Будущее уже наступило: разбираем стиль «Черного зеркала»

 
Екатерина Шубная
Все статьи автора
Екатерина Шубная

 — журналист, модный аналитик, автор статей об истории костюма в кино, изучает моду и массовую культуру в эпоху высоких технологий


Что такое underdesign, во что одеть героя виртуальной реальности, чем опасен сахарно-розовый и как опознать апокалиптическую моду — разбираем тонкости стиля британского сатирического телесериала «Черное зеркало».

 
 
Будущее уже наступило: разбираем стиль «Черного зеркала»

В качестве эксперта — модный аналитик Екатерина Шубная.

Будущее, о котором грезили любимые фантасты в середине XX века, давно уже наступило. Технический прогресс сегодня мы ощущаем постоянно — мобильный телефон трансформировался в смартфон в рамках жизни одного поколения. Мечтать о далеком и недостижимом светлом будущем необходимость отпала — оно слишком быстро реализуется, менять моду и внешний вид просто нет времени, а главное — нужды. Забавно, что большей инопланетянкой ребятам из 1980-х показалась шикарно одетая модель, а не обычная девочка из 2082 года — почти наша современница. Как видим, все так и есть.

Полина из фильма «Гостья из будущего» (1985)

Полина из фильма «Гостья из будущего» (1985)

Отношения моды с современными технологиями функциональны, а не эстетичны, как это представляли себе певцы футуризма Пако Рабан, Андре Курреж и Пьер Карден. Моду меняют гендерное равноправие, приверженность ЗОЖ, забота об экологии и стремление к повышенному удобству. Одежда вдохновляет технологии на нужные ей достижения, а не, как раньше казалось, технологичные новинки обязательно должны отпечататься на одежде. Это одна из причин, по которой создатели «Черного зеркала» не пытаются придумывать никаких сложносочиненных костюмов. Идеально продуманное будущее, как идеально скроенный костюм, должно быть бесшовным.

Слева направо сверху вниз: 
André Courrèges, фотограф — Питер Кнапп, 1965 г. Pierre Cardin, 1970 г. André Courrèges, коллекция Space Age, 1964 г. Платье Paco Rabanne, 1966 г., фотограф — Гуннар Ларсен

Слева направо сверху вниз:
André Courrèges, фотограф — Питер Кнапп, 1965 г. Pierre Cardin, 1970 г. André Courrèges, коллекция Space Age, 1964 г. Платье Paco Rabanne, 1966 г., фотограф — Гуннар Ларсен

Вселенная «Черного зеркала»

Мир сериала продуман очень тщательно: при всей безупречности или неброскости ландшафта и героев чувство тревожности и надвигающейся опасности не покидает. И для этого есть все основания. Авторы сами не раз признавались, что сериал совсем не о новых технологиях, а о том, как полезные и нужные вещи могут стать оружием в руках жестокого или одержимого человека. Серии Arkangel и Be Right Back как раз об этом. Совершенно обычные, даже несколько безвкусные интерьеры усугубляют трагичный исход сюжета.

Эпизод Arkangel. Эпизод Be Right Back

Эпизод Arkangel. Эпизод Be Right Back

По словам команды сериала и самого Чарли Брукера, интерьер в фильмах — это underdesign. Конечно, в «Черном зеркале» кровати по всем законам будущего иногда действительно превращаются в условный мини-бар, а вокруг царит безвоздушная стерильность, как в серии «Белое Рождество». Однако в целом на смену hi-tech-интерьерам приходят прозрачность, сдержанность и минимализм. Когда бытовая техника была редкостью, новинкой и признаком благосостояния, она занимала в доме почетное место и имела затейливый дизайн. Сейчас количество девайсов для дома растет бесконечно, и если все это сделать видимым, будет негде присесть. В домашнем обиходе будущего все очень эргономично и натурально.

Заха Хадид, Центр Гейдара Алиева. Эпизод White Christmas. Фрэнк Ллойд Райт, интерьер дома Fallingwater. Эпизод The Entire History of You

Заха Хадид, Центр Гейдара Алиева. Эпизод White Christmas. Фрэнк Ллойд Райт, интерьер дома Fallingwater. Эпизод The Entire History of You

В первых сезонах было слишком мало серий, да и авторы больше внимания уделяли именно сюжету. К третьему и четвертому сезону ситуация изменилась: некоторые серии так дизайнерски красивы, что наверняка станут примерами для подражания как интерьерных, так и модных дизайнеров.

San Junipero

Серия первой из всех получила счастливый конец и, возможно, самое красивое художественное оформление. Художница по костюмам Сюзи Култхард отлично сыграла на ностальгии и дала волю фантазии. Могла себе позволить, ведь действие происходило в виртуальной реальности. В ход пошли любимые яркие цвета для Келли — фиолетовый и изумрудный. Шикарный блестящий в прямом и переносном смысле стиль был очень распространен в сериалах 80-х годов о богатых и знаменитых. «Династия», «Санта-Барбара», «Возвращение в Эдем», «Если наступит завтра» были настоящим модным подиумом. Эти же блестки, пайетки, воланы и неудержимое великолепие 80-х встречались в последних коллекциях Saint Laurent и Moschino.

Коллекция Marc Jacobs Resort 2017. Келли и Йорки. Дженнифер Грей в фильме «Выходной день Ферриса Бьюллера». Миа Сара в фильме " Выходной день Ферриса Бьюллера"

Коллекция Marc Jacobs Resort 2017. Келли и Йорки. Дженнифер Грей в фильме «Выходной день Ферриса Бьюллера». Миа Сара в фильме " Выходной день Ферриса Бьюллера"

Джоан Коллинз, «Династия» (1981). Том Беренджер и Мэдолин Смит, «Если наступит завтра» (1986). Moschino — осень/зима-2016. Saint Laurent — осень-2016

Джоан Коллинз, «Династия» (1981). Том Беренджер и Мэдолин Смит, «Если наступит завтра» (1986). Moschino — осень/зима-2016. Saint Laurent — осень-2016

Йорки досталось амплуа выпускницы средней школы из «Выходного дня Ферриса Бьюллера». Такой аккуратно-разбитной образ возродил любовь к толстовкам, только теперь они стали гораздо ярче, «богаче» и креативнее, как, например, в коллекции Марка Джейкобса. Девушки одеваются неординарно и заметно, но одежда их свободного покроя кивает в сторону современных тенденций, ориентированных на удобство и оригинальность, но не в ущерб сексапильности.

Nosedive

Это самый фотогеничный эпизод: каждый кадр достоин «Инстаграма». Мир охватила тотальная «айфонизация»: дома, мебель, посуда, розоватые юбки-полусолнца — все это как будто сошло с конвейера Apple. Лейси, которая в каждой сцене одета в разный пастельный монохром — в 2016-м «розовый кварц» и «голубая безмятежность» как раз были главными цветами по версии Pantone, — сочетается и с окружающим пейзажем, и даже с воздухом. Она настолько идеально прорисована, что и с полотенцем на голове похожа на диснеевскую принцессу.

Кадр из серии Nosedive. «Мария-Антуанетта» (2006). Цвета Pantone 2016 г. Лейси после душа. «Золушка» (1950). «Степфордские жены» (2004). Заявочный план серии Nosedive. «Девственницы-самоубийцы» (1999)

Кадр из серии Nosedive. «Мария-Антуанетта» (2006). Цвета Pantone 2016 г. Лейси после душа. «Золушка» (1950). «Степфордские жены» (2004). Заявочный план серии Nosedive. «Девственницы-самоубийцы» (1999)

Наученные же горьким опытом предыдущих серий зрители при виде округлой мебели и миниатюрных электромобилей начинают чувствовать себя еще более неуютно. Они правы: такой сахарно-розовый тон, в который окутана вся серия, обманчив — этот цвет невинности с едва заметным кровавым оттенком явно таит угрозу. Такой оттенок появлялся в «Девственницах-самоубийцах» и «Марии-Антуанетте» — к несчастью для Кирстен Данст, обе ее героини плохо кончили. Схожее ощущение вызывает розовый цвет на подиумах и красных дорожках — в небольших количествах он создает «принцессино» настроение, а сгущаясь до фуксии и малинового, становится вызывающим и провокационным.

Metalhead

Эстетически Metalhead создан по всем канонам постапокалиптического кино, именно этим и выбивается из всей чистой и прилизанной череды эпизодов «Черного зеркала». Здесь есть явные отсылки к «Терминатору-2», когда, например, «собакоробот» превращает поврежденную лапу в кинжал, пейзажи напоминают «Безумного Макса» с Мелом Гибсоном, а робот — явная реплика одного из творений Boston Dynamics.

Кадр из серии Metalhead. Мел Гибсон в фильме «Безумный Макс» (1979). «Терминатор-2: Судный день» (1991). «Валл-и» (2008). «Бегущий по лезвию» (1982). «Безумный Макс: Дорога ярости» (2015)

Кадр из серии Metalhead. Мел Гибсон в фильме «Безумный Макс» (1979). «Терминатор-2: Судный день» (1991). «Валл-и» (2008). «Бегущий по лезвию» (1982). «Безумный Макс: Дорога ярости» (2015)

Фотосессия Vogue, сентябрь 2016 г. Кики в фотосессии для Harper’s Bazaar, февраль 2016 г. Lacoste — весна-2016 Ready to Wear. Roberto Cavalli — весна/лето-2016. Louis Vuitton — весна-2016 Ready to Wear

Фотосессия Vogue, сентябрь 2016 г. Кики в фотосессии для Harper’s Bazaar, февраль 2016 г. Lacoste — весна-2016 Ready to Wear. Roberto Cavalli — весна/лето-2016. Louis Vuitton — весна-2016 Ready to Wear

Одежда самой героини в чем-то зеркалит возврат к 1990-м в модных коллекциях. Возможно, это происходит потому, что несуразный и бунтарский стиль конца XX века — широкие плащи, удобные толстовки и индустриальные текстуры — возник на руинах развалившегося СССР, ситуации определенно апокалиптической. Костюм, который пытались превратить в оружие протеста в условиях кровавого дефицита, только подтвердил аксиому «так плохо, что даже хорошо». Взбалмошная многослойность и агрессивная эклектика не желают и по сей день сдавать позиции.

USS Callister

Это, пожалуй, самая стильная, но и самая прямолинейная серия. Мы наблюдаем, как обычное сдержанное будущее «Черного зеркала» противостоит классическому sci-fi-будущему из 1960-х. Несомненно, авторы — ярые поклонники «Стартрека» и его монохромных орбитальных нарядов, однако есть здесь и отсылки к голубым космостюардессам в мини из «Пятого элемента». Девушки в нагрузку получили сапоги Барбареллы и иконическую петлю на животе от Вивиан Уорд. Из дизайнеров на ум сразу приходят уже упомянутые Карден и Курреж. В современном мире моды одноцветные образы и просто яркие элементы одежды не теряют бешеной популярности вот уже несколько лет, от сезона к сезону лишь меняя оттенок: мы уже одевались в желтый, изумрудный, total pink и ярко-красный.

«Звездный крейсер „Галактика“». «Звездный путь» (1966–1969). «Отроки во Вселенной» (1974). Pierre Cardin, Cosmos Collection, 1964 г.

«Звездный крейсер „Галактика“». «Звездный путь» (1966–1969). «Отроки во Вселенной» (1974). Pierre Cardin, Cosmos Collection, 1964 г.

USS Callister. «Красотка» (1990). «Пятый элемент» (1997). «Барбарелла» (1968)

USS Callister. «Красотка» (1990). «Пятый элемент» (1997). «Барбарелла» (1968)

 

 

 

Екатерина Шубная для раздела «Мода», опубликовано: 19 января 2018

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Рок-звезда от литературы: писатель Александр Цыпкин — о моногамии, соцсетях и радикальном феминизме
Voyage-Voyage: в Париже прошел показ Chanel Cruise
Авто с Яном Коомансом: новый Audi A8 — вероятно, умнее вас
Мода и католицизм: самые яркие образы ковровой дорожки Бала Института костюма
Леонид Парфёнов — о шоу «Парфенон», «советском прошлом, которое все еще настоящее», и русском рэпе
Беги, Катрин, беги: первая женщина в марафоне и практические рекомендации для начинающих бегунов

       
©2011—2018 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.