерных дизайнеров
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera Sport Turismo
#PostaBeautyClub: Фитнес-гуру Ирина Кутьина тестирует детокс-программу Clinique La Prairie в Швейцарии
Кино недели: «Субурбикон» Джорджа Клуни

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.