World Travel с Татьяной Шевченко: рецепт привлечения счастья... ищите в Гонконге

 
Татьяна Шевченко
Об авторе Все статьи автора
Татьяна Шевченко

— владелица туристической компании World Adventures, со-владелица PR агентства La Bibliotheque


Наступил Китайский Новый год, 19 февраля пришла по-настоящему Коза-Овечка.

 
 
World Travel с Татьяной Шевченко: рецепт привлечения счастья...

Я не пропустила возможность

помедитировать, загадать желание
при первых воображаемых лучах Солнца.

Мы не в Китае, солнце у нас непредсказуемо: накануне было, но рано утром 19-го, увы. Когда домашние еще досыпали, я, попивая праздничный зеленый чай, вспоминала, что было со мной в эти дни много лет назад: Hong Kong до присоединения к Китаю. Мне очень хотелось тогда увидеть и запомнить его «original». Давно это было, но забыть — невозможно.

Как и природа, жители Поднебесной отмечают Новый год в канун прихода весны. И для китайцев всего мира этот день — это и Рождество, и День благодарения, и новогоднее торжество вместе взятые. Но только в Гонконге праздничное представление разворачивается на фоне небоскребов ростом с Empire State Building, витрин, полных бриллиантов, и самых огромных в мире световых реклам.

Желто-красные львы. Боги, дирижирующие праздничными распродажами. Бритоголовые буддийские монахи, завернутые в оранжевые одежды. Веселые нищие, предприимчивые дети. Святые, покровительствующие скачкам — приезжайте в Гонконг на Новый год, и вы увидите как тысячелетние традиции стимулируют современный бизнес. Потому что красочные новогодние обряды — замечательная психологическая подготовка, четкая установка на успех. Это надо видеть.

Улицы Гонконга всегда, а тем более в канун Нового года, подобны обнаженному отливом океанскому дну. То же богатство красок, то же разнообразие видов, также вовсю кишащая жизнь.

Этот «придонный слой» и есть чудо Гонконга, непредусмотренное проектировщиками небоскребов. Здесь продают все, что производят народы мира — от автомобилей до амулетов. Здесь можно найти любые цветы и цвета, любые запахи, любую еду. И прямо над теменем — заросли рекламных щитов в несколько ярусов, на которых яркие китайские иероглифы оплетены стеблями морской травы. Вот она, картинка будущего человеческой цивилизации: 6 человек на квадратный метр земной поверхности!

Здесь жизнь присутствует как стихия и властно подчиняет себе, расставляя людей самым удобным для дела образом без всякого бизнес-плана. Здесь есть темп, но нет суеты. Здесь люди роятся, не раздражая друг друга. Они текут и текут, как электроны по линиям магнитного поля, их поток равномерен и напорист. Еще за неделю до Нового года мне казалось, что Гонконг и не собирается праздновать самый главный китайский праздник. Туристов приглашали: юный израильский скрипач, негритянский балет из Нью-Йорка, геи и лесбиянки на международный фестиваль видеофильмов, Музей современного искусства на выставку чего-то совсем ультрасовременного из Швейцарии.

Но однажды, выйдя на улицу, я сразу поняла, что назревает нечто необычное.

Дело не в толпе: она была доброжелательна, как всегда. Дело не в буйстве огней — это вызывало уже привычный приток адреналина. Аромат. Новый аромат. Пугливо-нежный, властно-призывный, он заставлял трепетать ноздри, он путал планы, он сбивал с маршрута, он заставлял форсировать толпу, идти на запах. Hong Kong — «Благоухающая гавань», как с древности называют это место на кантонском диалекте — действительно благоухает. Горькой свежестью пахнут многочисленные аптеки, мешки с пряностями источают душистые волны. Сложнее с ресторанными ароматами, которые и переполненный желудок заставят вырабатывать желудочный сок. Оказывается, на свете не существует «китайской кухни», а есть китайские кухни: кантонская, хакка, пекинская, шанхайская, сычуаньская, тайваньская — блюдо какой вы предпочитаете в это время суток?

А кроме китайских есть еще японские, индийские, тайские, вьетнамские, корейские, бирманские, сингапурские и прочая, и прочая, не говоря уже о западноевропейских кухонных ароматах. Остальные запахи, составляющие букет Гонконга, различить под силу, наверное, только гениальному парфюмеру. Но вы обязательно найдете источник растревожившего вас аромата, потому что чем ближе рождение Новой Луны, тем аромат становится навязчивее. Однажды, переплыв на пароме пролив, отделяющий континентальный Гонконг от острова, вы попадете на знаменитый цветочный рынок в Victoria Park. Сюда со всего Гонконга везут самых главных участников новогоднего действа — цветы.

Но сначала вам покажется, что здесь торгуют мандаринами. Этими плодами — крошечными, маленькими, крупными и просто огромными — усыпаны ветки низкорослых мандариновых деревьев, растущих в кадках. Это и есть китайское новогоднее дерево, на котором выросли «золотые монеты». Ведь главный символический подарок в Китае на Новый год — лай си, «деньги удачи» (lucky money): настоящие или шоколадные в золотой обертке монетки кладут в красные конвертики и развешивают на ветках среди мандаринов. Этот символ удачи и вожделенных финансовых успехов украшает каждый китайский дом, независимо от его достатка.

Но удивительный аромат источают не «деньги», которые, как известно, не пахнут, а завернутые в сиреневую бумагу почти фиолетовые ветки персика или даже целые персиковые деревья, покрытые крошечными бутонами, — сиреневые рощи удивительного аромата, «посаженные» в соленую морскую воду, чтобы бутоны не распустились до новогодней ночи. А в новогоднюю ночь фиолетовые, покрытые нежно-сиреневыми цветочками ветки будут дарить друг другу как символ самой преданной любви. И накануне Новой Луны, когда аромат цветущей любви окончательно победит, город накроет новой душистой волной. Это властный, терпкий, призывный запах, прочищающий дыхание, поведет вас по Hollywood Road, где все вверх дном, из дверей выметаются кучи мусора и величественные Будды улыбаются все ярче в умываемых витринах антикварных лавок.

Следуя за бабушкой (девушкой, мужчиной, etc.) с полным фруктов пакетом из супермаркета и нераспустившимися гладиолусами, вы наверняка придете к храму Ман Мо. Войдете и попадете в огненную среду: стены цвета тлеющих углей, огонь, горящий в больших бронзовых чанах перед красным же алтарем, сотни горящих сандаловых палочек. С перекладин под крышей рядами свисают огромные конические пружины из ароматических веществ, которые медленно тлеют виток за витком.

И положив полиэтиленовые пакеты с фруктами на стол перед алтарем, хоть бабушка, хоть юный китаец в одежде рэпера падают на колени перед наряженными богами и молятся, довольно требовательно тряся сложенными перед грудью ладонями. Угостив фруктами богов с кукольными лицами, пожилая китаянка, прихватив у входа перевязанную шпагатом пачку бумаг с китайскими иероглифами, направляется к горящей печи в соседнем помещении. Развязав веревку, она пригоршнями кидает бумагу в огонь, а потом достает из сумки детский рисунок с автомобилем и тоже отправляет его в печку.

«Это молитвы, которые, сгорая, вместе с дымом доходят до Бога. Бог также передает вести от нас умершим родственникам. А этот автомобильчик нарисовал мой внук и попросил Бога, чтобы он передал такой же, но настоящий, нашему умершему дедушке», — с удовольствием пояснила мне произошедшее на ломаном английском милая китаянка (в этой бывшей британской колонии хорошо знают английский язык лишь банковские клерки и гостиничные служащие), подхватила свои сумки и отправилась в следующий храм. «В Гонконге изгоняют привидений из дома с помощью даосского священника, молятся о плодородии в буддийском храме, а в одной из христианских церквей причащаются тела Христова», — объяснил мне англичанин, менеджер гостиницы, который живет в Гонконге более 20 лет.

Житель Гонконга, бизнесмен по рождению, сознанию и призванию, желает на всякий случай быть в хороших отношениях со всеми известными ему богами. И действительно, почему бы не угостить умерших предков хорошим новогодним обедом и не выставить его перед домашним алтарем? Не говоря уже о том, что бога удачи Чой Сана угостить никогда не помешает. Его приманивают, выставив еду рядом с дверью, перед доской с божественным изображением и лампадкой.

При этом люди стараются всячески помогать богам в их нелегкой работе по борьбе со злом и всякой нечистью. Маленькое восьмигранное зеркальце устанавливают за окном для того, чтобы отпугивать злых духов. Бронзовые львы защищают банк Гонконга и Шанхая от местного дракона, который живет в горах, подступивших с севера (со стороны Китая, между прочим, воссоединения с которым так опасаются многие бизнесмены региона). Здесь верят в сочетания счастливых цифр: «три» по-китайски звучит как «жизнь», «восемь» созвучно «процветанию», «девять» — напоминает «вечность».

Насколько серьезна эта вера, свидетельствуют аукционы-распродажи «счастливых» автомобильных номеров, дающие правительству Гонконга миллионы долларов на благотворительность. После посещения различных храмов и общения с переселившимися на тот свет родственниками многие заглядывают к предсказателям — так называемым fortune tellers — которые также заметно стимулируют бизнес Гонконга. Некоторые из них работают при храме. Некоторые скитаются по рынкам в поисках клиентов. Некоторые имеют прекрасные офисы, заморскую клиентуру и записываться к ним надо заранее.

Новогодним вечером семьи собираются за традиционно накрытым столом, где могут иметь место «хороший бизнес» (устрицы), «замечательные возможности» (китайские грибы), «доходы» (свиные языки), «везение в карточной игре» (свиные ножки), «изобилие» (запеченная целиком рыба). Вся эта еда называется «делание денег», потому что подается на салатном листе, который по-китайски звучит именно так. И конечно же, сколько угодно «счастливых денег» — шоколадных монеток в фольге, просто «денег» — крашеных дынных семечек, которые также являются съедобным пожеланием «каждый год по сыну», несколько пугающим современных молодоженов.

А завершают ужин сладкие пельмени с рисовой мукой, символизирующие объединение семьи. После трапезы все устремляются на цветочный рынок в Victoria Park, чтобы обменяться цветами и персиковыми ветками. Но то, что здесь происходит, больше всего напоминает народное гуляние по случаю Первомая. Правда, гулять в такой толпе, пусть и в самой по-гонконгски доброжелательной, получается только на месте. Зато можно размахивать ветками и цветами, сажать на плечи детей, выпускать в небо надувные сердца с изображением Микки Мауса, подбрасывать и не ловить надувных динозавриков и смешно лупить друг друга по голове надувными молотками с надписями 100 кг и 200 кг.

Эксцессы невозможны, полиция в восторге, метро работает всю ночь. И толпа с цветочного рынка все прибывает, чтобы растянуться в гигантскую очередь у самого любимого в Гонконге храма Вонг Тай Син. Даже московский мавзолей в самые лучшие свои времена не знал такой многокилометровой очереди и такого количества невероятно доброжелательной полиции. Домохозяйки и лучшие в мире программисты, торговцы вразнос и владельцы небоскребов часами стоят в ароматном дыму, чтобы получить благословение в храме. И выходят из него просветленные, держа в руках рамку с вертушками из фольги, которую венчает пестрая птичка и два скрещенных пионерских флажка. Вонг Тай Син — замечательный святой, который не только исцеляет от недугов (какой святой не исцеляет?), но и помогает играть на тотализаторе.

И это весьма кстати. Ведь на третий день Нового года назначены скачки в Happy Valley, знаменитом ипподроме Гонконга, которые соберут столько же почитателей, что и Вонг Тай Син.

Но центральным событием новогодних празднеств является день второй, когда усопшие накормлены, боги умилостивлены, злые духи отогнаны, Новая Луна беспрепятственно входит в свои права. В Гонконге, где скопление людей не позволяет каждой семье устраивать семейные фейерверки и беспрестанно взрывать петарды, как того требует древняя китайская традиция — чтобы испугать злых и привлечь добрых духов — этот день отмечается самым гигантским в мире получасовым фейерверком. Вот уже сколько лет подряд в пролив входят четыре баржи, откуда ровно в восемь вечера взлетают ракеты. Фейерверк транслируется по телевидению.

Для людей состоятельных это еще и повод для праздничного ужина в ресторанах под крышами прибрежных отелей. А для тех, кому в ресторанах нет места, происходящее на набережной — великий fun. Со стороны это напоминает картину стихийного бедствия наоборот, когда роль сил природы исполняют люди, способные, кажется, своим потоком перехлестнуть пролив. Весь Гонконг устремляется к набережной как рыбы на нерест. Наконец фейерверк! Уверена, это действо не оставляет никого равнодушным: искрящиеся огненные пальмы взлетают выше небоскребов, толпа становится единым существом и воет. Вот над людьми, нарисованный ракетой, возникает огромный Чой Сан — Бог удачи. Горят и искрятся нарядный халат, длинные усы, идиотский кокошник и хитрые лживые глаза. Руки лесом потянутся к небу.

В памяти всплыли слова китайских предсказателей, с которыми я встречалась. «Если вам обещано счастье, тем более следует помогать ему, чтобы оно наступило».

Ваша, Татьяна Шевченко
P.S. Может, что-то изменилось в китайском Гонконге — не знаю, обязательно вернусь. А счастью давайте помогать!

Детали от Posta-Magazine:
Незабываемые путешествия с Татьяной Шевченко:
www.worldadventures.ru

 

 

 

Татьяна Шевченко для раздела «Путешествие», отправлено: 20 февраля 2015

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Тренд сезона: новый Ренессанс с актрисой «Гоголь-центра» Александрой Ревенко © Арина Ломтева
Эксклюзив: интервью с экспертами аукционного дома Christie’s Сарой Мэнсфилд и Хелен Калвер-Смит © Арина Холод
Идеальная косметичка: 6 эффективных средств anti-age для зимы © Анастасия Зарипова
Фитнес: самые интересные «фишки» московских спорт-клубов © Алексей Василенко
Новый год. Идея на каникулы: Южный Тироль — лыжи, «розовые горы» и многое другое © Влада Покровская
Women in Power: основательница PROyachting Екатерина Скудина — об умении принимать решения © Юлия Киселева

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.