Музыка: концерт Sound Up в Доме Союзов — блиц-интервью с Кириллом Рихтером и Hauschka

 
Юлия Киселева
Все статьи автора
Юлия Киселева

— директор отдела «Стиль жизни» Posta-Magazine


1 декабря в Большом колонном зале Дома Союзов в рамках серии концертов Sound Up, представляющих экспериментальную музыку, выступят знаменитый немецкий пианист, гений  «препарированного фортепиано» Hauschka и российский композитор-минималист Кирилл Рихтер.

 
 
Музыка: концерт Sound Up в Доме Союзов — блиц-интервью с Кир...

В преддверии концерта

Posta-Magazine решил «препарировать» личности музыкантов, задав им несколько вопросов о творчестве и тяге к эпатажу.

Восьмой концерт фестиваля Sound Up 1 декабря в Большом колонном зале Домов Союзов — настоящий подарок для поклонников экспериментальной музыки. Главные герои «праздника музыкальных экспериментов» — немецкий пианист-экспериментатор Hauschka и российский композитор Кирилл Рихтер.

Фолькер Бертельманн, концертирующий под псевдонимом Hauschka

Фолькер Бертельманн, концертирующий под псевдонимом Hauschka, — одна из ключевых фигур современности с точки зрения новой музыки, формирующейся на стыке академической традиции и поп-культуры. На его творческий метод огромное влияние оказал пионер послевоенного музыкального авангарда и автор знаменитой трехчастной композиции «4’33» 1952 года, во время исполнения которой не звучит ни звука, Джон Кейдж. Hauschka продолжает эксперименты Кейджа с «подготовленным» или «препарированным» фортепиано, когда во время исполнения композиции между струнами инструмента зажаты различные предметы, от кусочков бумаги и фольги до столовых приборов. В его «волшебной сумке», где собраны предметы для «препарирования» звука пианино, — и теннисные мячики, и бутылки, и коробочки с Tic-Tac, и крышки от банок, и даже изолента. «Мой творческий метод вызывает много вопросов у таможенников — конечно, смешно и странно, что мне приходится возить с собой коллекцию крышек от бутылок! Но это совершенно неизбежно — большинство предметов из моего арсенала сложно заменить!» — рассказывает музыкант.

Кирилл Рихтер

Кирилл Рихтер — российский композитор с дипломами Научно-исследовательского института ядерной физики и Британской высшей школы дизайна — также тяготеет к сложному современному звучанию на стыке классики и авангарда, акустического звукоизвлечения и электронных экспериментов. Его музыку сложно классифицировать, хотя ярлык «экспрессивный минимализм» в какой-то степени передает суть его творчества. «Моя музыка — саундтрек к жизни, моменты, которые так или иначе случались со мной. Истории, которые я рассказываю, каким-то образом находят отклик и в других жизнях. Именно тогда рождается чувство, будто мы все говорим на одном языке».

Hauschka: «Первый звук, который я извлек из „препарированного“ рояля был звуком тарелки, хай-хэта. Чтобы добавить перкуссионный эффект к композиции, я взял фольгу от рождественского пирога, который мой друг принес в студию, и обернул ей струны».

Кирилл Рихтер: «Когда брату купили в детстве небольшой синтезатор, он интереса к нему не проявил, а вот меня было не оторвать: все эти тембры, магия клавиш. Серьезно заниматься композицией я начал в прошлом году. Тогда пришло понимание, что это действительно то, чему я хочу посвящать все свое время. Пришлось, правда, сжечь мосты, связанные с предыдущим образованием. Было страшновато, но теперь иначе свою жизнь я не представляю».

Hauschka: «Для меня отличное живое выступление состоит из энтузиазма артиста и аудитории как неотъемлемой части этого особого момента, который они не могут пережить, слушая музыку дома. Я понял, что могу достичь этого, когда мое выступление состоит минимум на 50% из импровизаций, так каждый концерт становится совершенно неповторимым».

Кирилл Рихтер: «Я допускаю и поощряю импровизации. Но я все же люблю показывать людям результат. Это немного консервативно, но в этом случае я убежден, что моя музыка звучит верно и несет в себе ровно те идеи, которые я в нее вкладывал. Потому мне пришлось научиться четко прописывать в нотах то, что я хочу услышать от своих музыкантов. Конечно, в момент написания происходит очень много экспериментов и работы. Например, я приношу партитуру на репетицию, мы пробуем, почти всегда мне не нравится, я делаю коррективы, и в следующий раз мы пробуем вновь. Я привык доверять тому, что слышу, поэтому есть большая разница между тем, что ты услышал в своей голове, и тем, что звучит на самом деле».

Hauschka: «Последний альбом Abandoned City я записал в своей домашней студии всего за 10 дней: меня вдохновило рождение сына».

Кирилл Рихтер: «Самое свежее мое произведение — вещь, которая впервые прозвучит на концерте Sound Up в Колонном зале. Она называется Musica Incognita. Это своего рода попытка проанализировать электронную музыку и совместить ее с вполне себе академическими фортепианными приемами. В последнее время меня интересует эта тема — я слушаю электронику, анализирую ритмы, пады, сэмплы, и думаю о том, как можно воплотить это все с помощью академических инструментов».

Hauschka: «Один из треков с альбома Abandoned City, на котором 8 из 9 композиций названы в честь реальных покинутых городов, посвящен Припяти, опустевшей после Чернобыльской аварии 1986 года».

Кирилл Рихтер: «Я верю в то, что мы можем честно писать только о моментах, которые пережили сами. Мировые проблемы меня, конечно, волнуют, но музыка — это не объектное искусство. На уровне восприятия личные истории одного человека могут быть несоизмеримо сильнее для слушателя, чем музыкальная иллюстрация какой-то глобальной проблемы. Вопрос в том, чтобы найти ключ к этому восприятию».

Hauschka: «В 1992 году мы с двоюродным братом создали хип-хоп дуэт God’s Favourite Dog, где я читал рэп и играл на клавишах. Но вскоре мы закрыли проект: я не хотел связываться с большими звукозаписывающими компаниями, „создающими“ хиты, — они пытались на нас давить, а это всегда мне мешало, связывало меня и ограничивало».

Музыка: концерт Sound Up в Доме Союзов — блиц-интервью с Кириллом Рихтером и Hauschka

Кирилл Рихтер: «Я слушаю и классическую музыку, и помимо нее почти все жанры от электроники до академического минимализма. В плейлисте у меня обычно неструктурированный «винегрет» из абсолютно разной музыки. Мне кажется, если ты пишешь музыку, нужно уметь слушать все. Я часто воспринимаю это просто как музыкальный материал. Песня может тебе не нравиться и быть дико пошлой, но там может присутствовать прием, который ты замечаешь и удивляешься, насколько круто это сделано. Мы счастливые люди, живем в эпоху, когда музыки настолько много, что ты волен выбирать, чем вдохновляться: сюитой Баха или минимал-техно. Я не считаю себя частью классической сцены, хотя бы потому, что у меня нет академического бэкграунда. Но я счастлив, когда вижу на своих концертах и консервативную публику, и людей, которые слушают электронику, хип-хоп или рок. Ведь это и есть настоящая магия музыки — объединять слушателей с такими разными вкусами».

Hauschka: «Я начал сочинять музыку в 12 лет. Первое, что я написал, была композиция Für Emmi, которую я посвятил своей бабушке и сыграл на ее Дне рождения, а в 14 лет я уже собрал рок-группу».

Кирилл Рихтер: «Первый опыт сочинения музыки у меня был в тринадцать лет, почти как баловство. Что-то про средневековых рыцарей, написано, как я сейчас понимаю, в дорическом ладу. Странно, но я помню эту пьесу до сих пор. Там даже есть полифония и момент, когда нужно играть с перекрещенными кистями. В общем, не помню, что меня так вдохновило, но я очень старался».

Hauschka: «В марте 2017 года ждите мой шестнадцатый альбом!»

Кирилл Рихтер: «Сейчас я работаю над проектом с корифеем Мариинского театра Ильей Живым. Хореографический номер „Мечтатель“, премьера которого состоялась в сентябре. У Ильи давно была идея поработать совместно с композитором, тогда он и предложил мне написать музыку к своей постановке. Это работа о том, как мы придумываем себе какой-то образ в людях, начинаем менять их согласно этому образу, и, как результат, — теряем их. Изначально я думал о фортепианной музыке, но после наших первых проб в театре понял, что нужно добавить струнную секцию. Я знаю, что сейчас Илья хочет поменять часть хореографии, у нас есть идея зафиксировать это как видеопроект в локации с подходящей атмосферой».

Hauschka: «Не так давно вместе с Дастином О’Хэллораном я написал музыку к новому фильм Lion, в котором сыграли Николь Кидман, Дев Патель и Руни Мара. Согласился сразу: во-первых, меня очаровала картина, во-вторых, Дастин был на моей свадьбе!»

Кирилл Рихтер: «Одна из моих последних работ для кино — саундтрек к авторской ленте режиссера Андрея Таратухина „Я закрываю глаза“, мировая премьера которого состоялась месяц назад на немецком кинофестивале Cottbus. Писать музыку к кино всегда сложно для меня, это особая задача, у меня включается какая-то гиперответственность за то, что происходит в кадре. Нужно мыслить открыто, бесконечно пробовать, потому что от твоей работы зависит то, как будет восприниматься отдельный эпизод и даже сюжет в целом. Работать с Андреем было одним удовольствием, он и его команда — люди безумно чувствующие. Помню, они приехали ко мне просто для того, чтобы сказать, что в результате монтажа урежут часть моей музыки — переживали, что я расстроюсь».

Детали от Posta-Magazine
1 декабря, 20:00
Большой колонный зал Дома Союзов
Ул. Б. Дмитровка, 1

 

 

 

Юлия Киселева для раздела «Культура», опубликовано: 30 ноября 2016

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Авто с Яном Коомансом. Салон во Франкфурте: главные хиты IAA 2017
Вся правда о Valmont: глицерин за 4 евро и запуск ароматов в следующем году
Переоценка ценностей: что мы знаем о Томе Харди
«Маленькие трагедии» Кирилла Серебренникова: от Пушкина до Хаски
#postatravelnotes Дарья Михалкова об идеальных выходных в Барселоне и о «спортивной» Андорре
Джереми Айронс: испытание на прочность

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.