КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с режиссером Джереми Каганом

 
Рената Пиотровски
Все статьи автора

 — кинорежиссер и продюсер,
колумнист Posta-Magazine


Чаще всего интервью со звездами кино, режиссерами и продюсерами берут для СМИ журналисты или критики, которые могут блестяще говорить о предмете и разбираться в нем, но те, кто работает непосредственно в индустрии, знают большее количество деталей и подводных камней. Поэтому для интервью и репортажей в нашей рубрике «КиноБизнес изнутри» мы пригласили в качестве ведущей Ренату Пиотровски — профессионала индустрии.

 
 
КиноБизнес изнутри с Ренатой Пиотровски: интервью с режиссер...

Сегодня ее собеседник — Джереми Каган, режиссер и ключевой профессор одной из главных киношкол США — Университета Южной Калифорнии, приехавший в Москву по приглашению Московской школы кино и представивший свой первый учебный курс для российских студентов — бесплатно и для лучших из лучших.

Фото: Илья Локшин
Генеральный продюсер проекта: Аниса Ашику

Благодарим салон красоты Nikolskaya Club
за помощь в организации съемки.

Вот как я тут оказался

В Московской школе кино я оказался потому, что один из моих российских студентов в США — в киношколе Университета Южной Калифорнии — написал в своем блоге, что Джереми Каган преподает по всему миру. «Как думаете, было бы кому-то интересно его привезти?» И уже на следующий день со мной связались — вот так я тут оказался. Так социальные сети оказывают влияние на жизнь людей. Сам я пользуюсь «Инстаграмом»: в прошлом году я каждый день выкладывал свое фото и просил людей ответить на него своим собственным фото. Это был своеобразный челлендж: на что вдохновляют людей мои кадры? Как люди реагируют на них с помощью визуального языка, а не текста?

От незнания

«Коломбо: Смертельная развязка» 1972 года — это была моя третья профессиональная работа, и мне тогда до съемок не помешало бы пройти те занятия, которые я сейчас преподаю в Московской школе кино. Я действительно ничего не знал. Помню, как не знал, как добиться от актера хорошего исполнения. И как Питер иногда на меня смотрел и думал: «Он понятия не имеет, что делает!». Но все равно это был отличный сериал. Правда, нам сказали, что у нас только 10 дней на съемки полуторачасовых серий — и я все снял за 10 смен, став первым режиссером за два года проекта, кто уложился в такие сроки. Но и это от незнания: я просто не предполагал, что можно больше времени попросить, был убежден, что надо во что бы то ни стало уложиться. (Смеется.)

Встаньте на простыню

Однажды я захотел снять сцену так, чтобы камера была очень низко и двигалась вместе с актерами. Так что я сказал оператору: встаньте на простыню и пусть команда тянет эту простыню. «Отличная идея, — наверняка подумал он, — я никогда этого не делал раньше». Да, когда-то у нас не было дорогого оборудования, и мы выкручивались как могли, клали оператора на простыню, катали ее по полу и снимали.

А вот раньше было лучше

Когда я начинал снимать кино, на серию было 6 дней и одна камера, и за 6 дней снималось 50 минут. Теперь же на 45-минутную серию нужно 2 камеры и отводится 8-9 дней. Сейчас у нас гораздо больше оборудования, больше денег, больше времени. И важно, когда вокруг все меняется, меняться вместе с этими процессами. Потому что то, как вы реагируете на перемены, и делает вас тем, кто вы есть: если они вас пугают, или вы твердите «А вот раньше было лучше», то вы упускаете возможность быть в настоящем, а это единственное место, где вы можете жить и полноценно работать.

Не черная, а глубокая

Русская душа темная: но она не черная, а глубокая. Общение с русскими студентами сильно отличается от разговоров со студентами американскими, в России мы чаще затрагиваем какие-то глубокие темы, говорим о чувствах. А это важнее, чем технические аспекты кинопроизводства, это глубокие психологические материи. Но от этого русским актерам не проще за рубежом, просто потому что в этой профессии дикая конкуренция: в Лос-Анджелесе свыше 70 000 актеров состоят в актерской гильдии, и лишь 5000 из них выживут профессионально.

Время настало

Сегодня женщины голосуют, занимают высокие посты — движение суфражисток и новая, уже третья сегодня волна феминизма дали свои плоды. Я даже иногда ношу значок на лацкане, который ссылается на движение It’s time — то есть, время настало, наступило равноправие для всех. Но правда в том, что во многих профессиях мужчины все еще доминируют — потому что они эти профессии создали. В том числе в киноиндустрии, созданной мужчинами, а не женщинами: мужчины брали на работу мужчин. Так что равенства полов в Америке все еще нет, хотя в последние годы многое и меняется. Посмотрите на Кэтрин Бигелоу, которая сняла «Повелитель бури»? Женщины научились делать кино, ориентированное на мужчин — и лучше, чем некоторые мужчины. «Чудо-женщину» режиссировала женщина: совершенно точно, женщины не хуже мужчин справляются с режиссурой экшн-фильмов, теперь это ясно.

50% женщин на каждый проект

В сфере режиссуры на телевидении в США на данный момент количество женщин-режиссеров увеличилось, теперь их около 25%, а несколько ТВ-сетей даже заявили, что будут нанимать 50% женщин на каждый проект — и выполняют этот план последние два года. В художественных фильмах женщин пока около 9% — есть о чем задуматься. В гильдии режиссеров США (я член организации и председатель комитета, который занимается образовательными вопросами и специальными проектами) мы постоянно продвигаем идею о том, что женщины должны быть равноправными участниками кинопроизводства, которым платят столько же, сколько мужчинам за одинаковую работу. А в национальном президиуме гильдии более половины (из 17 тысяч человек) — женщины.

Это было честно?

Долгое время студии и каналы избегали правды о том, что женщинами в индустрии пользовались. Они об этом знали, но об этом не говорили, подавляли. Когда появилась публичная информация, что это происходило и об этом было известно, они сказали: окей, конец, увольняем. На мой взгляд, это честная попытка взять на себя ответственность за те случаи, когда этого ранее не происходило. Но я знаю и кое-что еще. Когда маятник качается в сторону справедливости, иногда сносит и людей, которых это не должно было коснуться. Если профессора с 30-летней карьерой, про которого говорят, что 30 лет назад он якобы что-то неприличное сделал, увольняют, хотя недавно его преподавательским даром восхищались, возникает вопрос: это было честно? Может быть, с этим нужно было иначе поступить. Может, это зашло слишком далеко. Это всегда вопрос о том, как далеко следует зайти, наказывая кого-то за прошлое поведение. 30-40 лет назад люди вели себя иначе. Сейчас это может быть неподобающе, а тогда было нормально. А если это было жестоким обращением, то разницы нет — это и тогда, и сейчас неприемлемо. Кто-то сказал, что демократия — это хаотичный процесс, непростой, и иногда он может навредить тем, кто этого не заслуживает. Думаю, что каждый случай нужно рассматривать в индивидуальном порядке. Да, теперь знаем про Вайнштейна нечто, чего не знали раньше, и теперь осознаем, что это было неприлично, противозаконно. Я не знал, что этот человек был дурным и вредным, и любил его тогда. А теперь я знаю — и не люблю его больше. Но это не значит, что мы не можем ценить этого человека за какие-то его достижения: Харви Вайнштейн дал возможность огромному количеству талантливых людей, в том числе молодых, делать великое кино. Это правда.

Чтобы в истории никогда не возник другой Сталин

Множество людей боготворило Сталина при его жизни, обожало его. А потом многие осознали, что он убил миллионы — и перестали его любить. На чем нам сейчас заострять внимание: что он строил прекрасные дороги и как-то помог во Второй Мировой войне? Или мы все же будем говорить, что Сталин убил миллионы людей? Нам нужно отдавать себе в этом отчет, что разговор должен идти о том, чтобы в истории никогда не возник другой Сталин. Вот в чем дело. Стоит ли теперь доверять Харви Вайнштейну? Нет, не стоит.

По налоговым соображениям

Американское правительство не оказывает поддержку киноиндустрии. Единственная поддержка — это облегчение налогов: федеральное правительство не выделяет нам денег, но правительство штата дает налоговое послабление до 25%. Например, много компаний перебрались в Джорджию (столица — Атланта) по налоговым соображениям. Но теперь в Джорджии приняли закон, по которому женщинам запрещено совершать аборты — и многие были возмущены: «Мы пытаемся добиться равенства полов в киноиндустрии, а ваш штат собирается с женщинами вот так обращаться? Не думаю, что мы продолжим снимать кино в вашем штате». И вот это потрясающе.

Пиратство — это отвратительно

Пиратство в сети — это отвратительно, оно разрушает людям жизни. Вы снимаете кино, и если оно продается в кинотеатры, потом на телевидение, потом на DVD, то с каждого типа распространения вы получаете деньги. Но если его украли, что происходит постоянно, то все смотрят это кино бесплатно, а деньги, необходимые вам для выживания, вы не получаете. Пару лет назад я читал что-то об этичном поведении, и там был такой пример: если вы берете карандаш у кого-то со стола или даже канцелярскую скрепку, не спросив разрешения — вы уже вор. Помню, какой эффект это на меня произвело. Если вы хотите быть человеком с моралью, вам нужно подумать о том, какого рода ответственность на вас лежит. И одна из них — не делать ничего плохого в отношении других, чего бы вы не хотели, чтобы делали с вами.

Так это и устроено

Я снял кино для «Диснея», которое выиграло золото ММКФ в категории фильмов для детей в 1985 году — «Путешествие Нэтти Ганн». Но в тот момент в «Диснее» были перемены и довольно странная система дистрибуции, так что кино увидело не так много людей, и последние художественные фильмы, которые я снимал, не заработали безумных денег. Так что мне больше никто не приносил деньги с фразой: «О, надо поработать с Джереми Каганом, он делает фильмы, которые приносят деньги». Так это устроено. Один из моих любимых кинематографистов — Билли Уайлдер, снявший прекрасные картины «В джазе только девушки» и «Бульвар Сансет». Гениальный человек с прекрасным чувством юмора. Но два последних его фильма не принесли прибыли, и студия перестала с ним работать. Как это возможно с таким гением, создавшим фильмы, вошедшие в историю? Уж если с ним такое случилось, что мне вообще делать?

Каждые 40 минут

Последний фильм, который я снял, посвящен теме стрельбы в Америке: каждый день в Штатах от насилия с применением оружия погибают 100 человек, больше 200 человек в день попадают в больницы из-за стрельбы. Пока мы с вами разговариваем, уже минимум трое молодых ребят — согласно статистике, это происходит каждые 40 минут — было застрелено. И для нас это уже норма — и это безумие. И я хотел использовать свои навыки и умения в кинематографе, чтобы снять фильм, который, хотелось бы надеяться, оказал бы влияние на людей после просмотра. Shot — кино жесткое: главного героя убивают в первые шесть минут фильма, и ближайший час в режиме реального времени мы видим все то, что он и его жена испытывают поминутно. Он на земле, один лежит 7 минут, пока скорая не приедет. 9 минут едет в больницу, ему больно... Я хотел, чтобы зрители прочувствовали все, как на себе, чтобы разговор об этой теме вышел на другой уровень. Годы я пытался заинтересовать этим студии, но безуспешно, в конце концов я понял, что должен это сделать сам, посчитал минимальный бюджет, вложил собственные деньги, деньги родственника и сумел привлечь небольшую дистрибьюторскую контору. Так мы его и сняли. Большинство хороших фильмов снимаются потому, что вы горите этим фильмом и вам просто необходимо высказаться. И тогда, даже если вы его на iPhone снимете, все получится, если этот проект — ваша страсть.

Посмотрите на меня

Концепция «посмотрите на меня» — одна из наших больших бед. Люди хотят, чтобы их не просто видели, но требуют, чтобы на них смотрели, как будто это самая важная часть их жизни. Да, людям одиноко, но дают ли вам селфи в интернете ощущение связи с настоящей жизнью и настоящими людьми? Если вам важно, чтобы на вас смотрели потому, что вы хороший человек, то помните: хороший человек делает хорошие вещи для других людей — и если вы работаете с группой детей-дошкольников, в вашем «Инстаграме» будут фото с этими детьми. А если вы просто увеличили губы и сделали красивый макияж...

Здесь и сейчас

Важно уметь расслабляться. В этом хорошо помогает секс. А еще я музыкант и я рисую — эти две вещи переключают мое внимание. Потому что важно не просто расслабиться, а переключиться и получать удовольствие от того, что вы делаете. А я получаю удовольствие от того (в том числе поэтому мне нравится наше интервью), что присутствую в моменте, полностью здесь и сейчас. Почему мне нравится кино и почему мне нравится преподавать? Потому что для этого нужно абсолютно присутствовать в процессе, быть «включенным» всегда. Если ваше внимание рассеивается, у вас не будет хорошего результата. Я не могу помочь студентам, если я не включен в их процесс. Если вы режиссер, работаете на площадке с актерами, как только вы говорите «мотор», вам нужно быть стопроцентно там, в процессе, видеть и слышать все, что происходит, секунда за секундой. Эти моменты тотальной включенности заземляют вас в «здесь и сейчас», а мне это состояние очень нравится, больше, чем некое расслабление.

Рената Пиотровски для раздела «Культура», опубликовано: 23 июля 2019
Похожие статьи | Новые статьи
 
 

#postatravelnotes Лето 2019: куда поехать?

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Мода & Бизнес. Prada и ничего кроме правды: как разоблачающий блог в «Инстаграме» стал задавать настроения в индустрии моды
Будущее уже здесь: Анна Дычева – о футуристических гаджетах, которые входят в наш обиход
#postatravelnotes Татьяна Геворкян делится любимыми адресами в Риме
#postatravelnotes Дизайнер Наталья Валевская: 7 мест в Монако, на которые стоит найти время (даже если вы уже там были!)
«Матрица 4»: Киану Ривз снова сыграет Нео

Пять слагаемых успеха Вилланель — самой стильной сериальной героини по версии Lyst
Качество жизни
       
©2011—2019 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.