Эксклюзив. Интервью с художником Игорем Ильчуком

 
Гюльнара Ананьева
Об авторе Все статьи автора
Гюльнара Ананьева

— старший редактор Posta-Magazine.


В Арт-галерее «К35» открывается выставка художника Игоря Ильчука, посвященная, по-апрельски актуально, космической теме.

 
 
Эксклюзив. Интервью с художником Игорем Ильчуком

О том, как он пришел

к живописи и о музыкальной составляющей творчества бизнесмен и бывший гендиректор «Каро Фильм» рассказал в интервью Posta-Magazine.

Людям, имеющим отношение к киноиндустрии, Игорь Ильчук долгое время был известен как генеральный директор сети кинотеатров «Каро Фильм» и президент объединения «Киноальянс». Успешный бизнесмен, путешественник, примерный семьянин и отец двоих сыновей, несколько лет назад Игорь серьезно увлекся живописью, но поначалу это оставалось для него исключительно хобби. Перейдя, по его словам, «в профессионалы», Игорь сегодня полностью посвящает себя этому увлечению, которое стало работой и смыслом жизни. Сегодня в Москве открывается его выставка «Космос. Город. Человек», на которой представлены посвященные космической теме работы художника. Помимо интересной техники исполнения, в этом проекте привлекает то, что каждая картина имеет музыкальное сопровождение, поскольку музыка для автора — неотъемлемая часть жизни и непосредственно влияет на восприятие живописи.

Мы встретились с Игорем Ильчуком в галерее «К35», расположенной в лофте на Саввинской набережной, накануне выставки. И поговорили с ним и с хозяйкой галереи Марией Саава об их сотрудничестве, о том, как Игорь пришел к живописи и том, сложно ли сочетать бизнес и творчество.

— Игорь, как же произошло становление вас как художника? Ведь вы начали заниматься живописью уже в зрелом возрасте, и, будучи серьезным бизнесменом, вдруг так круто изменили жизнь.

— Я сам не перестаю удивляться тому, что произошло. Но мне кажется, все к этому и шло, хотя и окольными путями. Я начал заниматься живописью еще до работы в «Каро Фильме». В шоу-бизнесе я давно и всегда был так или иначе связан с искусством. Но кино до определенного времени занимало всю мою жизнь, и очень увлекало меня. Однако в какой-то момент я понял, что нельзя только работать, что есть и другая жизнь. Не оставляя мысли о карьерном росте, я начал искать другие возможности реализации самого себя. Много чего перепробовал. Увлекался юриспруденцией, древнеримским правом, цивилистикой, поступил в юридический институт и закончил его. Но это увлечение не получило продолжения, хотя я даже работал в одной иностранной компании юрисконсультом — специально, чтобы обрести опыт.

— Вы даже в свое время поступали в Авиационно-технологический институт.

— Да, это тоже был один из опытов в моей жизни. Но уже через год я понял, что это не мое. А потом так сложилось, что мой отец, профессор, работавший (и продолжающий работать) в Академии им. Плеханова, помог мне перевестись туда. И я экстерном ее закончил. Мне хотелось поскорее на вольные хлеба. Потом я работал в банковской сфере, моя карьера была очень тесно связана с «Медиа-Мостом», который очень многое мне дал. Были и другие увлечения, спорт, к примеру. А в 1996 году я случайно попал на выставку Михаила Врубеля в Третьяковской галерее. И это было как удар молнии! Поначалу меня заинтересовали технические аспекты его живописи — как это сделано, возможно ли это технически повторить. И в попытках разобраться в этом я понял, что техника — это вторично, а первично — это само мастерство автора, его изобразительная сила. В попытках разобраться во всем этом я углубился в историю искусства, изучение Серебряного века, потом — авангарда.

Мария Саава («К35») и Игорь Ильчук на фоне картины «Синяя планета»

— Где вы получали художественное образование?

— Для изучения азов мастерства я поступил на классы для взрослых в лицее при Суриковском училище. Потом был перерыв лет пять, когда я полностью погрузился в изучение школы Павла Николаевича Филонова, основателя аналитического искусства. И это создало мне теоретический базис. Его «Письмо начинающему художнику» — до сих пор для меня основа, все остальное — внутренняя работа художника. Каждую линию нужно проверять — насколько она честная, не фальшивая, насколько гармонирует с холстом.


«Кто умеет действовать формою в искусстве (только, допустим, в живописи или в рисунке), тот владеет ею и по отношению к любой разновидности материала: клеевой, масляной, акварель, скульптура и так далее, и притом любою разновидностью техники и с одинаковою степенью совершенства».

© Павел Филонов


— Все это происходило параллельно с вашей основной работой?

— Да, но начиная примерно с 2007 года весь свой досуг, особенно благодаря нашей длинной зиме, я посвящал картинам. Это оставалось моим хобби года до 2012-го. Тогда мы как раз поняли, что продаем «Каро Фильм», и новые акционеры объявили мне, что больше не нуждаются в моих услугах. Тогда я осознал, что мне нужно понять, как выстраивать жизнь дальше. Был вариант остаться в бизнесе, или уйти на пенсию, что рановато, или заняться чем-то совершенно новым. Я понял, что в какой-либо другой кинокомпании я работать не хочу. Посвятить себя спорту или лежать на пляже — тоже не хотелось. Я посоветовался с семьей, с женой, которая все это время меня поддерживает, и она сказала, что не будет возражать, если я несколько лет посвящу профессиональной художественной карьере.

— Как реагировали окружающие?

— В гольфе есть такое понятие, когда игрок переходит в профессионалы — вот и я решил после завершения работы в «Каро» перейти в профессиональные художники. Объявил об этом друзьям и знакомым, сказав, что если у них есть коммерческий интерес к моим работам, они могут его проявлять. Чем они и воспользовались — я сразу получил предложение о нескольких выставках, провел их за рубежом. Первая была в Северной Каролине (14 картин), вторая — во Флориде (30 картин). В силу ряда обстоятельств я начал ориентироваться на зарубежного зрителя, возможно, еще и потому, что процедура организации выставок за границей более демократична и проста, чем у нас. Хотя и на первый взгляд. В целом мне интересно работать на многих территориях. У меня есть студия здесь, в России, в США и во Франции.

«Меркурий»

— Деловой опыт вам при этом явно помогает. Не планируется возвращаться в бизнес?

— Помогает, конечно. Но, если честно, я сегодня не вижу ни одной российской компании, в которой я бы хотел работать. Да и зарубежной, представленной в России, тоже. Мне сейчас гораздо интереснее заниматься творчеством. Я очень рад, что у меня есть картины, это спасает от плохого настроение, например.

— Состояние депрессии, неудовлетворенности свойственно творческим людям.

— Я бы не обобщал. Я, к примеру, уже тоже отношу себя к людям творческим. Но в жизни руководствуясь принципом: работать, строить и не ныть. Это Дейнека в свое время сказал. И я его в этом полностью поддерживаю.

— Это потому, что вы не начинали как художник?

— Конечно, бывают творческие спады, но я из них как-то спокойно выхожу. Знаете, я привык фиксировать все интересные мысли, которые мне приходят в голову. Я пишу их для того, чтобы во время хандры перечитать и попытаться что-то воплотить в живописи.

— Что еще вас вдохновляет?

— Музыка — это неотъемлемая часть моей жизни. Я всегда что-то слушаю, когда пишу. Круг интересов в этом плане достаточно широк — все классические произведения, в том числе современных авторов — Шнитке, к примеру. Бах, Рахманинов. Когда я однажды по радио услышал его «Третий концерт», впечатления были примерно такие же, как после Врубеля в Третьяковке. Знакомство с творчеством Рахманинова привело к тому, что однажды я, используя свои связи, договорился о том, что смогу делать эскизы во время репетиции Большого Симфонического Оркестра им. Чайковского, и в результате родилась картина «Рахманинов». Есть целый ряд концертов, которые я хотел бы нарисовать. Мне интересны Вивальди, Бах, Шопен, Григ. Но в конкретном исполнении, так как это тоже имеет большое значение. Мне нравится классический рок, Led Zeppelin, Metallica... О музыке я могу говорить бесконечно! Вдохновляют и работы известных художников, мне хотелось бы по-своему воплотить какие-то их идеи. Скажем, у Дали есть серия «Метаморфозы». Или Густав Климт — один из моих учителей, вместе с Филоновым или Кандинским. Почему учителя — потому что я учусь не только на их теоретических трудах, но и созерцая их работы, ведь лучше самой картины за художника никто не скажет.

— Кто-то из современных художников вам близок?

— Да, это Поллок, Ротко — он очень сильно на меня повлиял своей смелостью. Портальность, которая в его картинах, мне близка. Еще могу назвать Шагала, Пикассо, но их ранние периоды. Дейнека, Грабарь, Петров-Водкин 30-х годов. У меня нет искусствоведческого образования, то, что я вижу в галереях, меня вдохновляет, я учусь на картинах.

— Путешествия влияют на ваши работы?

— Это всегда расширение кругозора, свежие впечатления. В этом планет я очень люблю плавать на пароходах — там идет очень гармоничное сочетание познания и отдыха. Я в круизах пишу очень много картин. Вообще для написания картин не бывает не комфортабельных условий. Я свою первую картину нарисовал в самолете на пути из Москвы в Лос-Анджелеса, и потом еще доделывал на пути из Лос-Анджелеса в Лас-Вегас.

«Имя и время»

— То есть времени зря вы не теряете.

— Мне просто хочется очень многое успеть сделать. Я даже кино с женой перестал смотреть, потому что сидел и думал: «Игорь, что ты здесь делаешь, иди работай!». Жена, к счастью, не обижается. А ведь раньше мне за просмотр фильмов платили деньги... Я считаю, что мне повезло. Говорят, умение рисовать и так видеть мир — это дар, но на самом деле я — всего лишь своего рода «кисточка». Каждый день я встаю и молюсь, чтобы это у меня осталось. Потому что как все пришло, так может и уйти. Сейчас моя задача — работать и еще раз работать.

Мария Саава: — Слушая Игоря, я вспомнила поговорку о том, что должен обязательно сделать мужчина в своей жизни. Родить сына и построить дом — это вещи более социального плана, если так можно сказать. А посадить дерево — это, если говорить образно, сделать что-то, что останется после тебя на долгие годы для твоей семьи или более широкого круга людей. Мне кажется, что то творчество, к которому Игорь пришел (хотя он называет творчеством и то, чем занимался ранее) — мы сможем видеть еще очень долго. Это то самое дерево, которое пока еще молодое и набирает силы.

— Как вы познакомились?

— Я сначала видела сайт Игоря, мне понравились его картины, мы встретились лично и решили сотрудничать.

Игорь: — Я считаю, что в современном мире художник без галериста обойтись не может, это касается и определения ценовой политики, и продвижения картин, потому что я хочу, чтобы мои картины радовали людей, а не стояли у меня в мастерской.

Мария: — Мне очень понравились его работы и я поняла, что я бы хотела выставлять его живопись в нашей галерее. Если не вдаваться в коммерческую составляющую, то для нас на первом месте — элемент эмоциональности. Если художник меня не цепляет, я не смогу его представлять так, как нужно.

— Игорь, почему в представленных работах — космическая тематика?

— В юношестве я потратил много времени на изучение индийских медитативных практик. Оставаясь православным христианином, я являюсь последователем учения Ошо Раджниша, у меня есть санскритское имя. Внутреннее освобождение, которое у меня произошло, когда я решил изменить свою жизнь и заниматься живописью профессионально, не случилось бы без этого влияния. Практикуя какие-то медитативные практики, человек, и я в том числе, ощущает связь с определенными комическими вибрациями — назовем это так. И их я и изобразил в своих работах. Ну и потом — картины приходят уже в готовым виде, я, как уже говорил, всего лишь кисточка.

— Вы дорогой художник?

— Смотря с кем сравнивать.

Мария: — Я как галерист ориентирую Игоря на то, что нам в плане цен нужно быть консервативными, потому что он все же начищающий художник. Но в то же время я понимаю, что то, что делает Игорь — это очень правильная и честная работа. То, чего сегодня так не хватает в современном искусстве, по моему мнению и мнению моих зарубежных коллег, — это честность художника по отношению к себе и зрителю. Люди устают от концептуальности и постмодернизма, от некачественного искусства. Это вызывает раздражение и непонимание.

— Игорь, чего вы сами ждете от этой выставки?

— Эта серия картин еще не выставлялась, это моя первая масштабная выставка в Москве. И не совсем обычная — сочетание музыки и картин. Мне интересно, как зритель воспримет этот эксперимент. Жду впечатлений.

Детали от Posta-Magazine:
В рамках выставки 27 апреля в галерее будет организован бесплатный мастер-класс Игоря Ильчука, где все желающие смогут пообщаться с художником и посмотреть на процесс написания им картин.

 

 

 

Гюльнара Ананьева для раздела «Персоны», отправлено: 15 апреля 2014

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым © Инна Логунова
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera 4S и путь через Швейцарские Альпы © Ян Кооманс
Men in Power: глава российского подразделения международного инвестиционного фонда GEMCORP Capital Альберт Сагирян © Ника Кошар
Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с основателем Silken Favours Вики Мёрдок © Арина Холод
Кино на уикенд: почему надо обязательно посмотреть сериал «Молодой Папа» © Ника Кошар
Beauty Weekend: 7 мест в Москве с быстрым и качественным маникюром © Posta-Magazine

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.