Арт-уикенд в Москве: война и мир Василия Верещагина в Новой Третьяковке

 
Инна Логунова
Все статьи автора
Инна Логунова

— директор отдела культуры Posta-Magazine


В Новой Третьяковке проходит выставка Василия Верещагина, приуроченная к 175-летнему юбилею художника. Крупнейший проект сезона объединил три сотни живописных и графических работ, дополненных этнографическими предметами и десятками архивных документов и фотографий.

 
 
Арт-уикенд в Москве: война и мир Василия Верещагина в Новой ...

Подобно ретроспективам Серова и Айвазовского, это очередной выставочный блокбастер, который имеет все шансы повторить их успех.

Залитые солнцем площади и улочки Самарканда XIX века, бухарские солдаты и калмыцкий лама, дервиши в ярких нарядах — открывающая выставку «Туркестанская серия» (1867–1874) захватывает внимание обилием этнографических деталей среднеазиатского быта. Но стоит перевести взгляд — и навстречу вам бежит смертельно раненный в атаке солдат, а с другой стороны — зловещая груда черепов «Апофеоза войны», центральной картины серии и самого известного полотна Верещагина. Пирамиды из человеческих черепов в Средней Азии сооружали со времен завоевательных походов эмира Тимура вплоть до середины XIX века. По одной из версий, Верещагин написал картину под впечатлением от рассказа о казни правителем Кашгара европейского путешественника, отрубленная голова которого была водружена на вершину такой пирамиды. Смысл картины, задуманной художником как «Торжество Тамерлана», в процессе расширился, обретя вневременное звучание. «Посвящается всем великим завоевателям — прошедшим, настоящим и будущим» — значится на ее раме.

Смертельно раненный. 1873

Смертельно раненный. 1873

Продолжают тему огромные полотна исторической «Трилогии казней» (1884–1887). Специально к выставке была отреставрирована картина «Казнь заговорщиков в России», которая на протяжении последних сорока лет хранилась в фондах Музея политической истории России. Само событие, повешение народовольцев-цареубийц Александра II, на картине отступает на второй план, внимание Верещагина сосредоточено на собравшейся на плацу Семеновского полка толпе: ужасает именно сам факт публичного зрелища, в которое превращена казнь. (Надо сказать, что сам Верещагин, при всей нелюбви к самодержавию, не одобрял террористических методов «Народной воли», но был возмущен жестокостью расправы.) Однако, несмотря на масштабность полотна, оно не несет эмоциональной силы «Апофеоза войны» — отчасти потому, что толпа изображена со спины, что лишает картину определенного драматичного напряжения.

Казнь заговорщиков в России. 1884-1885

Казнь заговорщиков в России. 1884-1885

В «Распятии на кресте у римлян», напротив, художник детально прописывает лица в толпе, изображая широкий спектр эмоций: горя, гнева, равнодушного праздного любопытства. Эта картина из частного собрания впервые экспонируется после продажи на аукционе в Нью-Йорке в 1891 году. Третье полотно, «Подавление индийского восстания англичанами», на выставке не представлено: его местонахождение остается неизвестным многие годы.

Распятие на кресте у римлян. 1887

Распятие на кресте у римлян. 1887

Трагические картины Русско-турецкой войны из «Балканской серии» (1877–1881) — вершина творчества Василия Верещагина. Одно из главных ее полотен — «Побежденные. Панихида» — создано под впечатлением от увиденного на поле боя под Телищем, где были жестоко убиты и изуродованы сотни русских егерей. Усеянная телами людей земля кажется зачарованным гиблым местом из страшной сказки — только нет той живой воды, которая воскресит людей, попавших в военную мясорубку.

Побежденные. Панихида. 1878-1879

Побежденные. Панихида. 1878-1879

А на картине «Перед атакой. Под Плевной» еще живые, прильнувшие к земле в ожидании боя солдаты при первом, беглом взгляде кажутся грудой поваленных тел — которой многие из них действительно станут через несколько часов, а может, и минут.

Перед атакой. Под Плевной. 1881

Перед атакой. Под Плевной. 1881

Верещагин радикально изменил батальный жанр, который до него был воплощением «казенного патриотизма». Его война — совсем не парадная, не геройская, наполненная болью и страхом.

Также в экспозицию вошли камерные картины «Русской серии» (1888–1894) по впечатлениям от путешествия по Северной Двине, Белому морю и Соловкам, индийский и палестинский циклы.

Моти Масджид («Жемчужная мечеть») в Агре.  1874-1876

Моти Масджид («Жемчужная мечеть») в Агре. 1874-1876

Афганец. 1867-1868
Два факира. 1874-1876

Афганец. 1867-1868

Два факира. 1874-1876

Особняком стоит последняя, «Японская серия», созданная в 1903–1904 годах накануне Русско-японской войны, в которой художник и погиб. Импрессионистические этюды еще мирной жизни японцев — это совершенно иной Верещагин: по-восточному созерцательный, лиричный, медитативный. Но с началом войны — третьей за его насыщенную жизнь — он вновь записывается в действующую армию: его неуспокоенная натура берет верх. Однако в Японии он не успел написать ни одной батальной картины, погибнув при взрыве флагманского корабля «Петропавловск» в Порт-Артуре 31 марта (13 апреля) 1904 года спустя месяц службы.

Детали
Выставка открыта до 15 июля
Новая Третьяковка, ул. Крымский Вал, 10

 

 

 

Инна Логунова для раздела «Культура», опубликовано: 15 марта 2018

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Лучшие рестораны Сочи: «Кофемания»
Авто с Яном Коомансом: что нового показал Mercedes-Benz на Парижском автосалоне?
Светская неделя с Ириной Чайковской: гастрономический ужин The St.Regis Maldives Vommuli Resort в ресторане Buono
Шеф Maritozzo Андреа Имперо: «Зачастую у русских обед — как банкет: на столе должно стоять все сразу!»
PROБаланс: Сати Казанова — о том, почему жир — ваш друг и союзник
Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: Александр Котт и Анна Цуканова-Котт — о холодном сердце и героях нашего времени

       
©2011—2018 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.