Арт-уикенд в Москве: музыка формы Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее

 
Инна Логунова
Все статьи автора
Инна Логунова

— директор отдела культуры и спецпроектов
Posta-Magazine


В Мультимедиа Арт Музее проходит первая в России выставка Константина Бранкузи, одного из крупнейших скульпторов-новаторов XX века.

 
 

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее

В экспозицию, занимающую два этажа музея, вошли скульптуры, фотографии, рисунки и фильмы из собрания парижского Центра Помпиду.

Однако собственно скульптур на выставке немного, точнее, пять, а составлена она преимущественно из авторских фотографий. Для Константина Бранкузи (1876-1957) фотография была не только и не столько способом документации, сколько исследовательским инструментом. Он снимал свои скульптуры с разных ракурсов, экспериментируя с глубиной кадра, светом и тенью, изучая пластическую выразительность формы и фактуры.

Уроженец небольшого румынского села Хобица, выросший в простой крестьянской семье, как художник он состоялся в Париже, куда попал в 1904 году и где провел 35 лет жизни.

На выставке творчество Бранкузи показано в развитии, на многочисленных фотографиях видно, как постепенно упрощались формы, как реалистичное изображение становилось все более условным. Переход к абстракции и геометричности приходится на 1916-1917 годы, почти через десять лет после окончания курса в парижской Школе изящных искусств.

Экспозиция в МАММ

«Стремление к простоте не есть идея в искусстве, — считал Бранкузи. — Но мы идем к ней вопреки нам самим, стремясь сделать реальные вещи, которые были бы не конструкцией, которую мы видим, а скорее тем, что она от нас скрывает». Он говорил, что абстракция — это как раз самая что ни на есть реальность, потому что отображает не внешний вид вещей, а их глубинную суть. Как и его современники Гоген, Модильяни, Пикассо, Дерен, Константин Бранкузи живо интересовался искусством Африки, Азии и Океании, к которому европейские художники обращались в поисках нового пластического языка. Также на него оказали влияние изображения Антарктики, привезенные из полярной экспедиции французским исследователем Жаном-Батистом Шарко. Даже описания этих пейзажей достаточно, чтобы понять, что в них привлекло Бранкузи — экспрессия объемов, фактуры, метаморфозы, казалось бы, незыблемой, монументальной формы: «Тебя словно окружают руины гигантского красавца города, возведенного из лучшего мрамора, а над городом высятся амфитеатры и храмы, творения архитекторов Божьей милостью. Небо превращается во внутренность раковины-жемчужницы, в перламутре которой сияют и сливаются, не затемняя друг друга, все цвета природы».

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее. Константин Бранкузи и вид и его парижской мастерской

Константин Бранкузи и вид и его парижской мастерской

Многие свои скульптуры Бранкузи исполнял в разных материалах. В числе представленных на выставке — два варианта знаменитой «Спящей музы»: бронзовая 1910 года и гипсовая 1917-го. Эти восхитительные образы лишены узнаваемых конкретных черт, но являют собой образчик чистой женственности, ту самую воплощенную в материале абстрактную идею. «Жизнь есть движение и должна меняться, чтобы оставаться живой», — эти слова художника иллюстрируют не только его личную и творческую биографию, но хотя бы частично объясняют магию, которая ощущается в каждой из его работ. Скульптуры Бранкузи изменчивы и текучи, и их тоже нужно воспринимать в движении, по нескольку раз обходя вокруг, то ускоряя, то замедляя шаг.

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее. Константин Бранкузи. Спящая муза. 1910

Константин Бранкузи. Спящая муза. 1910

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее. Константин Бранкузи. Спящая муза II. 1917

Константин Бранкузи. Спящая муза II. 1917

Бронзовый «Прометей» 1911 года — почти та же яйцеобразная лежащая голова, что и «Муза», но насколько они разные. В нем чувствуется сила и решимость мятежного титана, нет той эфемерности и плавности женского образа. Интересно сравнить его с другим «Прометеем, мраморным, запечатленным на фотографии, где голова покоится на массивном блоке-туловище — очередной яркий пример абстрактной формы как квинтэссенции сути вещей и явлений: в данном случае скульптура воплощает не персонажа греческой мифологии, а идею воли и самопожертвования.

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее. Константин Бранкузи. Прометей. 1911

Константин Бранкузи. Прометей. 1911

Интересные метаморфозы и являет «Торс молодого человека» (1923), в котором угадываются одновременно очертания собственно торса и фаллические формы.

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее. Константин Бранкузи. Торс молодого человека

Константин Бранкузи. Торс молодого человека

Большой раздел посвящен фотографиям мастерской скульптора. На одних запечатлены модели, на других — многочисленные парижские друзья Константина Бранкузи, среди которых Эрик Сати, Фернан Леже, Ман Рэй, Марсель Дюшан, Амедео Модильяни и многие другие. Стоит также задержаться на фильмах скульптора, в которых он экспериментирует с изменчивостью формы не только в пространстве, но и во времени, и эта игра с восприятием сближает его с сюрреалистами. Неслучайно Бранкузи был дружен с Эриком Сати. К его работам как к никаким другим применима метафора скульптуры как застывшей музыки. Только в том-то и дело, что она не застывшая. Она живая.

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее. Парижская студия Константина Бранкузи

Парижская студия Константина Бранкузи

Музыка формы: выставка Константина Бранкузи в Мультимедиа Арт Музее. Парижская студия Константина Бранкузи

Парижская студия Константина Бранкузи

Детали
Мультимедиа Арт Музей, Остоженка, 16
До 12 ноября

 

 

 

Инна Логунова для раздела «Культура», опубликовано: 21 сентября 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Шедевр в курятнике: картины с трудной судьбой и шедевры, написанные на простых бытовых предметах
Women in Power: «второе пришествие» Клаудии Шиффер
Авто с Яном Коомансом: что нового на Автосалоне в Лос-Анджелесе?
Гений графического дизайна Иван Чермаев: «Иногда не нужно стараться быть умным или оригинальным»
В офис: да будет цвет! 5 зимних образов с яркими акцентами
All That Jazz. Рожденный быть старым: Тому Уэйтсу 78 лет

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.