Business & Fashion: директор «Московского экспортного центра» Кирилл Ильичев — об амбициях и будущем российской fashion-индустрии

 
Юлия Жоля
Все статьи автора

— бизнес-инфлюенсер, владелец event-агентства Show&Motion, исполнительный директор Национальной ассоциации организаторов мероприятий (НАОМ)


На днях в Париже в рамках Недели моды в центре пересечения главных байерских маршрутов на 5 Rue de Castiglione открылся шоу-рум московских дизайнеров MODE:MOSCOW, гостями которого стали самые влиятельные персоны фэшн-бизнеса, включая Карин Ройтфельд и Сюзи Менкес.

 
 
Business & Fashion: директор «Московского экспортного це...

Наш колумнист Юлия Жоля поговорила с генеральным директором автономной некоммерческой организации «Московский экспортный центр» Кириллом Ильичевым о том, в чем «сила» русской моды, почему в креативной индустрии так важны опытные управленцы и какое будущее у малого и среднего бизнеса России.

Юлия Жоля: Московский экспортный центр охватывает огромное количество отраслей: 12 отраслей товаров, 8 видов услуг и 7 направлений креативных индустрий! В связи с этим у меня вопрос: вы лично уже успели разобраться в направлении «мода»? Что вы думаете о российской моде?

Кирилл Ильичев: Это новое для нас направление, мы не так давно им занялись. Но в прошлом году мэр Москвы Сергей Семенович Собянин на встрече с представителями индустрии дал поручение — и мы уже попробовали такой пилотный проект, представив наших московских дизайнеров на международной выставке «СВМ» в Москве в 2018-м. Сегодня мы расширяем эту поддержку и претендуем на зарубежные рынки, представляя в рамках данного шоу-рума 27 дизайнеров. И мы детально проработали буквально все: как здесь готовить сессии, как приглашать байеров, как организовывать пиар. У нас в основном зарубежные подрядчики, и мы пользуемся их экспертизой. Но, конечно, это дело непростое.

— Какие бренды, которые хорошо себя чувствуют на российском рынке, уже готовы и к международному экспорту?

— В нашем шоу-руме представлены достаточно известные бренды, многие продаются не только в Москве, но и за рубежом. Или, например, Ульяна Сергиенко (она не представлена в шоу-руме) всем прекрасно знакома. Это бренд, который продается в Европе, это прибыльный Дом. Кроме того, отлично работают sale-агенты у Терехова, у Walk of Shame — это очень популярный за границей бренд. Но присутствующие у нас в шоу-руме бренды тоже работают достаточно давно. У Ruban, например, в следующем году десятилетие бренда, и они успешно продаются. Также стоит отметить Дома Alena Akhmadullina и Daria Bardeeva. Здесь, если честно, все заслуживают внимания: у нас было больше 70 заявок, и был высокий уровень отбора, поэтому все бренды, которые представлены, стоят внимания.

— Существует ли какая-то «мода на страну» в экспорте?

— Существует, но в этом смысле у нас пока не очень хорошая ситуация, мы обсуждали это со многими дизайнерами: кто-то достаточно успешно продавался в США, но после определенных событий в один миг все продажи свернули. Но, надо сказать, есть сейчас такой хайп на русскую культуру, кириллицу, на что-то славянское, павлопосадские платки, узоры и прочее. Японцам очень интересны российские бренды с такой «спецификой». У них уже сейчас продается бренд «Два мяча» — кеды, они у нас тоже представлены в шоу-руме: ребята воссоздали советский бренд, и это очень популярно.

— Удивительно, что Япония — страна совершенно другой культуры — может русским направлением интересоваться. Это вселяет надежду! То есть русские дизайнеры набирают обороты, и мода на них сейчас не падает, а растет?

— Я считаю, что для дизайнеров сейчас хорошее время, чтобы развиваться за рубежом. Интерес к русскому определенно есть.

— Государство должно поддерживать производство вот в этой индустрии? Многие русские дизайнеры жалуются, что у нас не развито производство с точки зрения ткани, аппликаций, кружева, и они заказывают это все за рубежом. Должно ли государство этим заниматься? Или все-таки должны быть независимые институты, которые должны работать в этом направлении?

— Есть два мнения. Во-первых, нам в первую очередь важны дизайнеры не как творческие единицы, а с точки зрения бизнеса, с точки зрения того, чтобы их марки развивались, продажи увеличивались, производство росло, на нем работало больше людей, развивалась экономика. И это наш главный приоритет.

Карин Ройтфельд и Кирилл Ильичев

Карин Ройтфельд и Кирилл Ильичев

— Но ведь очевидно, что не создашь что-то хорошее, если нет промышленности в стране, производства...

— Будет спрос — будет и предложение. Вот пример: здесь находится бренд Radical Chic, они производят платки, производят аксессуары. Надо сказать, что город помог им с льготным кредитом, и они закупили хорошее итальянское оборудование. И сейчас для многих брендов организуется производство в рамках нашего московского технопарка. Поэтому все возможности есть, и в данном случае государство, конечно, должно поддерживать моду как бизнес. Во-вторых, перед глазами у нас есть пример успешной British Fashion Council — это такая организация, которая помогает британским дизайнерам, британской моде развиваться. В том числе во многом благодаря работе именно этого агентства Лондон дополнил города — центры Недель моды. Британскую моду поддерживают и государство, и меценаты, и спонсоры.

— Многие мои знакомые — девушки, обладающие пониманием, как строится бизнес, после санкций нашли себя именно в дизайнерской креативной индустрии. И многие из них даже не дизайнеры сами, они просто хорошие управленцы. Как раз эти люди, мне кажется, рождают такой спрос на уровне малого бизнеса — и они способствуют тому, чтобы государство обращало внимание на эту индустрию. Согласны?

— Конечно. Нашим московским дизайнерам не хватает именно таких людей. У нас очень талантливые ребята, есть свежие и интересные идеи, но не хватает вот этой бизнес-составляющей.

— То есть дизайнерам надо чаще приходить в бизнес-сегмент и искать этих управленцев, делать классные дуэты и рождать отличные бренды?

— Да, это идеальный план!

— Какие направления, какие страны сейчас наиболее привлекательны для экспорта?

— Когда компании обращаются к нам за поддержкой, мы, в том числе, спрашиваем, куда они сами видят развитие своего экспорта, и 90% компаний говорят, что в Китай. Конечно, это большой, богатый и очень успешный рынок.

— Даже Louis Vuitton продается там в четыре раза дороже...

— И не только он! С Китаем у нас достаточно хорошие отношения, и сегодня, например, сюда приходили китайские байеры — из Шанхая. Но для каждого вида товара всегда существует свое ключевое экспортное направление, есть определенные сертификационные требования и сложности для товаров, есть специфика менталитета в области услуг... В fashion пока наиболее востребованным направлением являются арабские страны: у арабских женщин в чем-то схожий вкус с русскими женщинами, и там пользуются большой популярностью наши бренды. Недавно совсем мы представляли российские коллекции в Саудовской Аравии. Плюс Азия как отдельное направление: Япония, Корея. Но там больше заинтересованы в сегменте streetewear, у них это просто более продаваемое направление.

Елена Перминова и Кирилл Ильичев

Елена Перминова и Кирилл Ильичев

— Я как президент Национальной ассоциации организаторов мероприятий не могу не задать вопрос: по сути, вы в том числе занимаетесь выставочной деятельностью, вы собираете бренды, вывозите их...

— Мы начинаем с этапа подготовки, то есть мы заранее прорабатываем встречи, организуем программу, чтобы это было эффективно, заранее понимаем, кто для какой компании клиенты, стараемся назначить встречи с ними, переговоры. Мы обучаем наши компании, как отрабатывать на этом мероприятии. Мы собираем аналитику, смотрим, что у нас было успешно, и где случились провалы... Это бизнес-проект, ядром которого является выставка или шоу-рум.

— У нас сейчас эпоха диджитализации. Насколько вы считаете именно этот инструмент эффективным? Я знаю, что у вас есть и онлайн-платформы. За чем будущее?

— Конечно, у нас эпоха цифровизации, и мы на уровне города это хорошо чувствуем, и поэтому, наверное, Москва сейчас и в топ-рейтингах смарт-городов. Цифровые платформы и объемы продаж на цифровых платформах растут с каждым днем. Это направление перспективное, и мы обязательно его будем отрабатывать.

— Но «живой» формат останется? Или все-таки все уйдет в диджитал со временем?

— «Живой» формат все равно нужен, и в части fashion это важные тактильные ощущения. Пока технологии этот момент не позволяют передать. То же самое в отрасли пищевых продуктов.

— Тут еще и эмоциональная составляющая: приходят гости, и они соприкасаются сердцем, душой с тем, что делает дизайнер или какой-то другой предприниматель, чем бы он ни занимался. И тут важно рассказать свою историю, а не просто бездушно отдать платье или еще что-то.

— Согласен! У нас был один российский дизайнер на открытии — бренд «Олово», они выпускают одежду по лекалам военной формы России разных лет, в том числе используют аксессуары и фурнитуру того времени — и это, конечно, впечатляет, особенно когда сам создатель бренда может тебе рассказать историю коллекции. Это совсем другие ощущения, и ты совсем с другим настроением это покупаешь.

— Как предпринимателю получить вашу поддержку?

— Очень просто. Нужно быть предпринимателем, который зарегистрирован в Москве и обратиться к нам по телефону, написать письмо или прийти в офис. Мы обязательно свяжемся и расскажем обо всех наших программах поддержки и расскажем, как поучаствовать в том или ином продукте.

— Это сложная процедура?

— Вовсе нет. Есть у нас и финансовые инструменты поддержки, и там, конечно, более сложные требования к документации. Есть обучающие программы: там достаточно простой порог вхождения.

— У вас достаточно большой объем информации и работы, вы занятой человек. Как вы соблюдаете баланс между работой и отдыхом? Где ваша золотая середина?

— Я его не соблюдаю. (Смеется.) Не знаю, молодой — надо работать. А когда еще? Но я, конечно, любую возможность использую, чтобы побыть с семьей.

— То есть работа вам в радость?

— Безусловно! Иначе зачем работать?

— Согласна. Вы считаете себя успешным человеком?

— Все познается в сравнении.

— Это правда, но для себя?

— У меня нет комплексов на этот счет. (Смеется.)

— Вы сами одеваетесь, или вам кто-то помогает? И каких дизайнеров вы любите — русских или иностранных?

— К сожалению, русских дизайнеров очень мало. Здесь в шоу-руме мне хотелось бы быть одетым в работы наших дизайнеров, но их достаточно немного. Мне нравятся бренд «Олово», дизайнер Дмитрий Логинов, он давно достаточно работает и выпускает мужские коллекции, и шьет, как ателье. Ателье «Кхан» — заказывал у них рубашки. Мужских дизайнеров достаточно мало.

— Что является вашей формулой успеха в жизни? Вы молодой успешный бизнесмен, вы топ-менеджер. Куда вы идете, что является для вас критерием успешности, из чего он должен складываться? В какой момент вы поймете: да, сейчас я получаю максимальное удовольствие от жизни, от работы?

— Наверное, главное — понимать это каждый день. Мы вложили много усилий именно в этот проект, и я очень надеюсь, что все пройдет хорошо, но никто не застрахован от неудач, рисков. Но главное, что я чувствую, что я делаю все, что от меня зависит, чтобы проект реализовался, что мне это искренне лично интересно, я заинтересован лично в успехе каждого из брендов, которые мы представили здесь. Наверное, вот такая включенность на сто процентов в работу, в том числе эмоциональная, важна.

— Желаю вам, чтобы все прошло хорошо!

Юлия Жоля для раздела «Мода», опубликовано: 27 сентября 2019
#postatravelnotes Лето 2019: куда поехать?

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Как популярный психолог Вероника Хацкевич стала зарабатывать в сотни раз больше своих коллег?
Кино недели: «Джокер» Тодда Филлипса
Авто с Яном Коомансом. Новые гибридные автомобили от Mercedes-Benz: революция набирает обороты
Качество жизни: бизнесвумен Ясмина Муратович пообщалась со знаменитым доктором Гарри Кёнигом из Brenners Park-Hotel & Spa
Ясное небо Йоко Оно и солнце Испании: самые интересные выставки октября в Москве

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: Иван Шахназаров — о семье, музыке и цветных снах
Качество жизни
       
©2011—2019 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.