В состоянии «потока» c Ольгой Касаткиной: беседа с Мариной Добровинской

 
Ольга Касаткина
Об авторе Все статьи автора
Ольга Касаткина

— известный эксперт в области PR, один из лучших столичных специалистов по маркетинговым коммуникациям, директор по маркетингу и PR бренда Via Cappella


Герои нашей рубрики прекрасно знают, что значит находиться в состоянии «потока»: для него характерны концентрация, чувство легкости, радости и уверенности в себе. Вы глубоко погружаетесь в то  дело, которым занимаетесь, и теряете счет времени.

 
 
В состоянии «потока» c Ольгой Касаткиной: беседа с Мариной Д...

Фото Jan Coomans

Наша первая героиня —

куратор и арт-эксперт Марина Добровинская.

Жена известного адвоката Александра Добровинского, Марина предпочла образу светской дамы карьеру в мире искусства. Она вовремя поняла, что именно в мире искусства способна чувствовать себя по-настоящему счастливой. А, значит, успешной. Наша встреча проходила в квартире Марины и Александра, где мы смогли лично увидеть их известную коллекцию.

— Марина, последнее время много слышала про ваши арт-туры. Скажите, они проходят в рамках образовательной программы аукционного дома Phillips или это уже ваши собственные идеи?

— Это все мои идеи. Образовательная программа — тоже моя идея, которую я просто предложила аукционному дому. Мне кажется, они очень обрадовались и до сих пор довольны, что такие курсы существуют в Москве. Идея поездок не нова, им уже 7 лет, столько же, сколько и моей программе. Я ее называю просветительской, к нам приходят люди уже довольно образованные в этом плане. А ездить мы начали с первого года. Это неотъемлемая часть программы, так как услышать одну теорию — недостаточно. Всегда хочется все увидеть своими глазами. Согласитесь, приятно, прослушав цикл лекций, поехать в этот город, страну и самому посмотреть шедевры, о которых тебе рассказывали.

— То есть эти поездки напрямую связаны с курсами? Ехать без подготовки бессмысленно?

— Такое у нас бывает, возможно все. Но я всегда стараюсь предупредить людей, которые не посещали курсы, что им придется столкнуться с тем, к чему они не совсем привыкли. Например, современное искусство, к знакомству с которым, я убеждена, нужно готовиться.

— А если человек подкован, знаком с эпохой и авторами, о которых ему рассказали, ему будет интересно? Почему стоит ехать именно в рамках вашего проекта, а не посетить выбранный город и музей самостоятельно?

— В музеи мы, конечно, тоже ходим, но не на постоянные экспозиции — это действительно можно увидеть самим. Поездки, которые организую я, нацелены на места, в которые просто так не попасть. В них входят знакомства с художниками и их ателье, походы в запасники музеев, какие-то особенные выставки и галереи, где можно пообщаться с людьми искусства. Если мы идем в музей, то нас там встречает куратор или сам директор. У нас персональный подход.

— Как вы разрабатываете программу на год — вы заранее знаете, какие города будете посещать в рамках курсов и с учетом выставок?

— Все складывается по-разному. Все поездки организую я сама, их всего четыре в год, максимум пять. Что-то я готовлю три месяца, а есть такие, на подготовку которых уходит год. У нас на курсах параллельно идут два цикла: классическое прикладное искусство, то есть старые мастера, и история современного актуального искусства. В любом случае, поездка «покрывает» те места, художников, о которых человек уже слышал. Это всегда интересно.

— Хотелось бы услышать об организации ваших курсов: сколько раз в неделю они идут или, сложно ли вписать их в свой график. И о каком периоде рассказывается на лекциях о современном искусстве?

— Курсы рассчитаны на учебный год с начала октября до конца мая. Я стараюсь сделать их удобными для людей с детьми. После отдыха, сентябрь — сложный месяц: нужно составить расписание, организоваться и решать какие-то бытовые проблемы. Начинать учебу лучше с октября. Во время школьных каникул мы тоже делаем перерыв: это неделя в ноябрьские праздники, две недели в Новый год и потом отдых на майские. Цикл удобен для всех. Всего 30 лекций за учебный год по классической истории и 30 по современной. Лекции проходят 2 раза в неделю: вторник — классика, среда — современное и актуальное искусство. Цикл по классическому искусству начинаем с античности и до середины 19 века, современное и актуальное искусство — с середины 19 века и до сегодняшнего дня, включая искусство видео-арта и перформанса, то есть то, что сегодня особенно актуально. Учтено все. Лекторы, которые у нас читают, меняются каждые 5 занятий, чтобы вы могли услышать новые темы, мнения, ведь у каждого специалиста есть свой «конек». Важно слышать совершенно разных людей. Слушать одного, пусть даже прекрасного, неправильно. Классическая часть устроена немного по-другому: есть мой любимый лектор, который ведет сразу 15 занятий, а потом идут тематические лекции блоками по 5 занятий.

— И все 7 лет это востребовано?

— Мы начали с узкого круга, в который поначалу входили мои подруги и знакомые. И до сих пор 90% — это женщины, но теперь заинтересовались и мужчины, постепенно мы перестали умещаться в маленькой галерее, где начинали занятия. Так что переехали в лекторный зал в ЦУМе. Потом стало тесно и там, и теперь мы базируемся на Остоженке в зале на 130 мест в Музее фотографии Ольги Свибловой.

— То есть это уже серьезная школа?

— Да, хотя я и сама такого не ожидала. При том, что понимала, как это нужно и интересно. Семь лет назад, когда я начала делать курсы, в Москве ничего подобного не было. Были какие-то курсы при Пушкинском музее и в Третьяковке. Но не о современном искусстве, а только классика, и там было очень много цензуры. Я все делаю очень по-западному, у меня нет никакой цензуры. Художники, арт-критики могут говорить любые слова и высказывать любые мнения, и я приветствую это.

— Как же все это зарождалось, как этот ваш проект вдруг начал жить?

— Началось с того, что я ушла из своей профессии — по первому образованию я стоматолог. Отработав 18 лет в стоматологии, я ушла, потому что младший ребенок много болел. Так как мы с мужем увлечены искусством и коллекционированием, я решила сама найти какие-то курсы и чем-то заняться. Нашла программу при Музее декоративно-прикладного искусства — это была чистая классика, курсы длились два года, и я ходила туда 4 раза в неделю. В конце концов, написала дипломную работу и получила диплом.

— На какую тему?

— Я коллекционирую советское стекло, есть у меня любимый художник — Владимир Муратов из Гусь-Хрустального, он, к сожалению, уже умер, но я была с ним знакома и купила у него несколько работ. Я считаю, что это совершенно гениальный художник с очень изысканным вкусом, и именно о нем была моя дипломная работа. Потом я поняла, что курсы должны существовать, но они должны быть другими, не такими скучными, и сделала свою программу. На тот момент я очень дружила с аукционным домом Sotheby’s, они строили офис в Москве и предложили мне занять некую должность у них.

— Дружили как коллекционер?

— Да, мы с мужем являемся их клиентами. Мне тогда их предложение не понравилось, я себя сидящей в офисе и пишущей отчеты не вижу. В ответ я предложила организовать курсы в Москве. У них есть курсы в Лондоне, но они немного для другой целевой аудитории — для будущих сотрудников, там взращивают профессионалов. А я предложила сделать лекции для любителей и клиентов. Но решение так и не было принято. Тогда же я и познакомилась с Симоном де Пюри, в то время — владельцем Phillips de Pury, компании, которая занимается только современным искусством. Симон пришел в дикий восторг от моей идеи и сразу же решил, что нужно организовать такие курсы в Москве. Через неделю он уже прислал мне из Нью-Йорка финансового директора, который подписал со мной договор. И с тех пор я как бы при Phillips.

— Если мы говорим о полномасштабном образовательном курсе, то выбор городов для поездок очень велик. Как вы формировали шорт-лист тех мест, куда часто ездите?

— Нет такого списка, любой город может завлечь своей культурой. Мы ездили даже в Питер. Интересно, конечно, путешествовать по Европе. Так как я всем занимаюсь сама, организация поездки в какой-то новый город занимает до года. Например, скоро будет Нью-Йорк, и я готовлю эту поездку уже давно. Это непросто, потому что я всегда еду на очень мало дней: в Европу — на 3 с половиной дня, в Нью-Йорк — 5 дней. Почему? Во-первых, очень много материала, который надо посмотреть. Все должно быть в правильное время и не слишком долго, чтобы человек не устал, не заскучал. Каждые 5 минут — продуманы и организованы. За три с половиной дня мы смотрим очень много, плюс обеды и ужины, иногда походы в оперу или театр. Программа очень насыщенная. Через эти три дня кажется, что ты в поездке был два месяца, но так надолго, конечно, уехать сложно — у нас у всех мало времени, у всех семьи. Кроме того, если человек видит и слышит слишком много, то информацию сложно запомнить и легко начать путаться. Все должно быть пропорционально. Я многое перепробовала, прежде чем прийти к такому формату, и мне он сейчас кажется идеальным.

— Очень хорошо это понимаю по своей прежней работе. Нужно сделать так, чтобы все были довольны, чтобы у людей была возможность отдохнуть и выдохнуть, переодеться перед ужином. Я понимаю, какой за этим стоит труд.

— Да, это все не так просто. Но мне это очень нравится, я сама получаю огромное удовольствие и никогда ничего не повторяю. Хотя у меня есть любимый город — Брюссель, в который мы поедем в четвертый раз, но это настоящий кладезь искусства, культуры, невероятно вкусной еды, и каждый раз поездку можно делать совсем новой.

— Расскажите про ваш Брюссель! Я тоже люблю этот город, но обычно, побывав там один день, еду куда-нибудь в Гент или Брюгге. И вдруг вы мне говорите, что будете там в четвертый раз...

— Во-первых, мы всегда едем туда в конце января, чтобы попасть на антикварную ярмарку BRAFA. Я считаю, что это одна из лучших ярмарок искусства в Европе. Цены хорошие и вещи качественные, участвуют прекрасные галереи — много парижских, причем в самом Париже у них совсем другие цены. На ярмарку мы приезжаем обычно в первый же день, на вернисаж, после него — ужин, который иногда посещает королева. Общество коллекционеров — это очень интересно! Потом — Гент, любимый город, я никогда его не пропускаю. Ехать всего минут 40, и надо обязательно посмотреть Гентский алтарь братьев ван Эйков, я считаю его одним из чудес света в искусстве, на него можно смотреть бесконечно. В Генте также находится прекрасный музей современного искусства с потрясающим директором, который в прошлый раз сам нас встречал и все рассказывал. Показал экспозицию и даже отвел в запасник, достал припрятанного Кабакова.

Гентский алтарь братьев ван Эйков

— Кстати, мне всегда было интересно узнать: из запасников музеев можно что-то приобрести?

— Нет, музеи не продают ничего, только покупают для своей коллекции. Если нужно что-то продать, то — через аукцион, но редко. Они все хранят в запасниках и постепенно меняют экспозицию, могут какие-то вещи достать для выставок, одолжить их в другие страны и города.

В Генте есть также прекрасный музей дизайна. Иногда мы ездим в Антверпен — в музей современного искусства и музей моды, где всегда отличные выставки. В этот раз мы точно поедем в предместье Антверпена в ателье Вима Дельвуа, современного художника, самая известная работа которого — татуировки на спинах свиней. Его вещи недавно были выставлены у нас в Пушкинском музее, вкраплены в главную коллекцию, и его готичные скульптуры смотрелись прекрасно.

Работы Вима Дельвуа (Wim Delvoye)

В Брюсселе есть вилла Ампан — нереальной красоты здание в стиле ар-деко, построенное графом Ампан. После его смерти вилла была продана, и кто там только ни жил, даже было советское посольство. В итоге ее купила семья Богосян — ювелиры из Женевы из фирмы Bogart. Они отреставрировали виллу очень красиво и сделали выставочное пространство: 3-4 экспозиции в год, одна лучше другой. Пропустить невозможно.

Вилла Ампан (Villa Empain)

Также все знают про музей Рене Магритта, но мало кто знает, что в Брюсселе есть и его дом-музей. Этот художник был очень скромным, жил с женой на окраине города, его квартирка и ателье сохранились в оригинале! Что еще? Музейный остров в центре Брюсселя — Королевский музей с потрясающей коллекцией, музей музыки. Все рядом. Еще мы были в ателье скульптора Изабель Тильжес, она француженка, но давно живет в Бельгии. Создает очень изысканные скульптуры. Потом мы были в ателье художницы Изабель де Борграв, она делает костюмы, посуду, мебель из бумаги. В ателье работы художников можно и приобрести, либо вам дадут адрес галереи, где это можно сделать.

Работы Изабель де Борграв (Isabelle de Borchrave)

— Примерная стоимость ее работ?

— От 2-3 тысяч евро, какие-то вещи — до 20 тыс... Еще мы ужинали дома у Джеральда Ватлета, известного декоратора. Он еще и телевизионный кулинар, у него своя передача. Я познакомилась с Джеральдом в бельгийском посольстве в Москве, рассказала о проекте, о поездке в Брюссель, и он пригласил нас к себе домой на ужин, сказал: «Буду для вас готовить». Я уточнила, что нас 17 человек в группе! Он и бровью не повел: «Нет проблем, приготовлю для 17 человек». У него потрясающая квартира, эклектичная и красивая, и отличный ужин. Фрикасе из курицы я запомню надолго!

Были мы и в музее комиксов, без этого нельзя представить себе Брюссель. А в следующем году обязательно пойдем в здание арсенала, где находится фабрика бельгийских сумок Delvaux, которая существует с 1869 года. Это — любимая марка королевской семьи. Выделка не уступает сумкам Hermes — красивая работа, изысканные модели. На фабрике работают 200 человек, причем каждый по 40-50 лет. Плюс — музей сумок. Туда обычно не очень любят пускать посетителей, но для нас сделают исключение.. Также в программе — старая пивоварня, которую купил коллекционер, занимающийся, в том числе, интерьерами. Он сделал шоу-рум интерьеров и вписал туда свою бесподобную коллекцию. Собирает он все: от античных статуй и китайских ваз до Аниша Капура, в коллекции — одни шедевры.

— Марина, вы многим интересны как медийная персона, вас знают не просто как жену известного мужа, а именно как Марину Добровинскую. Какое у вас отношение к этому?

— Я очень спокойно к этому отношусь. И совершенно не стремлюсь попасть в светскую хронику. Мне важнее то, что я делаю, а не то, что говорят обо мне как о личности.

— Глядя на вас, понимаешь, что вы достигли какого-то высокого уровня самосознания, культуры и отношения к жизни. Поэтому очень интересно, что для вас значит качество жизни? Допустим, гостиница 5 звезд? Это прежде всего сервис или декор?

— Это абсолютное удобство. Для меня люкс -это правильный матрас, правильно обустроенный шкаф, правильная ванна с правильным душем. На мой вкус неудобны гостиницы W с открытым душем без перегородок — красиво, но неудобно. В Брюсселе я люблю бывший Conrad, сейчас он Steigenberger, в Париже люблю Le Meurice, Hotel Georges V. Для меня важно, в каком месте находится гостиница, чтобы оттуда можно было удобно добираться. Если я еду с группой, то смотрю, может ли припарковаться автобус рядом с отелем — узкие улочки не подойдут, потому что тогда наши дамы на шпильках пойдут пешком по брусчатке.

— Prince de Galles открыли относительно недавно, дверь в дверь к Georges V. Оба отеля роскошные, но по-разному.

— Я там не была, нужно посмотреть, насколько он современный и удобный. Не так давно мы были в Израиле, один день в Иерусалиме в гостинице Mamilla. Она очень красивая, с шикарным рестораном на крыше и в саду, но комнаты ужасно неудобны, открытые души без перегородок...

— А у вас есть свой повар?

— Есть помощница, которая готовит, когда меня нет. Но для дочек и мужа я готовлю сама. А для себя не люблю.

—  Какие у вас предпочтения в еде? У меня одна дочка ест мясо, другая нет, муж любит поесть, я всегда в поисках новых диет...

— Во время поездок с группой мы просто ходим в хорошие рестораны, чтобы всем подошло. Я сама 3 года не ем мясо, но ем рыбу, и поход в ресторан для меня не проблема, я всегда найду то, что мне нравится. Но никогда не мешаю, скажем, белок с неправильным углеводом, я не ем рыбу с рисом или картошкой. И стараюсь не есть мучное, сладкое просто не люблю. Больше люблю соленое. Пицца для меня вкуснее сладостей.

— Как вы относитесь с макробиотике (учение о питании на основе даосизма, предполагающее, что в продуктах есть энергия инь и янь, баланса которой стоит придерживаться — прим.)?

— Нужно сдать кровь и понять свои индивидуальные особенности. Кому-то она не подходит, и нужно, наоборот, есть много белков. Обычное молоко можно заменить молоком из миндаля, гречки, сои...

— Но по вкусу соевое молоко — соевое.

— Да, настоящего вкуса будет недоставать. Но я к сое отлично отношусь. Моя подруга Ира Азарова открыла ресторан Fresh, и вот эта кухня действительно подходит всем. Там есть молоко и козий сыр, то есть ресторан все-таки не веганский, но он вегетарианский. Огромный выбор, все свежее. Я люблю йогурты, сама делаю их в йогуртнице. Покупаю русское козье молоко, беру 1 козий йогурт как закваску и готовлю.

— Вообще, все смеются, что санкции способствуют развитию философии употребления местных продуктов.

— Знаете, это было бы возможно, если бы мы жили в Азербайджане, где все растет. У нас это нереально. Помидоры не растут, и огурцы только летом. А нам зимой нужны огурцы и салат. Не питаться же только картошкой и яблоками. Яблоки тоже, кстати, не всегда растут.

— Чем вы увлекаетесь, что, например, читаете?

— Люблю журналы по искусству — многие привожу из поездок. Очень нравится Beaux Arts. И журналы о путешествиях. В России я читаю Conde Nast Traveller, Geo, немецкую коллекцию журналов Merian... Сейчас я, кстати, работаю над своими путеводителями, думаю, в следующем году они будут готовы.

— Как возникла идея их создания?

— Благодаря поездкам, так как я все время искала необычные, полузакрытые места. Ничего похожего я не встретила, и решила сама сделать навигатор по искусству: это будут и галереи, и отели, и рестораны. Чтобы человек мог открыть книгу и узнать, куда, допустим, пойти в Лондоне, чтобы все свое путешествие связать с искусством: музеи, отели, книжные магазины... Если вы приезжаете с детьми — я расскажу о тематических мастер-классах для них.

— Когда ждать выхода этих путеводителей?

— В феврале-марте 2015 будут, скорее всего, Париж и Брюссель. Их пишут журналисты или искусствоведы-журналисты, каждый о своем городе. Я делаю путеводители только на русском и изначально только для России. Их всего выйдет 500 штук — limited edition. Мало, но на то есть причины. Будут в них и секретные адреса, куда можно попасть только с этим путеводителем как с ключом!

— Если взять, к примеру, Нью-Йорк — что это будут за места?

— Скорее всего, ателье Tiffany & Co. Или запасник какого-то музея. Что-то необычное, куда самостоятельно не попасть. В Париже это будет музей Cartier и их ателье. Не буду пока раскрывать все тайны. Путеводитель будет без фотографий, но с рисунками художника, он специально создает серию иллюстраций для города. Так что записывайтесь в waiting-list. Стоить он будет около 10 000 рублей, много уже забронировано, но еще можно купить.

— Марина, если вернуться лично к вам — вас считают очень элегантной женщиной, вы специально работали над образом?

— Так сложилось, что с 13 лет я жила в Германии, затем 8 лет в Италии, потом во Франции. Живя в Италии, тем более в Милане, нельзя не обрести что-то итальянское. Мне кажется, что со мной все случилось само собой. Вкус был мне привит теми странами, где я жила.

— Какой стиль вам ближе?

— Итальянский. Именно там, мне кажется, стиль действительно виден, он во всем и везде. Там нигде нет уродства, во всяком случае, я его не вижу.

— А в России?

— В России я обращаю внимание на другие вещи. Что касается моей семьи — да, в плане вкуса я могу решать, что вот это должно быть так, а не по-другому. Советую что-то дочерям. Хотя они уже тоже сами все знают.

— И вы довольны их вкусом?

— Не всегда, они молодые, а подросткам часто хочется сделать розовую челку — пусть они через это пройдут, я считаю, что это нормально. Но я никогда не стараюсь никого переделать, исправить, и ни в коем случае не буду ничего навязывать, если человек сам не пришел за советом. Хуже и быть не может. Но даже если и просят рекомендации, тоже нужно быть осторожным: если к вам пришли за советом, это не значит, что ваш ответ понравится.

— Это мудро, но в вашем дипломатичном ответе читается, что в окружающиъ может что-то напрягать.

— «Напрягать» — не то слово, могу просто отметить про себя. У нас пока не все знают, что такое «быть к месту», «быть в меру» есть история про overdressed. Напыщенно и старательно одеваются, делают или говорят. Никуда от этого не денешься. Я предпочитаю быть толерантной.

— Это залог гармонии.

— Да и скучно будет жить, если все будут все видеть и делать одинаково. По стандартам.

— Если кто-то спросит у вас совета: хочу быть похожим на вас, что мне делать?

— «Учиться, учиться и учиться». Читать, учить языки, обогащаться. Это — настоящее богатство. И то, что никто у вас никогда не отберет. Особенно это важно для женщины. Она интересна детям, подругам, мужчине, когда образована и занята делом.

— Содержание, содержание и содержание! Мне кажется, это прекрасное завершение разговора. И совет всем нам — не переставать учиться.

 

 

 

Ольга Касаткина для раздела «Стиль жизни», отправлено: 7 ноября 2014

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Post@-Magazine
Балет: эксклюзивное интервью и фотосессия с премьером Михайловского театра Иваном Васильевым © Инна Логунова
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera 4S и путь через Швейцарские Альпы © Ян Кооманс
Men in Power: глава российского подразделения международного инвестиционного фонда GEMCORP Capital Альберт Сагирян © Ника Кошар
Эксклюзив Posta-Magazine: интервью с основателем Silken Favours Вики Мёрдок © Арина Холод
Кино на уикенд: почему надо обязательно посмотреть сериал «Молодой Папа» © Ника Кошар
Beauty Weekend: 7 мест в Москве с быстрым и качественным маникюром © Posta-Magazine

       
©2011—2016 «Post@-Magazine»
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.