Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое нового российского кино

 
Инна Логунова
Все статьи автора
Инна Логунова

— директор отдела культуры и спецпроектов
Posta-Magazine


Ее имя неизменно возникает, когда речь заходит о главных лицах современного отечественного кинематографа. В преддверии выхода на экраны нового — продюсерского — проекта Анны Меликян «Про любовь. Только для взрослых» Posta-Magazine поговорил с ней о том, из чего растут ее собственные фильмы.

 
 
Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое но...

Фото: Георгий Кардава
MUAH: Ани Степанян
Продюсер: Арина Ломтева

«Мистика» и «любовь» — именно эти два слова стали лейтмотивом нашего разговора.

Одна из немногих женщин-режиссеров, Анна Меликян снимает картины с характерным авторским почерком и интонацией и героями, которых легко узнать в себе, своих знакомых или попутчиках в вагоне метро. Ее «Русалка» 2007 года — пронзительная история 18-летней фантазерки и неудачницы Алисы и ее первой любви, была номинирована на «Оскар» и получила главный приз на фестивале независимого кино «Сандэнс». В 2014-м «Звезда» — фильм о девушке, мечтающей собрать деньги на пластическую операцию, чтобы обрести счастье, — был признан лучшей режиссерской работой на «Кинотавре». А годом позже альманах «Про любовь» там же получил главный приз. Событием стал и сиквел под названием «Про любовь. Только для взрослых», закрывавший «Кинотавр» этим летом. Этот сборник киноновелл — продюсерский проект Анны Меликян, снятый шестью разными режиссерами, — выходит в прокат 1 сентября и имеет все шансы повторить успех первого фильма.

В последнее время она много работает на телевидении — под ее продюсерским руководством в прошлом году вышли сериалы «Кризис нежного возраста» на ТНТ и «Дневник Луизы Ложкиной» на телеканале «Ю». Как режиссер она сняла сериал «Квартет» — о драматичных перипетиях в судьбе молодых талантливых музыкантов.

Анна Меликян — ироничная, яркая, настоящая. Наблюдая ее в жизни, с особенной ясностью понимаешь, чем цепляет ее кино: искренностью, честностью, любовью к своим героям. Собственно, все ее фильмы — о любви, не романтическом чувстве, которое часто с ней путают, а о базовом, непреходящем законе жизни.

Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое нового российского кино

Платье, 12Storeez; часы Da Vinci Automatic 36, IWC Schaffhausen

Инна Логунова: В какой степени режиссер — художник, а в какой — ремесленник? Когда начинается искусство?

Анна Меликян: Режиссура — это большое творчество, причем сопряженное с мистикой. Ремесло, наверное, начинается, когда выходишь на площадку и вступает в силу профессия. Хотя всё равно это творчество.

— Что за мистика, в чем она?

— Всяческая. Когда пишешь сценарий, происходит много всего необъяснимого. Я для себя решила, что это, видимо, как-то связано с творчеством. Когда уходишь в эту область, запускаются мистические процессы в параллельном измерении, которые влияют на твою реальную жизнь. И вообще все как-то перемешивается — реальность и жизнь внутри сценария.

— Например?

— Нет-нет, примеры приводить не буду. Это, наверное, свойство любого творчества — которое всегда связано с очень сильной концентрацией. Поэтому, занимаясь им, оказываешься у какой-то грани, к которой другой человек в обычной суете не может подойти, у него на это просто нет времени. Как йоги, которые, концентрируясь на внутреннем, получают доступ в параллельный мир. Почему я говорю о сценарии — потому что это творчество в чистом виде. Так же как художник перед мольбертом, здесь ты один на один с текстом. А съемки кино — это в большей степени производственная машина, толпа людей. Впрочем, там тоже происходит творчество, но другого рода.

— Ваши фильмы преимущественно комедии...

— Неправда. Разве «Звезда» комедия? У меня мало фильмов, и больше половины из них не комедии. Просто после выхода «Про любовь» меня стали ассоциировать с этим жанром. У меня комедийные короткометражки, да, но вообще мой жанр, как его когда-то обозвали, — трагифарс: вроде всё время смешно-смешно, но в конце совсем не до смеха.

Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое нового российского кино

— От многих пишущих и снимающих людей я слышала, что комедию написать сложнее, чем драму или трагедию. Как вы думаете?

— Я бы сказала, что в принципе написать что-либо талантливо очень сложно, не важно что. Всё зависит от личности человека, кому-то проще дается одно, кому-то другое. Талантливый текст — это огромное чудо.

— Помимо режиссуры, вы занимаетесь продюсированием. Как балансируете одно и другое?

— Просто кино я снимаю не всё время. Чтобы снять фильм, его надо сначала придумать, выносить, и иногда на это уходит много лет. В эти периоды я параллельно занимаюсь другими вещами. Но когда дело доходит непосредственно до собственного кино, то всё остальное я, конечно, откладываю, в этот момент я только режиссер.

Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое нового российского кино

— Работа продюсера в значительной степени организационная, и, что называется, ненормированная. Вы всегда на связи? Насколько вы вовлечены в соцсети?

— На связи достаточно. А в соцсетях я не то чтобы веду активный образ жизни, но я там присутствую, мне это интересно, это тоже часть моей работы: огромное количество материала для сценария, интересных людей в кадр и за кадр я нахожу именно там. С одной стороны, это гигантская база, с другой — наша новая реальность, которая находит свое художественное отражение в том числе и в кино. Я всегда говорю, что фильм «Про любовь» полностью вышел из Инстаграма, из моего им увлечения. Вообще все мои увлечения рано или поздно в той или иной форме воплощаются в кино.

— Чем вас привлекает Инстаграм?

— Визуальной стороной. «Про любовь» — с его многогранностью, фильтрами, неожиданным цветовым решением — прямое влияние Инстаграма. Пример очень показательный.

— Каково быть женщиной в кино — и каково быть женщиной в российском кино?

— Я не чувствую особой разницы между мужчинами и женщинами в этом плане. В кино быть вообще очень сложно. Не думаю, что если бы я была мужчиной, мне было бы проще написать сценарий или снять кино. Ну, может, в бытовых вопросах чуть легче. Но поскольку в творчестве ты сталкиваешься с вопросами какого-то космического характера и масштаба, глобально пол значения не имеет.

— Можно ли говорить о каких-то трендах, направлениях в современном российском кино, на ваш взгляд?

— Я не анализирую, я же не кинокритик. Это у них — то «новая женская волна», то «чернуха», то «безысходность»... А я не вижу трендов. Зато я наконец вижу похожего на человека героя в авторском кино. Появляются живые люди и нормально рассказанные истории, что меня очень радует. Например, в «Аритмии» Хлебникова, победившей в этом году на «Кинотавре», — абсолютно узнаваемый типаж.

Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое нового российского кино

Жакет и юбка, Sportmax; серьги Margarita, Damiani; туфли, Dior

— Сколько времени в российском кино героя не было?

— Долгое время считалось, что после Данилы Багрова в «Брате» ярких героев у нас на экране не появлялось. А после «Кинотавра» этого года у меня ощущение, что вот он среди нас, этот герой. Он не должен обладать какими-то особыми качествами, он самый обычный человек. У Хлебникова — это простой врач скорой помощи.

— Что делает вас счастливой?

— Хороший вопрос. Наверное, невозможно быть абсолютно счастливой, потому что всегда кажется, что чего-то не хватает. Идеальное счастье — это когда у тебя всё хорошо и внутри, и снаружи, впрочем, это взаимосвязано. Когда ты можешь создавать свои миры иллюзий и при этом уверенно стоять на двух ногах на земле. В реальной жизни быть счастливой гораздо сложнее, чем в иллюзорной. Но когда работаешь в кино, есть опасность стирания грани между ними. Ты вроде ходишь по улицам, ездишь в машине, но мысли твои с героями, и в какой-то момент начинает казаться, что это живые люди. Ты проговариваешь за них тексты, пытаешься жить их жизнью, представить себе, как они себя поведут. То есть внутри тебя живут какие-то другие люди. И это отражается на реальной жизни: получилась удачная сцена — вау! — и ты счастлив.

Анна Меликян — о мистике творчества, жизни в сети и герое нового российского кино

Топ, Max&Co.; серьги и кольцо Margarita, Damiani

— Как вы, глядя на актера, понимаете, что это ваш актер, что это его роль?

— А вот как влюбляешься? Замечаешь человека — и что-то чувствуешь. Иногда сразу, иногда по прошествии времени. С кастингом так же. Бывает, вошел он или она вошла — и ты понимаешь, что этот человек тебе и нужен. Меня порой спрашивают — ну вот что ты нашла в этой актрисе или актере? А я не могу объяснить, просто чувствую так, и всё. Потому что любое нормальное кино субъективно.

— То есть вы интуитивный человек?

— Абсолютно. Все решения я принимаю на уровне интуиции. Если решаю что-то мозгом, потом все равно прислушиваюсь к интуиции, проверяю. А если принимаю решение интуитивно, мозгом потом уже не проверяю, потому что знаю, что оно верное.

— Как вам удалось привлечь Джона Малковича в последний фильм?

— Благодаря Ингеборге Дапкунайте, которая дружит с ним много лет. Это исключительно ее доброта, без нее у нас точно его не было бы.

— Какие впечатления у вас остались от общения с ним? Что он за человек, Джон Малкович?

— Невероятные, прекрасные впечатления. Он суперпрофессионал, безгранично талантливый, умный и тонкий актер. Мужественный, благородный, скромный, красивейший человек!

— А что такое красота в вашем понимании?

— Все эти эпитеты, которые я перечислила. Красота — что-то более объемное, чем внешность. Жадный, злой, завистливый человек для меня некрасив.

— В каких местах земли вам особенно хорошо?

— Мы с вами в этом месте находимся.

— В Москве?

— Да. И не потому, что я получила приз мэра. (Смеется.) Теперь каждый раз, объясняясь в любви к Москве, думаю: так, сейчас все скажут, что это я специально после приза. Но я и раньше в интервью говорила, как люблю этот город. Я как-то сразу это почувствовала, когда сюда приехала. У меня было ощущение, что я здесь уже жила. Очень скучаю, когда уезжаю. Писать я могу только в Москве. Пыталась в других местах — ничего не получается. По какой-то причине жуткая энергия этого города, со всеми его проблемами, которые можно даже не перечислять, мне подходит. Творчество у меня случается только в Москве. Ну и вообще, я здесь живу, и всё прекрасное у меня связано с этим городом.

Детали
12Storeez: https://12storeez.com/
Damiani: Столешников пер., 11, тел.: +7 (495) 926-85-56
IWC Schaffhausen: ул. Петровка, 5, тел..: +7 (495) 660-18-68, http://www.iwc.com/ru/
Dior: Красная пл., 3, тел.: +7 (495) 777-75-24
Max&Co.: ГУМ, Красная пл., 3, тел.: +7 (495) 620-32-55
Sportmax: ГУМ, Красная пл., 3, тел.: +7 (495) 620-31-60

 

 

 

Инна Логунова для раздела «Культура», опубликовано: 15 августа 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Авто с Яном Коомансом. Салон во Франкфурте: главные хиты IAA 2017
Вся правда о Valmont: глицерин за 4 евро и запуск ароматов в следующем году
Переоценка ценностей: что мы знаем о Томе Харди
«Маленькие трагедии» Кирилла Серебренникова: от Пушкина до Хаски
#postatravelnotes Дарья Михалкова об идеальных выходных в Барселоне и о «спортивной» Андорре
Джереми Айронс: испытание на прочность

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.