Арт-уикенд в Москве: легенды современного искусства в МАММ

 
Инна Логунова
Все статьи автора
Инна Логунова

— директор отдела культуры Posta-Magazine


В Мультимедиа Арт Музее открылась выставка «Гастроли. Музей Людвига — собрание Русского музея в МАММ», на которой представлены работы художников, чьи имена стали символами истории искусства второй половины XX века.

 
 
Арт-уикенд в Москве: легенды современного искусства в МАММ

В экспозицию среди прочих вошли произведения Джеффа Кунса, Джаспера Джонса, Георга Базелица, Ансельма Кифера и ряда других арт-звезд современности.

Имена выдающихся коллекционеров и меценатов нередко остаются в истории наравне с именами художников, которым они покровительствуют. Легендой стало собрание немецкой четы Петера и Ирены Людвиг — возможно, крупнейшая частная коллекция в мире, в которую наряду с современным искусством вошли образцы Античности, Средневековья, барокко, рококо, искусства доколумбовой Америки. В конце 1970-х семейная пара подарила часть своего собрания городу Кельну, где был основан первый Музей Людвига. Впоследствии аналогичные музеи возникли в ряде других немецких городов, в Вене и нескольких странах Восточной Европы. В 1994 году Людвиги передали в дар Русскому музею собрание всемирно известных художников второй половины XX века, которое годом позже в качестве постоянной экспозиции открылось для публики в залах Мраморного дворца.

Сегодня 38 произведений из этой коллекции, имеющей статус «музея в музее», можно видеть в Москве совсем в другом антураже — минималистичном, наполненном воздухом пространстве МАММ. Экспозиция, в которую вошли не самые характерные для представленных художников произведения, выстраивает определенные стилевые и тематические диалоги между ними. Так, неожиданная перекличка возникает между полотном Пабло Пикассо «Большие головы» и совместной работой Жан-Мишеля Баскии и Энди Уорхола. В обоих случаях — отсылки к африканской архаике, но если Пикассо она интересна прежде всего своей художественной экспрессией, то для Баскии, американца с гаитянскими и пуэрто-риканскими корнями, это в большей степени элементы культурной и исторической идентичности. Эти две работы в свою очередь вступают в диалог с бронзовой статуэткой Йозефа Бойса «Женщина-зверь», которая вызывает ассоциации с европейской языческой древностью.

Пабло Пикассо. Большие головы. 1969
Энди Уорхол. Портрет Петера Людвига. 1980

Пабло Пикассо. Большие головы. 1969

Энди Уорхол. Портрет Петера Людвига. 1980

Абстракция Ансельма Кифера «Большой железный кулак Германии» (1979) — метафора искореженной двумя мировыми войнами земли. Политический пароль вильгельмовской империи, вынесенный в название картины, противопоставлен образу разрушенного, перевернутого мира. «Ты не можешь просто написать пейзаж, по которому прошли танки, — говорил Кифер, — ты должен что-то сделать с ним... Художник должен найти архетипические образы, которые представят зрителю новую ситуацию».

Написанная практически в то же время, в 1977–1978 годах, картина Маркуса Люперца «Стиль: Эвридика», казалось бы, ничем не напоминает о танках и разрушении, ее палитра абстрактных плоскостей не наводит на мысли о трагедии и катастрофе. Но эта работа посвящена смерти, хотя очевидно другой — ненасильственной, естественной, безболезненной.

Маркус Люперц. Стиль: Эвридика. 1977 — 1978

Маркус Люперц. Стиль: Эвридика. 1977 — 1978

В этом же зале — портрет самого Петера Людвига работы Энди Уорхола, поп-артовский коллаж Роберта Раушенберга по мотивам Энгра, китчевые деревянные херувимы Джеффа Кунса и «бедное искусство» Микеланджело Пистолетто с типичным для него мотивом зеркала, в котором отражаются зрители и окружающее пространство.

Джефф Кунс. Херувимы. Композиция из двух погрудных фигур. Часть 1. 1991
Роберт Раушенберг. Турецкие бани (по Энгру). 1967

Джефф Кунс. Херувимы. Композиция из двух погрудных фигур. Часть 1. 1991

Роберт Раушенберг. Турецкие бани (по Энгру). 1967

Российское современное искусство представлено такими именами, как Игорь Макаревич, Илья Кабаков, Эрик Булатов, Дмитрий Пригов.

Инсталляция «Сад» Ильи Кабакова строится на одном из излюбленных приемов концептуального искусства — объединении изображения и текста, в результате чего различия между ними стираются. Живописный, полуабстрактный сад соседствует здесь с подробным описанием самого полотна и выдуманными комментариями воображаемых зрителей к картине — порой точными и емкими, а порой вовсе не имеющими к ней отношения. В инсталляции текст почти теряет содержательное значение, а воспринимается как визуальный элемент, предназначенный для рассматривания, а не чтения.

Младший современник Кабакова художник и поэт Дмитрий Пригов еще больше размывает границы между текстом и изображением (вспомним его знаменитые стихограммы). В композиции «Квадрат Малевича», которая представляет собой панно из газетных листов «Правды» с расплывающимися черными кляксами и красным супрематическим кругом, от иконы русского авангарда остается лишь размытый частотой использования словесный образ, практически лишенный содержания — так же как его лишена советская пропагандистская риторика.

Триптих еще одного московского концептуалиста Игоря Макаревича состоит из портретов трех его коллег по цеху: Ивана Чуйкова, Ильи Кабакова и Эрика Булатова, где каждый из художников изображен на некоем «найденном объекте», отсылающем к его творчеству. Так, первый портрет написан на деревянном окне, что было визитной карточкой Ивана Чуйкова. Кабаков изображен в шкафу — столь же характерном предмете его инсталляций. Булатов — на деревянной форме на фоне ящика — таким образом Макаревич обыгрывает живописные эксперименты Эрика Булатова с глубиной пространства.

Игорь Макаревич. «Золотое пространство Булатова» (Портрет Эрика Булатова). 1988
Игорь Макаревич. Шкаф Ильи (Портрет Кабакова). Объект. 1987

Игорь Макаревич

«Золотое пространство Булатова» (Портрет Эрика Булатова). 1988

Шкаф Ильи (Портрет Кабакова). Объект. 1987

Также в экспозицию вошли работы Михаила Рогинского, Николая Овчинникова, Эдуарда Штейнберга, арт-группы «Медицинская герменевтика» и других российских художников. Хотя зарубежное и отечественное искусство представлено в разных залах (за исключением нескольких работ в холле первого этажа), они не противопоставлены, а, наоборот, дополняют друг друга, складываясь в сложносочиненную картину искусства второй половины XX века.

Детали
До 1 мая
Мультимедиа Арт Музей, ул. Остоженка, 16

 

 

 

Инна Логунова для раздела «Культура», опубликовано: 21 февраля 2018

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
#PostaTravelNotes: Яна Рудковская и Евгений Плющенко на Королевской вилле в Jumeirah Vittaveli Maldives
Вкус Берлина: лучшие рестораны немецкой столицы
Эксклюзив: дизайнер Давид Кома — о жизни между Лондоном и Парижем, работе в Mugler и моральной зрелости
«Алкоголь? В Италии мы предпочитаем женщин!»: за что мы любим тренера Роберто Манчини
Досье: тренировки Barre
Мемуарный роман, или Разговор с Пытливым Читателем: интервью с Евгением Гришковцом

       
©2011—2018 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.