КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом
в Санкт-Петербурге

 
Рената Пиотровски
Все статьи автора
Рената Пиотровски

 — кинорежиссер и продюсер, колумнист Posta-Magazine


Чаще всего интервью со звездами кино, режиссерами и продюсерами берут в СМИ журналисты или критики, которые могут блестяще говорить о предмете и разбираться в нем, но физически не способны проникнуть во все детали.

 
 
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интерв...

Фото: Денис Денисов
Стиль: Арина Ломтева
MUAH: Ольга Петрова и Евгения Сомова
Благодарим отель «Астория» (Санкт-Петербург)
за помощь в организации фотосъемки

Поэтому для интервью и репортажей в нашей новой рубрике «КиноБизнес изнутри» мы пригласили в качестве ведущей Ренату Пиотровски — профессионала индустрии. Ее первый собеседник — наш любимый голливудский актер Эрик Робертс. Они встретились в питерском отеле «Астория».

Впервые в Санкт-Петербурге

Сразу скажу — я действительно люблю приезжать в Россию. Мне нравится Москва — это очень сильный город. Столица, что тут скажешь, но атмосфера в ней царит не самая теплая. В Петербурге я впервые — прилетел на церемонию награждения международного кинофестиваля «Послание к человеку» (Эрику Робертсу вручили почетную награду фестиваля. — Прим. ред.), и по мне так это город, где можно жить, он как будто говорит тебе: «Иди сюда, я расцелую тебя в губы». Фантастический, невероятный. Я, кстати, только что вернулся из старейшей питерской студии и прекрасно пообщался с ее главой. Отличный парень — под два метра ростом и очень молодой для своей должности: ему всего около пятидесяти.

«Послание к человеку»

Фестиваль действительно яркий: у него замечательная репутация и долгая история. Уровень работ — высочайший. Название — концептуальное: кино как послание друг другу разных мнений и разных видений, как торжество гуманистических идей. Быть здесь гостем — огромная для меня честь и возможность увидеться с уважаемыми мною коллегами: в программе фестиваля значился фильм «Поезд-беглец» Андрея Кончаловского, где я снимался вместе с Джоном Войтом. Вспоминания от сотрудничества с режиссером у меня самые теплые, хотя действие картины по сценарию и происходит зимой на Аляскe. Помню, что Войт был постоянно недоволен, но это была скорее художественная необходимость: его герой должен был страдать. И он «отвозмущался» за всю съемочную группу, так что лично мне все понравилось.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Качество жизни

Понимание качества жизни меняется с возрастом — по-другому не скажешь. Раньше самым главным для меня было добиться чего-то, на что я нацелился. Например, получить роль в каком-то конкретном фильме. Но со временем я, во-первых, стал старше, а во-вторых, научился кое-чему у моей жены: она очень мудрый человек. Именно благодаря жене я понял, что большое значение имеют не только сами события, которые в твоей жизни происходят, но и послевкусие. Когда все уже произошло, как ты к этому относишься? Что ты чувствуешь? Если ты уже не испытываешь того удовольствия, которое испытывал в процессе очередного свершения, значит, что-то пошло не так. Ты должен чувствовать удовлетворение. Моя жена научила меня, как создать солнечный свет, если снаружи идет дождь. Когда с детства все добры к тебе, ты не понимаешь, что доброта — это огромная сила. Ты видишь проявление силы в агрессии, в физическом превосходстве, в страсти, но не в доброте, потому что доброта — она обычно тихая. Если ты сам добр к людям, сила появляется у тебя лишь со временем. Так что для того, чтобы хорошо жить, нужно иметь терпение. Вот такой у меня был урок.

Рецепт эликсира молодости

Я правильно питаюсь и хорошо отношусь к своей жене.

А счастья?

Вы заметили, что в детстве ты редко бываешь счастлив? К юному возрасту мы еще не успеваем устроиться поудобнее. Нам нужно что-то искать и делать, кем-то быть... Мы постоянно торопимся. И это касается всех детей. Потому что они не умеют делать так, как пели The Beatles: говорить «let it be». «Отпусти — и будь что будет».

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Жить настоящим

Вы, Рената, очень привлекательная женщина в очень красивом платье, у вас очень приятная работа, и вы ее хорошо выполняете. Наслаждайтесь этим. Просто живите в моменте.

И снова: живите в моменте

Учитесь у меня. Вот я прилетел в Питер из... Африки. У меня с собой не было толком никакой одежды: пять пар джинсов, несколько футболок и треники. И тут звонит моя жена и говорит: «Ты должен получить в Санкт-Петербурге премию, они там твои фанаты». Я отвечаю: «Круто, конечно, но вот незадача: у меня вообще нет приличной одежды!» Но оказалось, что это и неважно. Я вышел на сцену перед аудиторией, которая вручила мне премию, и просто сказал, что приношу извинения за свой внешний вид: я так одет, поскольку узнал, что должен сюда приехать, буквально пару минут назад. Надо научиться отпускать жизнь и плыть по течению. Нельзя ее ни к чему принуждать, иначе она тебя укусит. Еще раз: let it be.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Местечко в Кейп-Бретоне

Я много путешествую и наслаждаюсь такой возможностью. Какие города — лучшие? Если говорить о больших городах, то мне на ум первым делом приходят Рим, Париж, Лондон, Нью-Йорк. Они просто фантастические — все вместе и каждый в отдельности. Рим — о мой бог! Лондон — о мой бог! Париж — о мой бог! Нью-Йорк — то же самое. Но, если хочется уехать куда-то, чтобы побыть наедине со своими мыслями, с высшими силами или с любимым человеком, стоит отдать предпочтение острову Кейп-Бретон: там есть рыбацкая деревушка посреди Новой Шотландии. Только ни в коем случае не стоит лететь туда зимой: погода на острове как в Санкт-Петербурге — слишком холодно, и надолго остаться вряд ли захочется.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

И об Атланте

И еще есть одно чудесное место, где стоит побывать и днем, и ночью: это Атланта, штат Джорджия. Этот южный город был сожжен дотла в 1864 году генералом армии Севера. Единственным, что сохранилось с тех времен, стала Подземная Атланта — с главной улицей и магазинами вдоль нее. Ее заново открыли примерно в 1973 году, устроили там несколько баров и ресторанов. У меня с ним связаны личные воспоминания, поскольку у моего отца там, внизу, был свой театр. Для постороннего человека Подземная Атланта представляет собой очень необычное зрелище. Это целый маленький город под землей. В общем, когда приедете в Атланту, спросите у любого прохожего: где здесь Подземная Атланта? И вам покажут дорогу.

Кино как диктатура

Я давно усвоил, что кино — это своего рода фашистская система. У вас есть диктатор — ваш режиссер. Все ему подчиняются, все должны делать то, чего он хочет. Иначе потеряют работу. Он — главный человек. И если ты выполняешь поставленные задачи не так, как нужно, — все, ты уволен. Поэтому во всем мире к такой работе стремятся те, кто по натуре является лидером. Эти люди почти всегда умны, но необязательно приятны и терпеливы. Они не всегда стремятся давать: иногда им хочется только брать. Большинство из них не располагают к себе, но это происходит потому, что для того, чтобы хорошо выполнять свою работу, им нужно обладать определенными качествами. На выходе получается человек жесткий, как наждак. Суровый и с большим самомнением. С другой стороны, фашистская структура киноиндустрии многократно подтверждала свою работоспособность. Поэтому, хотя я считаю себя прогрессивным человеком и демократом, мне нравится то, как у нас все устроено. Я вообще люблю, когда мне говорят, что делать. Спросите у моей жены.

200 дней в году

Скажем так, если мой рабочий день длится 12 часов — это хороший день. А вот если 18 — уже долгий. К тому же я снимаюсь по меньшей мере 200 дней в году. И мне нравится такая жизнь.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Профпригодность

У меня самая прекрасная работа на планете. Уж поверьте: я много чего повидал. И я стараюсь сделать так, чтобы и другие люди были счастливы со мной работать. Мой любимый момент — когда меня просят вернуться, снова зовут на съемки.

Тому, кто не является частью кинобизнеса, невозможно объяснить, как здесь все устроено. Я вот мужчина. В чем-то даже эдакий неотесанный мужлан. Но в то же время я гримируюсь, меняю костюмы, волосы мне укладывает специально обученный человек, мне указывают, где стоять и что говорить. От меня требуется «всего лишь» создать прекрасный персонаж, которому все поверят. Но таксист этого не поймет. Как описать ему то, чем я занимаюсь? Я заставляю таких, как он, испытывать желания и чувства. Это моя работа. Она очень тяжелая, и я горжусь тем, что делаю ее хорошо. Я манипулирую своими зрителями, заставляя их поверить в то, что я нахожусь в конкретной ситуации. Они отправляются со мной в путешествие, и я должен позаботиться о них, поскольку они мне верят. Если я их не завоюю или они мне не поверят, я их потеряю. Я причиню им боль. Если же я сделаю все, как надо, они будут смеяться, плакать, восклицать «о боже мой!». Они получат то, за что заплатили.

О плохих парнях и Дональде Трампе

Если ты играешь плохого парня как плохого парня, значит, ты плохой актер. Потому что плохие парни не хотят вести себя как плохие парни. Так только дети делают. Дональд Трамп, например, считает себя прекрасным парнем. Но ведь мы-то знаем, что это не так. При этом мы не можем его просто взять — и забраковать, хотя в «Твиттере» он пишет такие вещи, за которые стыдно целой стране. Он понятия не имеет, в какое неловкое положение нас ставит. Думаю, если бы он все понимал, он бы не стал этого делать. С другой стороны, я не считаю его плохим парнем, нет: вероятно, он нормальный. Просто, на мой взгляд, он не подходит на роль президента. Я не хочу видеть в президентском кресле мелочного человека. Это не по-президентски — писать в «Твиттере» о странностях других людей и называть мирового лидера «ракетчиком». Так не должен вести себя глава самого богатого в мире государства. Зато Хиллари Клинтон была великолепна. Я вообще твердо уверен в том, что мир стал бы лучше, если бы им управляли женщины. Я фанат женщин: у них есть сострадание, эмпатия. Мужчины — большие злобные младенцы. Мы все время пытаемся убедить друг друга: «я лучше тебя, чувак». Это утомительно. Поэтому я был бы очень рад, если бы у нас в Белом доме сидела женщина. Мы получили бы женский взгляд на войну, на голод, на бедность. Боже мой, мы научились бы сочувствовать. Думаете, Дональд Трамп нам в этом поможет? Не знаю. Может быть. В конце концов, он умен, и у него много возможностей. Да и в целом неважно, что о нем думаю я. Важно, что он сделает. А что до плохих парней, то играть их попросту весело. Поскольку они всегда или только-только влипли в неприятности, или вот-вот от них избавятся. К тому же им достаются лучшие тачки и лучшие шмотки. И лучшие девушки.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Интернет: опасное равенство

С интернетом вот какая штука: он шикарен. Боже мой, это просто фантастика! Но я не особенно много там общаюсь: скорее просто получаю информацию. Потому что, если ты когда-то что-то где-то напечатал, оно сохраняется навсегда. Твои слова уже нельзя просто скомкать и выбросить как ненужный лист бумаги. Так что я не собираюсь выставлять себя напоказ в интернете. Я даже не стану никого там посылать на три буквы: в конце концов, это просто невежливо. А я всегда стараюсь быть вежливым. Если меня кто-то бесит — что поделать, но грубить я не стану. У меня просто нет времени на то, чтобы быть засранцем: я слишком стар для этого.

Всегда лучше позвонить?

Да. Или написать: «Встречаемся на углу».

Про соцсети

С появлением компьютеров кроткие унаследовали Землю. Все теперь одинаково сильны. Любой маленький человечек может сделать все, что угодно. Даже если он не имеет большого таланта и интеллекта. Все произошло, как и завещала нам Библия.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Диджитализация и кинобизнес

В театре, как мне кажется, все осталось по-прежнему и вряд ли когда-либо изменится. В творческую профессию обычно идут отщепенцы, которым нужно найти контакт с самим собой через актерское, писательское, режиссерское искусство. Или через музыку. Мы — изгои, отвергнутые обществом, поэтому так часто становимся индивидуалистами. Мы действительно одиноки, но все равно начинаем заниматься искусством, в котором у очень небольшого количества людей есть шанс добиться успеха. Но, если все получается, мы становимся очень сильными личностями. Успех дает исключительную возможность почувствовать уверенность в себе. Люди меня ценят? Боже мой, спасибо большое! Они понимают, что я сделал и почему? Боже мой, спасибо еще раз. Каждому, кто меня узнает, я готов дать 30 секунд, чтобы поздороваться и все такое. Как-то раз, много лет назад, я был в одном клубе в Лос-Анджелесе. Там же отдыхал один обладатель премии «Оскар» вместе со своей подругой. Не стану называть его имени. К нему подошла маленькая девочка из Айдахо и попросила у него автограф. А он такой: «Вообще-то я ем, бла-бла-бла». Тогда я встал со своего места и спросил: «Девочка, как тебя зовут?» Оказалось, что Сьюзан. Она почти плакала. Я сказал: «Иди сюда, я дам тебе автограф». И все зааплодировали. Все заведение.

Урок вежливости от Лоуренса Оливье

Чтобы быть с кем-то ласковым, не нужно прилагать больших усилий. Тот парень обошелся с девочкой излишне сурово. Хотя в целом я его понимаю: мне самому приходилось про себя вздыхать: «О боже, ну вот опять». Но ты должен улыбаться и показывать, что ты счастлив видеть людей, которые тебя узнают. Потому что они тебя больше никогда не увидят и их легко ранить. Ты не развалишься, если скажешь: «Ого, вы посмотрели тот фильм? Спасибо большое, мне он тоже очень нравится». Это займет десять, максимум, тридцать секунд. Но они могут изменить чью-то жизнь. Я отлично помню, как давным-давно встретил Лоуренса Оливье и он был любезен со мной. Он просто спросил меня: «Как вы, говорите, ваше имя, молодой человек?» Мне было шестнадцать, я учился в Королевской академии драматического искусства в Лондоне и попросил его: «Вы не могли бы прийти на мою пьесу?» Он не пришел. И не дал мне номер своего телефона. Но он проявил ко мне интерес и был добр. Я не забыл этого. И уже тогда сказал себе, что, если когда-нибудь стану знаменитым, то буду вести себя точно так же. Я буду ко всем добр.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Талант или пиар?

Начну с другого: признаюсь, я не хотел бы быть молодым актером в наши дни. С уходом пленки и появлением HD-видео каждый может позволить себе иметь камеру. Любой, кто смотрит телевизор, думает, что у него получится создать собственное телевидение. В результате у нас есть множество людей, которые умеют делать свою работу, и еще больше тех, кто не умеет. Но все они снимают кино. Сегодня налицо переизбыток кинопроизводства, и многие фильмы не вызывают ничего, кроме чувства стыда. Но, с другой стороны, есть вероятность, что теперь у нас появится еще больше Квентинов Тарантино, которые выйдут из своих видеосалонов и начнут снимать хорошие картины на собственную видеокамеру. Они выучили все уроки и знают, что делать. Впрочем, всегда есть те, кто просто решает выпустить новый фильм. И кричит: «Эй, Эрик Робертс, давай что-нибудь сделаем!»

«Меня преследует мой доктор»

Не так давно я снялся в мини-сериале под названием «Меня преследует мой доктор». Он получился отличным. Мы только что доделали третий фильм, собираемся взяться за четвертый. Наверное, следующей осенью начнем работу. Я играю мужчину, которого привлекают более молодые женщины. Не дети, конечно, а девушки. Вплоть до того, что, если у одной из них есть мать, которая ему мешает, то он вполне может от матери избавиться. Мой герой на самом деле грустный парень, потому что ему тотально не везет с девушками. Такая вот качественная, хорошо снятая мыльная опера, которую очень приятно смотреть. Настоятельно рекомендую.

Семейный вопрос

На протяжении года помолвки и семи лет брака мы вообще не расставались. Ни на один день. Ни на минуту. Все время в одном доме, в одной комнате, в одной машине. Я не обращал на это внимания, пока моя жена не сказала: «Ты знаешь, что мы не разлучались уже несколько тысяч дней?» А я ответил: «Хм, кажется, ты права». Это странно, но вместе с тем очень здорово, когда вы подходите друг другу как идеально сшитая перчатка — руке. К тому же моя жена умнее меня. Это вообще правильный ход — брак с более умным человеком. Особенно для мужчины. Мы ведь управляем миром уже тысячи лет. Пора отдать бразды правления женщинам. Нас всех создали матери, они подарили нам жизнь в этом мире. И большинство из них сделали это по любви. Что сделали по любви мы, мужчины? Очень мало. Мы — большие эгоисты, и я не исключение. И хотя я пытаюсь не быть таким, получается не всегда.

Кинобизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Эриком Робертсом в Санкт-Петербурге

Малышка Эмма

Моя дочь — самая крутая. В свое время я получил три номинации на «Золотой глобус» и номинацию на «Оскар». Потом появилась моя сестра, и я помог ей: на экраны вышла «Красотка» — и бац, она стала мировой звездой. Затем появилась Эмма. Эмме было очень легко.

Папина протекция?

Единственная помощь, которую она получила от меня, — это ее имя. Она начала сниматься в девять лет в фильме «Кокаин» с Джонни Деппом, даже не будучи настоящей актрисой. Ее первый сериал получился неплохим, но не выдающимся. Хотя играла она, признаться, славно. Но теперь, когда она занимается этим уже восемнадцать лет, я могу твердо сказать: она прекрасна. И я горжусь ей. Я люблю говорить людям, чтобы они взглянули на нее: о, вот моя дочь, тихо, смотрите. Мне очень нравится ее работа в «Американской истории ужасов». Эмма просто отлично показывает себя в этом шоу.

Совет отца

Эмма ни за что не позвонит и не спросит у меня совета. Когда вы были в ее возрасте, разве вы звонили своему отцу, чтобы спросить его мнения о чем бы то ни было? В жизни не поверю. Нет, она не спрашивает никаких советов. К тому же она стала настоящей актрисой. Она не нуждается во мне. Я очень ею горжусь.

Упущенная возможность

Я всегда хотел остаться со своими лошадьми. Но я не могу. Я должен зарабатывать на жизнь. Но когда я завершу карьеру, то стану толстым и буду просто тусоваться с лошадьми. Только я, лошади и еда. И это произойдет не то чтобы очень нескоро. Знаете, как актер я совершил ошибку и снял футболку в первом же фильме. Я тогда был очень худым — кожа да кости. Но смотрелся ничего так. И уже во втором фильме мне снова сказали: снимай футболку. Так что я тридцать лет не ел того, что мне хочется. Жду не дождусь момента, когда я уйду на покой и буду до конца жизни есть все, что вижу.

 

 

 

Рената Пиотровски для раздела «Культура», опубликовано: 17 октября 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Grand Prix d’Horlogerie de Genève 2017: в Женеве вручены премии ежегодного часового «Оскара»
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: эксклюзивное интервью с Климом Шипенко
Ар-деко как в кино: «Убийство в Восточном экспрессе» и другие фильмы, вдохновляющие интерьерных дизайнеров
Авто с Яном Коомансом: Porsche Panamera Sport Turismo
#PostaBeautyClub: Фитнес-гуру Ирина Кутьина тестирует детокс-программу Clinique La Prairie в Швейцарии
Кино недели: «Субурбикон» Джорджа Клуни

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.