World Travel с Татьяной Шевченко: Grand Hotel a Villa Feltrinelli

 
Татьяна Шевченко
Об авторе Все статьи автора
Татьяна Шевченко

— владелица туристической компании World Adventures, со-владелица PR агентства La Bibliotheque


СПА для ума и души — так называют «Виллу Фельтринелли» ее хозяева.

 
 
World Travel с Татьяной Шевченко: Grand Hotel a Villa Feltri...

Окунитесь в атмосферу покоя,

неги и роскоши на элегантной вилле XIX века.

В Москве стоят морозы, для меня долгожданные, так как в окне офиса я вижу Солнце. Готовлюсь к интересной встрече. Наша постоянная гостья (не могу называть клиентами гостей World Adventures, многие из них стали и моими друзьями, и друзьями Спиридоновки), которая много путешествует, обладает прекрасным вкусом, знаток art-de-vivre, поставила мне задачу — найти место для 100% красивого, стильного празднования Дня рождения в начале июня. Я не могу ошибиться. Размышляю, щурясь, смотрю на солнце и ... вспоминаю, как также щурилась, сидя у церкви Сан-Лоренцо в Милане, прося у солнца пощады.

...Конец июля, удушающая жара, палящее солнце. Не вдохновила даже увиденная древняя мозаика. Не могла представить себе, как переживу эту ночь в Милане, утром должна была двинуться к конечной цели поездки — к «Аиде» в Arena di Verona. Набираю номер друга, генерального менеджера самого-самого модного, нового отеля в Милане — мы знакомы давно и я восхищаюсь его профессиональным ростом. Он мог многое, даже в эту жару одним своим видом он умудрялся распространять вокруг себя ощущение прохлады, чистоты и лоска. Гудки, и, наконец, слышу оптимистичное «Buon giorno». «Я ценю твое гостеприимство, этот отель действительно уникален, и не только потому, что ты работаешь в нем. Но сейчас я разговариваю с тобой, как с другом: хочу уехать из Милана в течение часа. На пути в Верону остановиться там, где начну дышать», — говорю я ему, слыша в ответ: «Ты понимаешь, что сегодня — пятница, вечер? И при таких погодных условиях весь Милан выезжает». «Ты можешь все». Пауза. «Перезвоню».

Звонка я ждала удивительно долго. Вернулась в отельную прохладу, в центре лобби я встречаю ожидающего меня «моего» генерального менеджера. Наш диалог:

— Не хочу замечать твоего недовольного вида. Я сделал, действительно, невозможное. Ты будешь ужинать в месте, которое надолго запомнится тебе, и ты туда вернешься. Даже мне было это сделать очень сложно. Заинтриговал твоей репутацией строгого ценителя красоты и сервиса в мире топ-отелей.

— Поужинать? Я хотела переночевать.

— Там, куда ты отправляешься, даже поужинать — это уникальная возможность. Я перебронировал твой отель в Вероне.

Не понимая, куда меня отправляют, сажусь в машину: нужно покинуть Милан до пробок.

... Сюда правильно приехать к вечеру. Упереться в ажурные cancello — ворота шириной в один «Мерседес», удивиться, прочитав в свете фар и напрягая зрение «Grand Hotel a Villa Feltrinelli» на медной «докторской» табличке. И когда ворота бесшумно разъедутся, въехать в спящий в лунном свете сад. Отпустить водителя. Глубоко вдыхать ароматы. Слушать тишину. Медленно идти по хрустящей гравием дорожке на свет одинокой свечи. Оказаться за столом под магнолией, роняющей лепестки. Тихо переговариваться с официантом, вдруг выступившим из садовой тьмы. Почувствовать впереди дыхание бездны, дружественной и теплой. Понимать: оно там. Озеро, самое большое в Италии. И вдруг ощутить себя на краю. Вдруг почувствовать: время остановилось. Вдруг понять: это же самое чувство полноты жизни и покоя испытывали здесь до тебя самые разные, в том числе делавшие историю люди. Это чувство можно теперь испытать снова и снова. Оно нам подарено навсегда. Пока плещет озеро Гарда. И пока на ее берегу у местечка Гарньяно стоит «Вилла Фельтринелли».

Я глубоко вдохнула ночную свежесть озера. Я села на ступеньки виллы, на каждой из которых азиатской внешности юноша зажигал свечи. И я поняла, что просто так отсюда не уеду. Ко мне приближаются, по поступи я понимаю, что это самый главный человек виллы — Маркус Одерматт.

— Здравствуйте, Татьяна. Вы для нас — очень ценный гость.

Я мысленно благодарю своего друга. Забегая вперед, скажу, что WA была одной из первых русских компаний, которые начали сотрудничать с этим чудом. Долгое время я хранила эту находку для «своих» — понимающих.

— Если я таковым являюсь, позвольте мне встретить здесь рассвет.

— При всем моем уважении к вам, у нас нет ни одного свободного места. Если только не произойдет чудо и вы — не волшебница.

Каково же было мое удивление, когда во время вкушения ужина и прохлады я вновь увидела перед собой г-на Одерматта.

— А вы, действительно, волшебница. Или даже колдунья. Только что произошла аннуляция ночи. Наш постоянный миланский гость, который проводит здесь выходные, не может проехать из-за невероятной пробки при выезде из города. Произошла авария. Все возвращаются в город. Так что его вилла в вашем распоряжении до 12 часов утра...

Я тихо улыбнулась.

Итак. «Вилла Фельтринелли» — пристанище самых беспокойных людей двадцатого века, в веке двадцать первом стала гранд-отелем, точнее сказать — замечательной дачей, всего комнат на двадцать. Потому что покой и красота, в конце концов, побеждают хаос и суету.

Здесь хорошо заснуть, еще лучше — проснуться. Всегда будет солнце. И синева во всех окнах, со всех террас и балконов. Ощущение океанского побережья. Тяжелая вода. Теплый ветер, надувающий цветные паруса, словно расставленные по озерной глади. Зелень берегов на фоне далеких альпийских снегов. Попросить накрыть завтрак на борту 16-метровой отельной яхты La Contessa (она похожа на какой-нибудь Mississippi jazz boat, пароходик времен расцвета джаза 20-х годов, но при этом — одновременно словно «выплывший» из романа «Великий Гэтсби»). И уплыть. Отплывать-приплывать — всегда правильное решение, хотя бы потому, что «Виллу Фельтринелли» со всеми спрятанными в парке постройками можно разглядеть только с воды. Эти и другие милые подробности помогают понять, почему, скажем, пресса пишeт: «рай на земле находится на западном берегу озера Гарда», и что стоит за определением «the smallest and the most luxuriuos hotel in Europe» в отношении виллы. Ведь и роскоши как таковой здесь предостаточно.

Роскошь

На в общей сложности 21-у комнату приходится 20 фресок, 70 замечательных образцов антикварной мебели; винный подвал в тысячу драгоценных бутылок; ресторан, кухня которого заслужила репутацию лучшей на Гарде; ванные комнаты невиданных в Европе размеров с ванными, вырезанными, как скульптуры, из цельного куска каррарского мрамора; 8 акров «фруктового леса», где дикорастущие лимонные и мандариновые деревья перемежаются с оливами, кипарисами, магнолиями и древними дубами; длинный и всегда теплый бассейн, выложенный балинезийскими камнями; прекрасная библиотека с коллекцией библиографических редкостей. А 35 млн долларов, потраченные на реставрацию Робертом Бернсом, не шотландским поэтом, а основателем Regent International Hotels, позволяют с невыразимым изяществом и удобствами сочетать антиквариат и high tech.

У каждого из гостей может возникнуть ощущение: это он здесь хозяин. Особенно, если посчастливится жить не в главном доме (где расположены 13 сьютов), а на маленьких виллах, проще сказать, в двухэтажных домиках, где меня и разместили. Каждый из них — и Casa di fiori, и Casa rusica, и La Limonaia — с террасами и патио, хороши сами по себе и по-своему. Но самый вожделенный, конечно, The Boat House на самом берегу, с очагом, гостиной и большим камином, гардеробной и террасой, откуда озеро (в хорошую погоду) видно как на ладони и почти полностью. Г-н Бернс, которому тогда было за семьдесят, придумывал и устраивал здесь все для себя. Когда стоимость ремонта на даче превысила 35 миллионов долларов, он решил остановиться и превратил «дачу» в отель.

East meets west

«Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им не сойтись», — я вынуждена привести эту цитату Киплинга 1892-го года, чтобы сказать: она устарела. Все, что происходит на вилле на берегу Гарды, происходит под знаком фен-шуй, и навеяно идеями о six senses spa. Здесь громкой может быть только тишина. Ее натуральные составляющие: пение птиц, дыхание ветра, плеск волн время от времени очень удачно дополняются шуршанием шин о гравий. Здесь вам дадут проснуться в самый правильный момент полной ясности и радости сознания. Распорядок дня упраздняется, равно как и кормление по часам, как, впрочем, и сами часы. Их нет. Нигде. Все маленькие, якобы дисциплинирующие вашу жизнь табу отменяется. Есть можно где вздумается, когда вздумается и (несмотря на богатство меню), что вздумается. То же касается массажа. Нужно только выбрать где — под магнолией, кипарисом или оливой, на берегу озера или на полу в комнате — вы его желаете в это время суток.

Дело не в том, что здесь на 21 сьют приходится 75 сотрудников. Дело в том, какие они. Эти люди — словно составляющие единого организма, генерирующего покой. Это они своими движениями, тихой и созидательной деятельностью в саду, на кухне, в доме, словно успокаивают пространство: «разглаживают» газоны, «ласкают» полы, стекла и мебель. Но главная их задача — стараться угадывать желания гостей. Именно угадать, чтобы быть ненавязчивым. Ненавязчиво угадать — это вот как. Вынырнешь из всегда теплого бассейна — и обнаружишь приготовленное для тебя полотенце, увидишь столик в тени, на который выставлены сосуды со свежее выжатыми соками и ваза с фруктами. Во время позднего ужина на веранде ресторана официант, заметив, что мне свежо, принес шаль и предложил мне ее, без того, чтобы я его об этом просила. Я была ему благодарна. Я видела, как для поглощенных друг другом молодоженов, возвращающихся с поздней прогулки по саду, расставляли и зажигали «путеводные» свечи, дабы не затруднить последних поисками подходящей тропинки.

«Весь отель — это SPA для ума и души. Мы дарим своим гостям самый ценный в двадцать первом веке подарок: покой», — объяснил мне потом Маркус Одерматт. И я перестала испытывать чувство стыда от того, что не хотела покинуть ранним утром свой домик. Мое dolce far niente украшала коробочка с кнопками. Мне нравилось их перебирать, лежа на спине, глядя то в потолок, то в окна — то на озеро, то на горы. Нажмешь на кнопку — и меняется тихая музыка, неизменно прекрасная, как виды из окон...

Я не жалею, что так замечательно расслабилась. И не жалею, что многое просто забыла спросить и почти ничего вокруг не посмотрела. Я не посетила Лимоне — городок, где компактно, в здравом уме и твердой памяти, проживают самые старые европейские долгожители (продолжительность жизни лимонийцев достигает 130 лет!). Я не видела находящегося по близости Витториале — мемориального имения Габриеле Д’Аннунцио, «гениального до безумия поэта и «военного авантюриста». Я не сплавала на отельной La Сontessa в гости к la contessа Cavazza, графине Кавацца, владелице острова Isola del Garda, с его дворцом и великолепными садами. Я не побывала на «Вилле Фьордализо» (Villа Fiordaliso), где жила Кларетта Петаччи, любовница Дуче, которую время от времени посещали как сам Муссолини, так и дона Ракеле, его жена и мать его детей (последняя, чтобы устраивать сцены ревности). Я так и не узнала, в каком месте виллы Бенито Муссолини исполнял скрипичный концерт Бетховена для своей немецкой охраны, и где же «Джанджи», Джанджакомо Фельтринелли, законный хозяин виллы (которому вилла была возвращена после войны), издатель «Доктора Живаго» и революционер, прятал оружие, предназначенное для беспощадной борьбы с империализмом. Да, нельзя сказать, чтобы «Вилла Фельтринелли» до г-на Бернса была для ее обитателей расслабляющей six senses spa...

В 1958 году владелец виллы — знаменитый «красный барон», потомственный миллионер, издатель «Доктора Живаго» Джанджакомо Фельтринелли писал Пастернаку: «Спасибо вам за „Доктора Живаго“, за все, чему он нас научил. В эти времена обесценивания человеческих ценностей, когда человеческие существа приравниваются к роботам, когда большая часть людей стремится лишь к тому, чтобы уйти от самих себя и решить проблемы своего „я“, торопясь и убивая то, что еще остается от их человеческой чувствительности, „Живаго“ оказался уроком, который нельзя забыть... „Живаго“ всегда поможет мне найти простые и глубокие ценности жизни в тот момент, когда они будут казаться мне окончательно потерянными. С чувством глубокой и нежной дружбы, ваш Джанджакомо Фельтринелли».

Невероятно, но эти же слова Фельтринелли, обращенные к Пастернаку, из времени, когда первый был больше издателем, чем революционером, можно отнести к управляющему отелем — г-ну Одерматту. Если заменить «Доктор Живаго» на «Виллу Фельтринелли», у вас получится послание благодарного гостя своему отельеру, очень похожее на восторженные отзывы о Grand Hotel a Villa Feltrinelli.

Теперь я уверенна в месте для празднования дня рождения нашей гостьи (по секрету скажу — я встречала один из своих именно там и была счастлива). Поезжайте на «Виллу Фельтринелли» отдыхать и читать вслух «Доктора Живаго». Нет занятия приятнее для тела и полезнее — для души.

P.S. Вилла открывает свои двери с конца апреля по октябрь. Бронировать нужно сейчас.

Детали от Posta-Magazine:
www.worldadventures.ru

 

 

 

Татьяна Шевченко для раздела «Путешествие», отправлено: 22 января 2014

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым © Инна Логунова
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera 4S и путь через Швейцарские Альпы © Ян Кооманс
Men in Power: глава российского подразделения международного инвестиционного фонда GEMCORP Capital Альберт Сагирян © Ника Кошар
Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с основателем Silken Favours Вики Мёрдок © Арина Холод
Кино на уикенд: почему надо обязательно посмотреть сериал «Молодой Папа» © Ника Кошар
Beauty Weekend: 7 мест в Москве с быстрым и качественным маникюром © Posta-Magazine

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.