Шедевр в курятнике: картины с трудной судьбой и шедевры, написанные на простых бытовых предметах

 
Арсений Загуляев
Все статьи автора
Арсений Загуляев

 — журналист, большой поклонник стиля модерн


Картина Модильяни на кухонной двери, полотно Ван Гога, которым затыкали дыру в стене, покрытый каллиграфической надписью Lamborghini — рассказываем о произведениях искусства, необычно использовавшихся в быту или созданных на простых бытовых предметах.

 
 
Шедевр в курятнике: картины с трудной судьбой и шедевры, нап...

Выставка Хаима Сутина, Амедео Модильяни, Мориса Утрилло и других enfants terribles Парижской школы открылась 25 ноября в петербургском Музее Фаберже. В свою очередь, в московском ГМИИ им. А. С. Пушкина до 21 января 2018 года работает первая в России масштабная ретроспектива Сутина. Об этих художниках ходит множество баек: среди них есть истории о шедеврах, написанных в самых неожиданных местах — на двери кухни или на стенах барного туалета.

Хаим Сутин и Амедео Модильяни

Хаим Сутин и Амедео Модильяни

Сутин был самородком, буквально готовым взорваться в творческом порыве, но совершенно необразованным и диким в быту. В Париже с ним приятельствовал Амедео Модильяни, которому помогал вполне респектабельный, элегантно одевавшийся Леопольд Зборовский, из поэта ставший продавцом картин. Жена Зборовского Ханка терпеть не могла Сутина. Однажды хулиган Модильяни взял — и нарисовал сутинский портрет прямо на двери, ведущей в кухню квартиры Зборовских. С тех пор каждый раз, когда Ханка Зборовская шла готовить, «Хаим» ее уже ждал. Так сказать, приятного вам аппетита! Обескураженному другу и покровителю Модильяни бросил, что когда-нибудь эту дверь продадут на вес золота. Ну а пока потерпите...

Леопольд Зборовский на фоне двери, на которой написан портрет Сутина кисти Модильяни

Леопольд Зборовский на фоне двери, на которой написан портрет Сутина кисти Модильяни


Морис Утрилло

Морис Утрилло

Еще один художник Парижской школы, чьи работы представлены в Санкт-Петербурге, — Морис Утрилло. Алкоголик, психически неуравновешенный, затерроризированный матерью, художницей Сюзанной Валадон, Утрилло был ярким богемным персонажем на Монмартре начала XX века. Будучи еще бедным и безвестным, он влюбился во владелицу бара «Прекрасная Габриэлла» Мари Визьер, которая требовала у него за свое внимание «мазню». Однажды, чтобы произвести на нее впечатление, художник расписал... туалетную комнату. Кто был во Франции, тот знает, какими маленькими бывают туалеты в тамошних ресторанах. Хозяйка пошла туда, не зная о сюрпризе, и вся вымазалась в краске. Визьер приказала оттереть роспись бензином, а через десять лет знакомые подначивали ее фразой: «Представляешь, сколько платили бы американцы за то, чтобы побывать в твоем нужнике?» Картины Утрилло Мари продала, как только возник интерес к художникам Парижской школы, по цене, которая потом возросла в 500 раз.

Морис Утрилло. Улица с винными лавками

Морис Утрилло. Улица с винными лавками


Винсент Ван Гог

Винсент Ван Гог

Когда Ван Гог отрезал себе мочку уха, его поместили в психиатрическую больницу Арля. Там он написал портрет лечившего его доктора Феликса Рея. Врач посчитал его яркий колорит лишним доказательством безумия своего пациента. Насмешками осыпали родственники врача красное ухо, бирюзовые белки глаз и зеленый с оранжевым бобрик на портрете. Картину убрали на чердак, а впоследствии заткнули ею дырку в курятнике. В 1900 году Рей узнал, что картины его бывшего пациента выросли в цене, однако не поверил в то, что интерес к ним продлится долго. Тем не менее, он собирался сбыть холст за 50 франков, а его тесть вообще считал мошенничеством требовать деньги за эту халтуру. Доктор поспорил с ним, что продаст портрет не за 50, а за 150 франков. Торговец картинами Амбруаз Воллар заплатил их не торгуясь. Потом картину купил русский коллекционер Сергей Щукин, и ныне «Портрет доктора Рея» — жемчужина собрания ГМИИ им. Пушкина.


Михаил Рогинский

В советском неофициальном искусстве есть своя дверь, ставшая художественным объектом: красная дверь авторства Михаила Рогинского (1965). Если Модильяни расписал настоящую дверь, то Рогинский свою работу изначально задумал как произведение искусства, сделал чертеж, рассчитал размеры, заказал столярам, нашел на помойке ручку, а потом нарочито грубо раскрасил.

Михаил Рогинский. По ту сторону красной двери

Михаил Рогинский. По ту сторону красной двери


Марк Шагал и Ив Танги

Во многих европейских отелях есть книги записей постояльцев, в которых известные гости-писатели оставили свои литературные миниатюры, а художники — скетчи. Один из таких отелей — Hôtel Pont Royal в парижском квартале Сен-Жермен-де-Пре, в середине XX века собиравший богему. Неподалеку от него располагался офис издательства «Галлимар», поэтому в отеле останавливались или выпивали в его баре Фицджеральд, Хемингуэй, Виан, Сартр, Камю, де Сент-Экзюпери и весь цвет французской литературы. Из художников здесь жили Марк Шагал, Ив Танги, Кес ван Донген, Жоан Миро. Американский арт-дилер Ричард Фейген в своих воспоминаниях рассказывает, что в отеле хранилась «Золотая книга» автографов, в которой он нашел много рисунков, сделанных на скорую руку, а среди них — хороший набросок Шагала и акварель (нарисованную явно не за пять минут у стойки регистрации) сюрреалиста Ива Танги.

Марк Шагал. Жених и невеста с Эйфелевой башней. Ив Танги. Перевоплощение

Марк Шагал. Жених и невеста с Эйфелевой башней. Ив Танги. Перевоплощение


Нико Пиросмани

В тбилисских духанах появление художника Пиросмани обычно встречало радостный гомон голосов, а хозяин брал клеенку и предлагал нарисовать прямо на ней кого-нибудь из гостей. Художник доставал из чемоданчика кисти и краски и принимался за дело. Работал он без эскизов и этюдов, сразу набело. Пиросмани считал, что клеенка — самый удобный материал для живописи, хотя писал он картины также на жести, картоне и холсте.

Нико Пиросмани. Праздник

Нико Пиросмани. Праздник


Любовь Попова

Судьбы произведений художников-авангардистов в СССР складывались по-разному. К примеру, в 1920-е годы работала замечательная художница Любовь Попова из группы Малевича «Супремус», оформлявшая спектакли Мейерхольда. Одна из ее работ, написанная на фанере, очутилась в Звенигороде, где ею заколотили окно. Дочь самого известного коллекционера русского авангарда Георгия Костаки вспоминала, как ее отец поехал в Звенигород, чтобы выменять эту картину. Ее не отдавали, потому что нечем было закрыть дырку. Костаки попросил дворников вырезать из фанеры кусок такого же размера и только тогда получил картину.

Любовь Попова. Живописная архитектоника. Живописная конструкция

Любовь Попова. Живописная архитектоника. Живописная конструкция


Художники-нонконформисты

У представителей неофициального искусства в СССР были вечные проблемы с красками, кистями и холстами: достать материалы могли только члены Союза художников, а их туда не брали. Приходилось выкручиваться и самим грунтовать холсты, натянутые на что придется — порой на грубо сколоченные доски от ящиков. Эти бытовые сложности и сами по себе стали служить источником вдохновения, но в результате подлинность работ нонконформистов того времени иногда просто не могут определить. Впрочем, известно, что в работах Владимира Немухина можно увидеть типичные надписи с ящиков вроде «Не кантовать».

Владимир Немухин. Пасьянс «Не кантовать»

Владимир Немухин. Пасьянс «Не кантовать»


Существуют и случаи прямо противоположные, когда полем для экспериментов в современном искусстве становятся бытовые вещи. Речь идет даже не о «реди-мейд» — превращении самих вещей в объект искусства, не о работах концептуалистов, стрит-арте или коллаборациях Демиена Херста с Prada и Джеффа Кунса с Louis Vuitton. «Холстами» сегодня становятся предметы роскоши. В качестве примера приведем молодого российского художника Покраса Лампаса (Арсений Пыженков, @pokraslampas). Свое искусство он определяет как «каллиграфутуризм»: вязь букв он складывает в причудливые арабески, которыми покрывает, кажется, все вокруг себя. В 2017 году, по заказу Fendi, он расписал крышу Квадратного Колизея в Риме, одного из самых знаменитых зданий времени Муссолини, являющегося теперь штаб-квартирой Дома моды. Стены, очевидно, красить было нельзя, поскольку памятник охраняется государством, а вот крышу — можно. Покрас Лампас сделал ее черной с желтой надписью, в цветах Fendi. В 2016 году для выставки в Дубае он же покрыл золотой вязью черный Lamborghini, а еще — написал на холсте слово «хайп» кроссовками из линии Канье Уэста и делал коллаборации с Nike, Levi’s и другими брендами.

Демиен Херст. Коллаборация с Prada

Демиен Херст. Коллаборация с Prada

Джефф Кунс. Коллаборация с Louis Vuitton

Джефф Кунс. Коллаборация с Louis Vuitton

Покрас Лампас. Роспись для Fendi

Покрас Лампас. Роспись для Fendi

Покрас Лампас. Роспись Lamborghini и коллаборация с Nike

Покрас Лампас. Роспись Lamborghini и коллаборация с Nike

Детали

Москва: «Хаим Сутин. Ретроспектива», 24 октября 2017 года — 21 января 2018 года, ГМИИ им. А. С. Пушкина, ул. Волхонка, 12

Санкт-Петербург: «Модильяни, Сутин и другие легенды Монпарнаса», 25 ноября 2017 года — 25 марта 2018 года, Музей Фаберже, набережная реки Фонтанки, 21

 

 

 

Арсений Загуляев для раздела «Культура», опубликовано: 1 декабря 2017

Похожие статьи | Новые статьи
 
 

Самое популярное за неделю на Posta-Magazine
Танец с тенями: в Большом театре состоялась премьера скандального балета «Нуреев»
Добрые дела: Елена Рассохина — о том, как благотворительная программа Spina Bifida помогла ей спасти дочь
Какие коллекции макияжа покупать накануне Рождества
Цифровая психотерапия: как новые технологии меняют индустрию психологической помощи
Фитнес с Алексеем Василенко. Спортивные итоги года: новые клубы, тренды, возможности
Сила ностальгии: «Лего», в которое играют люди

       
©2011—2017 Posta-Magazine
Сайт может содержать контент, не предназначенный для лиц младше 16 лет.