Women in Power: балерина и основатель Ballet Insider Алиса Асланова

 
Татьяна Сабуренкова
Об авторе Все статьи автора
Татьяна Сабуренкова

— основатель и главный редактор Интернет-журнала о качестве жизни Posta-Magazine


Серьезные выступления, огромные нагрузки, аплодисменты, любимое дело всей жизни... Всего этого у нашей героини было предостаточно. Историй звезд балета очень много, но ее — особенная.

 
 
Women in Power: балерина и основатель Ballet Insider  Алиса ...

На Алисе: боди из гипюра стретч Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами — J-Point Jewellery, юбка-шопенка — собственность балерины

Фото: Jan Coomans
Стиль: Арина Ломтева
Make-up: Орнелла Султанова & Фен Dry Bar
Прическа: Ольга Федотова & Фен Dry Bar

Благодарим школу современных танцев и хореографии The Dome
за помощь в организации съемки.

Век балерины

не так уж долог. Лет в 25 ты обязательно должен состояться. Либо ты суперзвезда, либо — просто очень хороший артист. Суперзвездой балета наша героиня и колумнист Posta-Magazine Алиса Асланова не стала, но сдаваться — точно не в ее характере.

Совсем недавно она завершила карьеру в Кремлевском балете. Что делать после этого? Финансовых сбережений явно не может быть достаточно «на всю оставшуюся жизнь». Гениальная мысль осенила ее вовремя: в стране нет ни одного вменяемого сайта о балете, ни одного! Так почему бы его не создать? Но это не история еще одного digital СМИ, который делает не профессионал. Таких у нас полно. Алиса привыкла все делать на 5 с плюсом. Поэтому и отучилась на журфаке МГУ, чтобы потом иметь право говорить: «Да, в журналистике я реально разбираюсь, качественный проект сделать могу, приступаем!». Глядя на мою очаровательную и одновременно очень сильную собеседницу, я понимаю — впереди у Аслановой огромный успех, ведь на меньшее люди с таким характером не согласны.

Татьяна Сабуренкова: Как случилось, что ты профессионально занималась балетом и при этом ты — журналист? Это редкость.

Алиса Асланова: Как обычно, все решают знакомства и друзья. Много лет назад я познакомилась со своими нынешними друзьями, я тогда училась в обычном балетном институте на педагога. В институте у меня возникли некие сложности, в связи с которыми я начала думать об учебе в новом месте. Друзья предложили мне попробовать поступить на журфак МГУ: мне это казалось чем-то недосягаемым, и я вовсе себя не позиционировала как журналиста. Тем не менее я решила попробовать: на вступительном экзамене написала сочинение о том, что хотела бы создать балетную группу, в которой соединяла бы людей по их интересам, и рассказала в нем многое о «внутренней жизни» балета. Сочинение получило высокий бал, хотя собеседование я провалила: я ничего не знала на тот момент, например, о структуре и работе газет. Я попала в новый мир, и только на третьем курсе, когда я, наконец, пересдала всю разницу предметов, я поняла, что это, наверное, не зря, и нужно использовать этот шанс. Я была в Италии на гастролях и именно там мне пришла идея создать Ballet Insider.

— Хобби стало бизнесом?

— Это изначально не было хобби, мы с первого дня отнеслись серьезно, на все 100. Мы все профессионалы: я молодой журналист, но меня окружают люди, которые в этом давно. Мы создавали этот проект втроем с Октавией Колт и Кариной Амангалиевой. Ведущий солист Кремлевского балета Даниил Росланов занимался разработкой сайта — это уже немного его вторая профессия. Большую роль в журнале играют ведущий солист Большого театра Игорь Цвирко и в прошлом балерина Станиславского Карина Житкова. Все люди у нас — «околобалетные», чаще они и танцуют. Балет — такая профессия, которая заставляет думать о будущем. Она травматична — много рисков, и карьера недолгая.

На Алисе: шелковое платье с кружевом Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами, J-Point Jewellery, юбка-шопенка — собственность балерины

На Алисе: шелковое платье с кружевом Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами, J-Point Jewellery, юбка-шопенка — собственность балерины

— И зачем ты выбрала такой «опасный» вид?

— Вся моя балетная жизнь связана с мамой: в детстве она отдала меня в танцевальную студию. Я была подвижная, любила быть на сцене... Потом ей посоветовали отдать меня в Ташкентское хореографическое училище, и ради меня она переехала туда из Самарканда. Могу честно сказать: мама посвятила мне всю свою жизнь. Я бы, наверное, так не смогла. В Ташкенте мой рост закончился в 5-м классе: был спад, так как уехал мой педагог, и я понимала — чтобы развиваться дальше, мне нужно уезжать. И мама снова все бросила, ради меня переехала в Россию.

— Мама реально верила в тебя?

— И до сих пор верит. Надеюсь, в какой-то степени я оправдала ее ожидания. Мы приехали в Россию и сначала я попала — в 15 лет — не в очень хорошую балетную школу, потом я перешла в московское училище под руководством Владимира Захарова, которое и окончила. У меня был прекрасный педагог Наталья Владимировна Пермякова. Но то, что я состоялась как балерина, — это заслуга мамы. Больше скажу: в балетной профессии все зависит от того, кто твои папа, мама и бабушка. Это посвященные ребенку жизни. Балет не подразумевает, что ребенок придет и будет делать что-то дома. Нет никакой деятельности вне балета. Балетный ребенок начинает занятия в 8 утра и заканчивает в 6 вечера. Он в движении и приходит домой, выжатый как лимон. Часто после шести занимаются дополнительно: растягиваются, крутятся. Сложно быть родителем такого ребенка.

— Это можно сравнить с детьми-теннисистами?

— Конечно. Абсолютно. Все отдается ребенку. И дай Бог, чтобы ребенок это ценил и оправдал надежды.

— Часто бывает, что родители вкладываются, а ребенок это способен оценить только гораздо позже. Когда ты поняла, что на тебя «поставили», что мама пошла на жертву?

— Я поняла это, когда мы переехали в Россию и на какое-то время расстались. Она с бабулей временно переехала в область, и я осталась одна. И я поняла, что каждодневный мой выбор — сделать так, чтобы мы снова могли себе позволить жить вместе. Я чувствовала, что просто не имею права ходить на дискотеки или развлекаться: я должна была заниматься, нам надо было выжить. Мне было 15, я была типичным подростком, но мне даже не хотелось развлечься: было очевидно, что мама и бабушка где-то без жилья. Я резко повзрослела. С этого момента я развивалась, росла, были, конечно, разные периоды — хотя я не была сложным подростком — и, наверное, маму я расстраивала и расстраиваю ее сейчас иногда. Но я на сто процентов понимаю ее вклад в мою жизнь и стараюсь проявлять свою любовь.

— В твоей профессии — что такое успех? В Голливуде есть «Оскар», например. Что в балете считается главным показателем успеха?

— Когда я выпустилась, то попала в Кремль — это третий театр в Москве. Это уже своеобразный успех. Тем не менее, я никогда не строила иллюзий на свой счет. Я небольшого роста — это сразу ставит рамки на мой репертуар. В России с этим строго: если ты невысокий, ты никогда, например, не станцуешь «Лебединое озеро».

— Что для балета небольшой рост?

Мой — 157, это очень мало. Если бы я родилась лет 40-50 назад, было бы неплохо. Сейчас поменялся формат, балерина должна быть универсальной и ростом хотя бы 164, это средний хороший рост. И я просто делала свою работу хорошо. Я ездила на конкурсы, у меня была хорошая поддержка со стороны художественного руководителя Андрея Борисовича Петрова, он давал мне партии, и я много танцевала в Кремлевском театре. За шесть лет работы я стала ведущим мастером сцены — это высшая планка, которую я могла достичь. Я достигла своего максимума и, почувствовав, что не развиваюсь, решила идти в другом направлении. Единственное, не станцевала балет, который очень хотела, — «Спящая красавица», но ждать, пока до меня дойдет очередь, я не хочу.

— Получается, ты ушла из профессии раньше времени?

— Да, в феврале я приняла это решение. Простилась с театром любимым балетом «Снегурочка», это был самый сложный день в моей театральной жизни. Вживую вырываешь сердце у себя, у близких, у друзей. Было прощание со сценой и с артистами расставание. Тяжело танцевать с такими эмоциями.

На Алисе: шелковое платье Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами J-Point Jewellery

На Алисе: шелковое платье Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами J-Point Jewellery

— Как ты решилась на журналистский старт-ап?

— Я уверена в том, что сайт Ballet Insider сегодня очень нужен. Аналогов просто нет.

— Как строится финансовая составляющая балета? В теннисе, в футболе, в актерстве — это гонорарная история. А в балете — премии?

— Это обычная зарплата 10-го числа каждого месяца, как у государственных работников, и 25-го — премия, зависящая, что ты танцевал, на какой ты ступени. Если ты станцевал три балета и из них один ведущий, а два — что-то сольное, то все рассчитывается от уровня «палок». Ведущая партия в балете — это 100 палок. Сольная — уже 80. Все суммируется...

— Публика знает единицы из тех, кто занимается балетом. 10-15 имен... Счастливая звезда? Правильное время и место?

— Если ты оказался в самом лучшем училище с детства. И сразу в Большом театре, желательно, уже заявив о себе на последнем курсе, — это идеальная ситуация. Дальше в твоей карьере начинаются разные аспекты: равнозначны и везение, и работа (балетный человек не выживет даже в кордебалете, не умея работать, если каждый день не приходить в класс — сразу уходит форма). Плюс нужны страстность и фанатизм, чтобы всегда лучше, чем час назад, всегда гореть. Тогда есть результат... Удача, везение, работоспособность и талант, может не хватать физических данных, но если есть харизма — у человека все получится. И мозги.

На Алисе: гипюровый комбинезон, шелковое платье с кружевом — Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами J-Point Jewellery, туфли Christian Louboutin

На Алисе: гипюровый комбинезон, шелковое платье с кружевом — Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами J-Point Jewellery, туфли Christian Louboutin

— Для чего мозги? Делать выбор?

— Делать выбор. Анализировать ситуацию. Адекватно себя воспринимать. Мы все артисты — тщеславны, это нормально для профессии, но тщеславие и самолюбие — это разные вещи. Ты должна быть примой, но приходить в зал. Как говорит Ирина Винер, «чем выше ты поднимаешься, тем ниже должны быть твои глаза». Это очень верно для нашей профессии.

— Ты сказала, что нужно попасть в Большой. А в Мариинском?

— Я говорила о Москве, Мариинский — безусловно тоже. Он уникальный, я люблю его очень.

— Что бы ты посоветовала родителям, которые, как твоя мама, видят у ребенка данные — как понять, стоит ли вкладывать в ребенка или нет?

— На сто процентов это невозможно — ребенок меняется, в переходном возрасте он может поправиться, например. Но совет есть: надо отдать ребенка в художественную гимнастику, он будет так растянут, что ему это будет помогать всю жизнь. В 10 лет — поздно, в 5-6 — самое время. И в музыкальную студию. Чтобы с детства ребенок слушал и чувствовал ритм. Это приведет к правильной танцевальности. А дальше — «всего лишь» посвятить свою жизнь ребенку.

— Люди в России гордятся балетом, многие считают, что это одно из немногих наших достижений, в котором мы до сих пор лидеры. Все «упустили», а балет держим. Почему это так?

— Знаешь, мне кажется, русская душа понимает культуру танца как никто. Всей масштабностью русской души наш человек чувствует танец, и в русских балеринах есть какое-то уникальное чувство танца, несмотря на то что мы в технике даже уже отстаем. Яркий представитель такого необыкновенного танца — Диана Вишнева. Эта балерина — в первую очередь актриса, она создает такие грани своих образов... Поэтому она просто поп-звезда сейчас. Или такой феномен, как Светлана Захарова. Это женщина, которая на сто процентов родилась для балета, и это счастье, что судьба направила ее в это искусство. Уникальные данные: идеальные ноги, идеальный подъем. Идеально все для балета. И Николай Цискаридзе такой же был: когда балетные люди на это смотрят, они испытывают эстетический экстаз! Это как Брэд Питт и Анджелина Джоли!

Но, в принципе, сейчас много новых имен. Ольга Смирнова, например, — мне очень нравится ее одухотворенность. Ее называют холодноватой, но для меня это просто определенная эстетика танца, она из Питера, из Вагановской академии, у нее тонкое понимание структуры танца. А из зарубежных звезд? Если немного вспомнить о прошлом, то такой звездой была Сильви Гиллем. Когда она танцевала — моргать не хотелось. Она на всю жизнь останется в истории балета. Если говорить о настоящем... Везде за границей прима-балерины русские. Конечно, есть какие-то уникальные случаи... Была в «Ковент-Гардене» Тамара Роха, сейчас она уже руководитель English National Ballet. Еще мне нравилась Алина Кожокару, тоже прима-балерина «Ковент-Гардена» в Лондоне. Наверное, мне вообще нравится этот театр. Там есть свои устоявшиеся традиции.

На Алисе: шелковое платье с кружевом Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами, J-Point Jewellery, юбка-шопенка — собственность балерины

— С точки зрения бизнеса, для русской балерины выгоднее остаться в России или танцевать за рубежом?

— Самый лучший вариант, как у Дианы Вишневой, — быть примой Мариинки и быть приглашенной почти везде, не считая гала-концертов. Гала-концерты оплачиваются выше, чем спектакли в театре, так устроена система.

— Театр — прекрасен, но вокруг этого искусства — масса стереотипов, сплетен, слухов. Как попасть, как пробиться. Много негатива о светлом виде искусства. С чем это связано и что из этого — правда?

— Любой негатив в балете случается потому, что это вакуум. Театр — огромная банка людей, которые поглощены одним и тем же делом, и они больше ничем не живут. Это в своем роде сумасшествие, когда ты с утра до вечера занят только балетом. Потому либо зависть, либо попытка абстрагироваться... Есть и хорошее, и плохое. Человек, фокусирующийся на плохом, видит только плохое, и наоборот. Зависть? Пагубное чувство, приводящее к поступкам, о которых не хочется говорить. Плюс жажда денег — особенно в наше время. Все из шаблонов сшитое... Или отношения с богатыми мужчинами ненужные, которые приводят к катастрофам... Я думаю, что ситуация у нас такая же, как и в любой и другой закрытой структуре. Да, в балете есть свои странные люди, но при этом надо понимать — в 25-30 лет ты просто обязан состояться. Либо — конец. И каждый в меру своих сил и принципов пробивается.

— Есть много художественных фильмов про балет, в том числе с Натали Портман. Профессионалы это кино смотрят, наверное, смеясь и изучая ошибки?

— Как главный редактор Ballet Insider я довольна этим кино, потому что оно популяризирует балет. «Черный лебедь» снят интересно, красиво, Портман прекрасна, отличная постановочная часть и режиссура. Это привлекает зрителя — и люди идут на балет. С точки зрения балерины тяжело это смотреть: мы не сходим с ума, не подкладываем стекла в платья. Это все чересчур. У нас нет раздвоения личности, хотя во время подготовки к «Жизель» ты об этом думаешь. Но фильм — прекрасный: он привлекает к нашему искусству куда более широкую аудиторию. Начались фотосессии с макияжем black swan и пачками, модная индустрия откликнулась.

— Тем, кто только начинает интересоваться балетом, какие сцены помимо российских ты бы посоветовала?

— Милан — это La Scala, особенно если приехала Светлана Захарова, в Венской опере очень хороший балет и хорошие постановки Рудольфа Нуриева, прекрасный оркестр. ABT в Нью-Йорке — там очень много русских, там работа сезонами. Нашумевшая балерина Мисти Коупленд будет интересна всем любителям балета, она мощная в плане энергетики, настоящая американка, добьется своего — и это есть в ее танце. В Лондоне это королевский «Ковент-Гарден», там наша Наташа Осипова сейчас. В Париже — Парижская опера. В Берлине — Семионова Полина танцует, ее тоже стоит увидеть.

— Если говорить о тебе не как о профессионале, а как о женщине. Идеальные выходные для тебя — теперь, когда не нужно ежедневно тренироваться, — чем ты занимаешься?

— Когда я ушла из театра, времени у меня не появилось, а стало в три раза меньше. Я все делала вечерами и ночами, совмещая с основной работой, все съемки — в выходные. Потом я поняла, что нужен хотя бы один выходной: теперь я один день высыпаюсь, встаю в 10, готовлю завтрак себе и молодому человеку. Я редко могу готовить — но когда могу, люблю. Я навещаю друзей... Шопинг — всегда не специальный, подгадывать коллекции в Милане — это пока не про меня, хотя, возможно, я к этому приду. Люблю украшения и косметику.

— В плане питания что ты посоветуешь вечно худеющим? Понятно, что лучший балетный секрет — «не жрать», но, может, у тебя есть для нас какие-то новости в этом плане?

— Не есть — плохо, хотя балетные этим и балуются. Замедляется метаболизм. Просто иногда утром не поел, днем не поел, так как тяжело репетировать, а потом кушаешь вечером. Это один раз в день. Балетные едят мясо, чтобы были силы, белок — сыр, например. И многие сладкоежки: шоколад есть почти у всех, это быстрый способ восстановить силы. Когда много работаешь, не набираешь.

— Людям, не занимающимся балетом, интересно: как у балерин обстоят дела с качеством кожи? Даже у моделей бывают проблемы из-за грима, а у вас он еще плотнее, кажется?

— У нас же начало расцвета — 24 года, до 30 нужно заявить о себе. Что касается состояния кожи, то все индивидуально. Самые красивые в этом смысле — гимнастки. Они уходят из профессии совсем молодыми, в 24 уже заканчивают, поэтому вот они — всегда выглядят идеальными. У нас главная проблема — это обезвоживание. Может быть сухая кожа, так как нагрузки высокие, грим... Но все балетные выглядят хорошо, моложе на десятилетия. Я думаю это из-за того, что ты стареешь, когда расслабляешься мозгами, а балерина даже в 40 целеустремленная, у нас у всех есть стержень.

— Человек из балета — существо очень дисциплинированное. Такая собранность — это приходит или есть в характере изначально?

— В какой-то степени это воспитывается в училище, это же такая армия, очень сложная жизнь, и если в тебе есть хоть капля характера, ты не позволишь себе плохо заниматься или быть неопрятным. Там закладывается характер, ведь уже начинается конкуренция: там все еще хуже, так как дети не могут анализировать и просто хотят быть лучше другого. Ты не умеешь еще сказать, что хочешь быть «лучше себя», ты хочешь ребенком быть лучше других и стоять в центре. Стараешься и учишься на пятерки.

На Алисе: платье из кружева Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами J-Point Jewellery

На Алисе: платье из кружева Maison Esve, каффа из белого золота с бриллиантами, кольца из черненого серебра с бриллиантами J-Point Jewellery

— Есть стереотип: люди, которые долго в одной профессии, упускают что-то важное в другом — может, меньше читают, не смотрят кино... Ты согласна?

— Это нормально. У меня есть пробелы: я с 16 до 19 лет вообще не была в социуме, я сидела в балетном зале, ездила по конкурсам. Я всегда читала — это быть путь к образованию, чтение было моим отдыхом, это привила мне моя мама. Чтение — путь наверх. Но кино — я не знала ничего, никаких адресов, никакого знания Москвы... И когда попала в театр, вливаться было тяжело. Журфак, конечно, многое изменил.

— Как ты относишься к соцсетям? Как считаешь, у каждой балерины должен быть активный Инстаграм?

—  Инстаграм должен быть, Facebook — это рычаги твоей карьеры, это помогает людям тебя увидеть. Можно создать определенный образ, важно общение с аудиторией, от этого, грубо говоря, зависит и твой гонорар. Нужно уделять этому большое внимание.

— Многие считают так: женщина в балете — это квинтэссенция женственного и прекрасного, а мужчина — это противоречивое восприятие, это немужская профессия и т.д. Масса стереотипов. По твоему мнению, мужчина в балете может быть мужественным?

— Что такое мужественность в наш век? В том, чтобы запрещать что-то своей женщине? Стучать по столу? Быть «качком»? Нет, это не про артиста балета. Его мужественность в том, что он галантен, он уважает женщину, он считается с ее свободой и выбором, балетный человек может и зарабатывать сегодня, если он звезда. Поэтому для меня мужчины в балете — это люди очень культурные как минимум, интеллигентные, правильно понимающие, им не надо объяснять ничего про себя. Это иллюзия, что балерина — это олицетворение женственности. У всего есть обратная сторона.

— Давай тогда важный вопрос, на котором многие «срезаются». Ты бы лично хотела, чтобы твой ребенок пошел в балет?

— Нет. Но это мое желание. И когда у меня будет ребенок, я ему позволю делать выбор с самого начала. Он сам придет. Не думаю, что он станет балетным, в этом надо существовать, а он уже не будет жить за кулисами, хотя... (Улыбается) Я мечтала бы, чтобы было уделено больше времени интеллектуальному развитию. Мне кажется, что важно изучать музыку — развивает очень. Гимнастика, но не художественная, там сильно ломают.

— Ты могла бы преподавать?

— Я могу еще этим заняться, но у меня всегда был пунктик: я не буду педагогом у детей. Потому что мой педагог в училище — это тот, на ком висело то, как моя жизнь сложится потом. От тебя зависит, станет ребенок успешным или нет. И в технике, и в психологическом подходе. Возможно, он — учитель — уничтожит твой талант. Такая ответственность не для меня. Мне нравятся репетиторы в балетном театре, которые готовят партию, это такое сотворчество с развитым человеком. А взять под крыло несформировавшийся организм и психологию — для этого надо быть рожденным.

Women In Power: балерина и основатель Ballet Insider Алиса Асланова

— Насколько в отношениях между мужчиной и женщиной то, что ты нереально дисциплинированный человек, становится плюсом или минусом?

— Строить нормальные отношения с небалетным человеком очень тяжело. Человек должен быть так же занят, чтобы у него не было времени думать, что на него нет времени. Это должен быть человек очень понимающий, потому что много стоит на кону каждый день. Плюс нужно понимать, что человек, попавший в балет, — наркоман, он не может это бросить. А спектакль — это психологическая нагрузка, после него ты не можешь болтать о футболе. Это разные миры. И важен общий менталитет, общие интересы, понимание, доверие и безусловное уважение. Если это есть, то, возможно, что-то получится. Я сама — ужасно занятая, мне всегда нелегко регулировать личные отношения, чтобы все получали удовольствие от жизни.

— К Николаю Цискаридзе, которого ты упоминала, у публики — не у профессионалов — отношение противоречивое. Захарова нравится всем, а Цискаридзе — персонаж, вызывающий либо восторг, либо полное неприятие.

— Он уникальный и талантливейший танцовщик, это потеря для Москвы. Ведь он представитель именно московской школы. Хотя, конечно, универсал. Сейчас все немного перевернулось с ног на голову: Цискаридзе из Москвы попал в Вагановскую академию, Махар Вазиев, который был в Питере, теперь художественный руководитель в Большом. Мое отношение к Цискаридзе — безмерное уважение как к танцовщику и как к человеку, который не боялся говорить важные вещи, он всегда создавал повестку дня и не отмалчивался. Кто-то этого, конечно, не понимает. Он гениальный и этого не стесняется, классно, что самоощущение совпадает с действительностью.

— Поговорим о мечте? К чему ты сейчас стремишься?

— Главная для меня цель — не изменять себе, хранить свой стержень. Хочется остаться такой же со своими близкими — от этого зависит все. И, конечно же, хочется социального и финансового благополучия. Хочу устроить жизнь своей мамы, хочу работать, развиваться в своей новой профессии, успеть то, на что не было времени раньше.

Women In Power: балерина и основатель Ballet Insider Алиса Асланова

Фото: Octavia Kolt

Детали от Posta-Magazine

Студия современного танца и хореографии The Dome: www.dance-dome.ru
J-Point Jewellery: www.jpoint-jewellery.com
Maison Esve: www.maisonesve.com
Christian Louboutin: ЦУМ, ул. Петровка, 2, тел.: +7 (495) 721 80 86
Фен Dry Bar: www.fendrybar.ru

 

 

 

Татьяна Сабуренкова для раздела «Women in Power», отправлено: 18 июля 2016

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Тренд сезона: новый Ренессанс с актрисой «Гоголь-центра» Александрой Ревенко © Арина Ломтева
Эксклюзив: интервью с экспертами аукционного дома Christie’s Сарой Мэнсфилд и Хелен Калвер-Смит © Арина Холод
Идеальная косметичка: 6 эффективных средств anti-age для зимы © Анастасия Зарипова
Фитнес: самые интересные «фишки» московских спорт-клубов © Алексей Василенко
Новый год. Идея на каникулы: Южный Тироль — лыжи, «розовые горы» и многое другое © Влада Покровская
Women in Power: основательница PROyachting Екатерина Скудина — об умении принимать решения © Юлия Киселева

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.