Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: Иван Шахназаров — о семье, музыке и цветных снах

 
Рената Пиотровски
Все статьи автора

 — кинорежиссер и продюсер,
колумнист Posta-Magazine


Чаще всего интервью со звездами кино, режиссерами и продюсерами берут для СМИ журналисты или критики, которые могут блестяще говорить о предмете и разбираться в нем, но те, кто работает непосредственно в индустрии, знают большее количество деталей и подводных камней. Поэтому для интервью и репортажей в нашей рубрике «КиноБизнес изнутри» мы пригласили в качестве ведущей Ренату Пиотровски — профессионала индустрии.

 
 
Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: Иван Шахназаров — о...

Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику
Фото: Александр Толстов

Благодарим салон красоты Nikolskaya Club
за помощь в организации съемки.

Сегодня ее собеседник — 26-летний Иван Шахназаров — актер, сценарист и начинающий режиссер.

У меня крутая семья

Фамилия помогает. Автоматически. Но намеренно я ей не «пользуюсь», по крайней мере осознанно. Да, ко мне есть какое-то «предвзятое» отношение: оно может быть и положительным, и отрицательным. Я этого не стесняюсь, я этим горжусь в целом. У меня крутая семья: я убежден, что родился в семье великих людей! Папа, мама, дедушки — все сплошь талантливые, великие люди, и я очень счастлив, что принадлежу к ним.

Первый фильм

Мой дебютный полный метр показали на «Кинотавре». Как я к этому пришел? Когда я окончил ВГИК, этот сценарий уже года два лежал у меня в столе. Я ударился в актерство, два года снимался в кино, но когда Федор Максимович Попов из «ВГИК Дебют», который занимается запуском выпускников ВГИКа и поиском сценариев, позвонил и спросил, не хочу ли я подать заявку, я тут же вспомнил про свой сценарий. Сценарий понравился, мы его со сценаристом немного переписали и подали в «Фонд кино». Так мы получили 40 миллионов — 10 возвратных и 30 невозвратных. А Попов стал продюсером.

Авторское и коммерческое

Мне очень тяжело разделять кино — авторское и коммерческое, мне кажется, это очень условная грань. Чем раньше мы перестанем разделять фильмы на эти две категории, тем быстрее поймем, что делать с нашим кино.

Объездил всю Россию

Полтора годя я сотрудничал с немецкой строительной Liebherr, которая производит экскаваторы и краны. И с ней исколесил почти всю Россию: был на Колыме, был за Полярным кругом, проехал почти всю Сибирь, был в Якутии, в Нюрбе, это просто сумасшедшие места, и это был обалденный опыт. Кроме того, я периодически работаю режиссером дубляжа, иногда озвучиваю картины как режиссер дубляжа в компании «Мосфильм-Мастер», ей руководит Евгений Александрович Бейлин.

Просто повинуюсь

Большая часть того, что происходит в моей жизни, приходит само, и я просто повинуюсь этому импульсивно. Когда я только окончил ВГИК, мне предложили попробовать себя в роли актера. Это было кино «Неуловимые», где в качестве исполнительного продюсера работала моя подруга Настя Акопян. Я просто пришел на пробы, и меня утвердили. Потом я снялся еще в двух картинах. Сниматься — это кайф, это игра, как в детстве! Я полностью погружаюсь в процесс, стараюсь максимально отключаться, повинуюсь режиссеру и поставленным им задачам.

Сериалы не смотрю

Сериалы я почти не смотрю, на них уходит слишком много времени, а вокруг и так столько информации! Единственный сериал, который я досмотрел до конца, — это Breaking Bad, и это просто библия драматурга, гениальный телепродукт. А из российских новинок меня особенно зацепили «Аритмия» Хлебникова, «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» и «Бык» Бориса Акопова. Растет новое поколение режиссеров. Эти картины пока неровные, в чем-то молодым авторам просто не хватает опыта, но в целом это уже целая плеяда самостоятельных авторов, режиссеров с яркими высказываниями, со своим видением, которые не пытаются ничему и никому подражать, и это очень клево и свежо. Это хорошая тенденция.

Использовать осторожно

Зрительское признание важно: у меня есть какой-то определенный круг людей, с которыми я себя отождествляю, с которыми, мы мыслим в одном направлении, и мне бы хотелось чувствовать какую-то отдачу в их сердцах, когда я что-то делаю. Для меня это важнее, чем финансовый успех. Без амбиций работать невозможно, это то, что стимулирует творческую энергию, это дополнительный ресурс. Но его нужно использовать осторожно, потому что то, что ведомо только амбициями, не приведет к истине в конечном счете.

Был бы музыкантом

Сейчас все свое свободное время я занимаюсь музыкой — играю на гитаре. Сначала я научился играть на барабанах, уже три года занимаюсь на перкуссии и вот последний год увлекся гитарой. Всю жизнь мечтал — вот наконец-то... У меня есть внутреннее ощущение, что, если бы я занимался музыкой всю жизнь, я бы, скорее всего, был музыкантом. Так не случилось, но я хочу все-таки на каком-то уровне уметь играть, понимать музыку. Для начала просто хочу освоить язык музыки максимально свободно, а вообще у меня есть отличная команда ребят, которые фигачат на перкуссии, на разных ударных инструментах — уже можно создать отличный драм-бэнд! С музыкой ты никогда не одинок. Ведь нужно уметь быть одному, чтобы тебе не было скучно с самим собой, это очень важно.

Не написать ни слова

У меня есть соавтор-сценарист Ваня, мы с ним периодически встречаемся и начинаем разговаривать, делимся впечатлениями. И так потихонечку набрасывается скелет какой-то новой истории, а потом мы его начинаем дописывать. Ваня записывает историю структурно, я дописываю подробно, он снова переписывает и отдает мне — это постоянный обмен. Сам я не могу сесть с пустым листом и писать: я могу просто сидеть часами и не написать ни слова, потому что у меня в голове всегда слишком много вариантов. Мне надо, чтобы было хоть что-то написано, хоть несколько строчек, чтобы я продолжил.

Не панацея

Сценарные законы — не панацея, они условны, люди их не придумали, а просто в какой-то момент поняли, поняли, когда стали копаться внутри себя и соприкасаться с архитепическим внутри себя. Осознали, что существуют какие-то общие законы истории и законы путешествия под названием «Жизнь». Глобальное кино существует по одним и тем же законам: завязка, кульминация, развязка — и внутри определенный перечень конфликтов. И если твоя история правильная, логичная, в ней существуют живые люди, если их мотивы понятны, она сама выстроится согласно этим законам. Если все детали сложены правильно, история выстраивается в каноническую историю по всем законам сама.

Одна краска из палитры

Кино — это вообще не про актерскую профессию. Актерская профессия — это театр, а в кино актер — это инструмент, одна краска из палитры. Потому что кино больше про жизнь, чем театр, и в кино больше видна фальшь, чем в театре. Поэтому в кино очень важно точное попадание в образ — и ты подбираешь не того, кто может 350 характеров сыграть, а того, который именно точечно вот для этого характера подходит.

Не в клозетах, а в головах

Я не хожу на митинги, мне не кажется, что это эффективный способ борьбы, потому что проблема в конечном счете не в клозетах, а в головах. Надо заняться чисткой сараев прежде всего. Это хрестоматийная истина, и вроде бы все понятно, но от этого никуда не деться. Единственное, что ты можешь делать, это, на самом деле, делать свое дело, и делать его максимально честно. Это не значит, что надо молчать и сидеть сложа руки. По-моему, Черчилль сказал, что человек должен интересоваться политикой ровно в той степени, в которой политика интересуется им. А то, что происходит, находится непосредственно рядом со мной, я понимаю, что в любой момент это может коснуться меня и моих близких. И я в этом смысле выражаю солидарность. Я на этом этапе не очень понимаю, что я могу сделать, кроме как сконцентрироваться на своем деле. Наверное, у каждого есть своя точка кипения, и у меня тоже, и я не знаю, что может произойти завтра. В любом случае, минимальный шаг — не считать, что то, что происходит, — нормально.

Папа, заработай на мне!

Я бы хотел отправиться в долгое путешествие по Азии, уехать на год-полтора, записывать, собирать материал. Я люблю движение, ведь чаще всего мы находимся в одной и той же точке, вращаемся в каком-то замкнутом круге, никуда не выезжаем. Мне интересно, что такое жить, путешествуя. Но сейчас я не могу себе этого позволить, есть чувство, что мне нужно что-то сделать, решить какие-то задачи, снять второй фильм. Первым делом, конечно, понесу сценарий Карену Георгиевичу, вдруг он захочет стать продюсером, почувствует какой-то коммерческий успех у фильма и захочет за счет сына обогатиться: «Папа, заработай на мне!» (Смеется.)

Подсознание работает

Когда я просыпаюсь утром, я прежде всего пытаюсь вспомнить, что мне снилось. У меня достаточно яркие сновидения, настолько яркие, что я иногда чувствую, что во сне проживаю вторую жизнь, ничуть не менее реальную, чем... реальная. И я просто не могу игнорировать этот факт, всегда стараюсь вспомнить, что мне снилось, понять, что это значит. Если в этом копаться, ты можешь расшифровать послание, а это сто процентов всегда послание относительно твоей настоящей жизни. Подсознание работает.

Это развращает

У нас кино существует нераздельно от государства, и это большая проблема. Деньги государственные: ты можешь прийти в любой момент к этой, извините, «дойке», высосать из нее сколько угодно денег. Конкуренции нет, и всем плевать на результат, все зарабатывают на процессе производсва, и это развращает. Если резко оборвать господдержку, года два-три в киноиндустрии будет хаос. Но потом потихонечку начнут появляться люди с горящими глазами, с горящими сердцами, профессионалы, которые смогут убедить людей, у которых есть деньги, что это нужно... Так потихоньку и будет рождаться рынок, нормальный, здоровый рынок, про который мы все говорим, но который никак не появится.

«Два капитана»

«Два капитана» Каверина — первая книга, которая произвела на меня впечатление, я прочитал ее лет в 8-9 и помню, что прямо влюбился в главную героиню до такой степени, что представлял, как бы мы с ней разговаривали. Я еще «Три мушкетера» — это у нас семейное. Мой дедушка был очень серьезным человеком, членом ЦК, политологом, философом, знал наизусть Камоэнса — но его любимыми книгами были Жюль Верн и «Три мушкетера» Дюма. Как и у папы. Романтика приключений — наше все.

Рената Пиотровски для раздела «Культура», опубликовано: 30 сентября 2019
Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Кино недели: «Война токов» Альфонсо Гомеса-Рехона
Авто с Яном Коомансом:
Камчатка на Porsche Cayenne — незабываемо
Спасите ваши руки: лучшие средства для защиты этой зимой — крем, бальзам, помада и маска
«Послевкусие»: Ирина Тиусонина об итогах Национальной ресторанной премии Wheretoeat
Джуди Денч — 85: лучшие роли британской актрисы
Posta-Бижу: украшения-талисманы к Новому году

Качество жизни
       
©2011—2019 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.