Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

 
Олеся Репкина
Все статьи автора
Олеся Репкина

Легкомысленно рассчитывавшей лишь пофлиртовать с темой ню в фотографии Олесе Репкиной пришлось обнажить серьезные культурологические проблемы и не раз задеть чувства верующих в искусство.

 
 

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

Снимаем покровы с темы эротической съемки вместе с фотографами Михаилом Королевым, Алексеем Сулимой и Кириллом Зайцевым.

Хмурое утро прошлого понедельника началось в нашей редакции в очереди у кофемашины — выясняли, существует ли в реальности работа мечты. Были предложены версии «путешественник», «тест-пилот» и «фотограф, снимающий эротику». Последний вариант выглядел наиболее убедительно. Оставалось позвонить предполагаемым счастливцам, чтобы узнать у них, может ли мужчина, фотографирующий обнаженных женщин за деньги, мечтать о чем-то еще. Однако к концу недели в нарочито шутливой интонации в стиле журнала Maxim не осталось ни задора, ни смысла. Но обо всем по порядку.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

Первым трубку снял Алексей Сулима, фотограф, известный, в частности, сочными и откровенными сериями работ в сотрудничестве с Playboy, Rock FM и Harley-Davidson. Примерный семьянин и человек с хорошим чувством юмора, он сразу принялся неистово хохмить. Фарс всегда в тренде.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— Родители знают, чем ты занимаешься?

— Конечно! И они очень рады за своего сына.

— В чем секрет семейного счастья для человека такой сложной профессии?

— Важная часть секрета: смотреть можно, трогать нельзя.

— Может ли мужчина, фотографирующий обнаженных женщин за деньги, мечтать о чем-то еще?

— Еще бы! Он постоянно мечтает о том, чтобы было еще больше женщин и еще больше денег.

— Сколько процентов от реальной девушки остается к тому моменту, когда она оказывается на обложке Playboy?

— Все зависит от того, сколько реальной девушки было на съемке.

— Как выглядит женщина мечты всех мужчин в 2017 году?

— Шатенка с взлохмаченным каре ростом около 170 сантиметров, остроносая, с грудью максимум второго размера, немного похожая на Скарлетт Йоханссон из «Призрака в доспехах». Ну или как Машка из второго подъезда. На самом деле любые стандарты — это страшная скука. Зато каждая женщина, не боящаяся быть самой собой, красива.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

Не для записи (прости, друг!) Алексей добавил, что ему очень грустно оттого, что для редкой съемки в мужских журналах сейчас требуется хоть какая-нибудь концепция или идея и в итоге все выглядит как никогда безлико и однообразно. Поэтому сам он старается как можно чаще заниматься собственными некоммерческими проектами и не воспринимать жизнь уж слишком серьезно.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

Меня же на фоне всей этой смехопанорамы настораживали две вещи: ощущение, что где-то на полях придется написать большими красными буквами «ирония», а еще больше то, что другие фотографы один за другим отказывались обсуждать тему эротики под самыми нелепыми предлогами вроде нехватки времени.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

Зато у Михаила Королева время, чтобы поговорить про съемку раздетых женщин, нашлось даже в чудовищно плотном графике съемок одетых и застегнутых на все пуговицы женщин и мужчин. Один из ведущих европейских фотографов с огромным стажем, он работал с Клаудией Шиффер, Инес Састр, Натальей Водяновой и еще с сотней российских звезд первой величины. В 2012-м Королев выпустил монументальный альбом «Митохондрическая Ева» со 109 уникальными фоторассказами о женском теле, чуть более или чуть менее нагом. Сегодня, спустя пять лет, эта книга, судя по всему, становится памятником ушедшей эпохи.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— Если я вас спрошу, может ли мужчина, фотографирующий обнаженных женщин за деньги, мечтать о чем-то еще, — это не будет априори вульгарно?

— Априори не будет: у каждого свой собственный внутренний цензор, он и определяет, что хорошо, что плохо, что сексуально, что пошло, что забавно, а что вульгарно. Мне нравится этот вопрос. Мой ответ: этот мужчина может мечтать о по-настоящему больших гонорарах.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— Тогда попробуем зайти дальше. Есть ли смысл разрушать фантазии зрителей с хорошим воображением о том, как проходят кастинги и съемки, или пусть думают, что больше всего все это похоже на безудержные оргии?

— Пусть думают! Я и сам так думаю.

— Так это правда?

— Сам я всегда так увлечен своими стараниями сделать хорошую картинку, что держу себя на исключительно коротком поводке. Но подозреваю, что эту работу можно делать гораздо увлекательнее.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— Что самое сложное в вашей работе?

— Придушить в себе самца. Нужно очень точно дозировать процент фотографа и процент мужчины в своей крови. Если всерьез вовлечься в процесс, получатся пошловатые картинки. И только соблюдение баланса даст хороший результат.

— Очевидно, представления о том, что такое хороший результат, зависят от времени?

— Безусловно. Конец 1990-х был расцветом гламура, роскоши, красоты, индивидуальности. Это было золотое время супермоделей: Клаудии Шиффер, Наоми Кэмпбелл, Синди Кроуфорд, Линды Евангелисты, Кристи Тарлингтон, Эль Макферсон. Какие они женственные и какие разные! Сегодня все совершенно иначе — сдержаннее, однообразнее, бледнее.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— Когда ветер переменился?

— В 2012-м у меня появилось ощущение, что 1990-е кончились, а вместе с этим наступил глубокий кризис жанра.

— А что произошло?

— По какой-то причине общество накрыла волна нового пуританства. Люди впали в состояние некой фатальной застенчивости и всепоглощающего ханжества. Теперь между сексуальностью и пошлостью практически стоит знак тождества.

— Это характерно сейчас исключительно для России или для Запада тоже?

— Я не слышал, чтобы в Америке или где-то в Европе происходили события, подобные тому, что творилось у нас вокруг выставки в галерее имени братьев Люмьер. Но вспомните хотя бы тот унылый календарь Pirelli, который в прошлом году сняла великолепная Энни Лейбовиц! Это тревожный знак.

Фото Энни Лейбовиц для календаря Pirelli, 2016 г.

— Не только для эротической, но и для фэшн-фотографии?

— Конечно! Фэшн-фотография последних лет больше всего похожа на съемку для каталога Otto. И я не поверю, что дело тут в фотографах, что они не хотят или не могут. Так что остается лишь ждать, пока время не сделает очередной оборот.

Кстати, вслед за «унылой» Лейбовиц в 2017-м календарь Pirelli вновь вышел черно-белым и вновь разделил публику на два лагеря. Его снял Питер Линдберг, как раз тот человек, чьи заслуги в создании феномена супермоделей 1990-х невозможно переоценить. Но эта его работа в определенном смысле больше всего напоминает отречение от глянца. «Моя ответственность как художника — освободить женщин от фетиша вечной молодости и совершенства. Идеал красоты, продвигаемый современным обществом, — это химера», — заявил мэтр. И вот так всего за пару лет пышногрудый и белозубый «календарь дальнобойщиков» превратился в площадку для дискуссий на острые социальные и культурологические темы. Подождем ответ Тима Уокера, который две недели назад приступил к работе над выпуском 2018 года, даже не пытаясь угадать позицию по данному вопросу этого признанного мастера гротеска и сюрреализма.

Фото Питер Линдберг для календаря Pirelli, 2017 г.

Нынешняя ситуация в обществе похожа на сюрреализм. Эмму Уотсон почем зря клеймят за ее весеннюю фотосессию в Vanity Fair и обвиняют в лицемерии, поскольку настоящая феминистка якобы не должна выставлять свою грудь напоказ. А тем временем миссис Уэст может все и даже больше — и собирает по полтора миллиона лайков за каждую из миллиона фото в ее инстаграме, где одной лишь грудью обходится крайне редко. В сравнении с одетой на детский праздник Ким Кардашьян совершенно раздетые женщины на снимках Михаила Королева внезапно начинают выглядеть абсолютно целомудренно. Как так?

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

Ответить на этот вопрос по существу и без эмоций взялся фотограф и режиссер Кирилл Зайцев.

— Что сейчас происходит в области арт-ню-фотографии?

— Ее стало меньше, в разы.

— Сложно в это поверить, хоть однажды зайдя в инстаграм Ким Кардашьян...

— Эти вещи связаны напрямую. Чем больше развивались соцсети, тем меньше становился спрос на профессиональные услуги в жанре арт-ню, который, кстати, важно не путать с просто эротикой.

— А что нужно обществу?

— Ему всегда хотелось одного и того же, с некоторыми ремарками. Со времен Рима это «Panem et circenses!» («Хлеба и зрелищ!» — Прим. ред.). На более личном уровне все индивидуально, но людей, которые хотят творить и самовыражаться, всегда меньше, чем тех, кто просто хочет быть желанным и сексуальным.

— Опять в нашей стране нет секса?

— Судя по соцсетям, все же есть. Но эротика из профессиональной и художественной формы почти полностью перешла на бытовой уровень — в личные блоги, где девушки сами себе и фотографы, и продюсеры, и менеджеры по рекламе.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— Но разве они могут достичь того же уровня по качеству съемки?

— А кому он нужен? Далеко не все испытывают высокие эстетические потребности. Настоящее арт-ню — это на самом деле сложный жанр для восприятия. Зато плотские вещи — это, наоборот, очень легко. И теперь, когда в интернете широко доступны личные и глубоко интимные фотографии, еще и трансформированные в жанр некоего реалити-шоу, на более сложную творческую фотографию нет запроса ни у зрителей, ни у героинь.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— А у героинь почему нет запроса? К тебе же на портретную съемку по-прежнему приходят люди, модели, селебрити. В чем разница?

— В том, что многие женщины обращались к фотографу не для того, чтобы совместно заниматься творчеством, а для того, чтобы реализовать свою сексуальность, чтобы показать себя и, в конце концов, достичь самой главной цели — любить и быть любимой. До определенного момента, особенно до появления цифровых технологий, помочь со всем этим мог фотограф. Это было сложно, элитарно и долго, зато получался относительно качественный продукт, а иногда даже и то, что можно отнести к реальному искусству. Но в 2003–2005 годах, когда стала стремительно развиваться фотография, а также фотосайты и интернет-галереи, все стало сильно проще — моментально появилась куча фотографов и площадки, несравнимо более удобные, чем малочисленные печатные журналы. Ну а в эпоху соцсетей появилось самое главное — каждая девушка стала сама себе средство массовой информации, и визуальный контент при этом, конечно, доминирует. Проще говоря, почти каждой хочется иметь шикарную аватарку, но глубинный запрос-то остался прежним. Все хотят любви, и теперь ее можно получать мгновенно, сидя с вином в теплой ванне с пеной и купаясь в россыпи приходящих лайков.

Голая правда: ню-фотография в эпоху ханжества и селфи

— Как все эти процессы сказываются на фотографии в целом?

— Художники стали более свободны, теперь частные заказчицы куда чаще приходят именно за творчеством. От работы фотографа и героини, которая хочет реализовывать больше, чем только одну только потребность в сексуальной и социальной самоидентификации, куда больше толка и, конечно, самой энергетики в кадре, когда ты можешь находить и раскрывать. А за сексуальность нет повода волноваться. Посмотрите на съемки с Моникой Беллуччи... Она одета, но это чистое арт-ню.

 

 

 

Олеся Репкина для раздела «Культура», опубликовано: 22 мая 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Авто с Яном Коомансом: большие новости от Tesla — и почему они на самом деле не имеют значения
Синоним Нового Голливуда: Мартину Скорсезе исполнилось 75 лет
Boys & Toys: главный тренер «Манчестер Юнайтед» Жозе Моуринью наблюдает за сборкой своего Jaguar F-PACE
Фото дня: Все могут короли! Елизавета II и принц Филипп отмечают 70-летие брака
Свинг и боп на кинопленке: 10 лучших джазовых саундтреков
Бьюти-битва: спонж в виде пули The Makeup Bullet VS силиконовый спонж «Л’Этуаль sélection»

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.